И ВСЕ-ТАКИ, КОГО ПОБЕДИЛИ?

И ВСЕ-ТАКИ, КОГО ПОБЕДИЛИ?

Временное правительство, о никчемности которого много твердили, сформировалось. Точнее, сползлось. Еще точнее – не временное правительство, а правительство временщиков. Времени-то у них хватит: зело надежен связующий раствор. Наполнитель – неизбывная тяга чресел к креслам, вяжущее вещество - круговая порука страха перед Избирателем. Тем самым, кого облапошили уже, а дальше будут лапошить больше. Впрочем, на сообщества, скрепленные алчностью и круговой порукой действует масса факторов, и прогнозы их долговчености делать непродуктивно. Мы зададимся целью поскромнее: попытаться оценить перспективы тех, кто на только что свершившееся влиял или пытался это делать. Проще всего с ведущей и направляющей силой коалиции – ортодоксами. Тут по незабвенному А.Х.Бенкендорфу: их прошлое удивительно, настоящее - более чем великолепно, а будущее - выше всего, что может представить самое пылкое воображение. И никакое следующее правительство уже не умерит их воображение и аппетиты. Нынешнее еще не успело присягнуть служить им верой и неправдой, а уже похоронено пусть робкие подвижки в сторону хотя бы иллюзорного равенства тех, кто молитву деет и тех, кто землю сеет (и защищает). Ясно, что аппетиты первых будут расти, и маскимум, чего смогут добиться те, кто не готов им подмахивать (если получат власть) – это сдерживание темпов проникновения ползучего статус-кво в кошельки, спальни и тарелки налоглоплательщиков. Следом за ортодоксами победителем передела коалиционной собственности следует признать Кахлона с его новоявленной партией Желаю, чтобы все (вполне адекватный перевод названия Кулану). Он сиганул со стартовой отметки в 0 мандатов аж до 10. Впечатляет. Как и легкость, с которой полмиллиона избирателей поверили, что Кахлон на посту министра финансов одолеет гидру дороговизны и жилищного дефицита. Держите карман шире. Для реализации его планов нужны казна и поддержка коалиции. Ни того, ни другого не будет и в помине (см. предыдущий и последующий абзацы). Возможно, «всеобщники» смогут заложить два-три десятка тысяч субсидированных квартир. Но ясно, кому они достанутся, учитывая аппетиты ортодоксов и уже измененные в их пользу критерии. Даже если намерения Кахлона искренние и благие, то куда ведет мощенная ими дорога догадаться нетрудно. Остается только гадать - пойдут ею только избиратели-налогоплательщики, или прихватят с собой бенедикта беневоленского с его партией всеобщего благоденствия. Скорее всего, Кулану окажется политической однодневкой вроде партии пенсионеров и др. Третье призовое место в коалиционно-избирательной драке занял Бенет. Да, мандатов у ЕД стало меньше на треть. Зато портфелей и постов они выторговали на весь списочный состав своей фракции. Надо признать: несмотря на головотяпство, выказанное ЕД и ее лидером в прошлой каденции, они блестяще использовали черты характера Нетаниягу, особенно явственно проявляющиеся у того под давлением. Бенет взял у Биби все, что хотел. Что он с этим сделает – другой вопрос. На перспективах ЕД это вряд ли скажется. Всегда останется твердый костяк электората - две-три сотни тысяч «идейно правых» - тех, кто не видит, как мутировал их лозунг, звучайщий так: своей земли мы не хотим ни пяди, но и чужой вершка не отдадим. Пяток-шесток мандатов за счет таких наберется, а там, глядишь, Нетаниягу нырнет в очередной мирный процесс (а он нырнет), да и подкинет еще голосов из числа таких же «правых» избирателей Ликуда. Четвертое место и деревяные медали завоевала Авода. Возглавить коалицию ей не светит ни в настоящем, ни в обозримом будущем. Но мандатов уже в полтора раза больше, что дает преимущества в борьбе за важное оппозиционной партии медийное пространство, и, главное, позволит комфортно устроиться в правительстве нацединства. Практическая неизбежность очередного витка миротворчества Нетаниягу делает Аводу одним из явных победителей нынешней кампании. Ликуд и ортодоксы - ее идеологически аморфные союзники - избегают миротворческой риторики. На ортодоксальный электорат она не действует, а то и претит ему. Ликуд же намолачивает в свои закрома голоса тех, чьему слуху милей риторика «правая». При этом, в отличие от ЕД, Ликуд не утруждает себя эксплуатацией территориально-депрессивного синдрома, обходясь общими речевками вроде Биби хорош для евреев, Биби молодец против ХАМАСа или Мы или они - не уточняя, кто такие они. Авода же стрижет электоральную шерсть со сторонников лозунга «переговоры до последней капли крови». Этимология этих «правых» и «левых» лозунгов, как и этиология состояния их адептов – предметы, увы, выходящие за рамки статьи. Здесь достаточно контатировать, что грядущий разгул перегоров любой ценой, плюс 24 мандата за пазухой позволят Аводе не только приписать себе «мирное наступление» правительства единства с Ликудом и ортодоксами, но и возглавить его – без пользы для страны, но с электоральными дивидендами, даже за счет партии МЕРЕЦ, что, вкупе с консолидацией арабов, сделает шансы на выживание последней совсем уж туманными. Так мы плавно переходим к проигравшим, но сперва надо сделать замечание в скобках: кажущийся успех объединенного арабского списка (входящие в него партии увеличили свое суммарное представительство с 11 до 13 мандатов) не делает их победителями. Победой арабов на выборах может стать формирование правительства. Такое пока демографически невозможно, а, значит, арабские партии/партия пребывают вне политической жизни страны, и количество набранных ими мандатов важно только им самим. Мобилизация по призыву Абу-Мазена и ХАМАСа арабских избирателей окончательно развеивает иллюзии насчет их отношения к государству, в котором они живут, поэтому успех объединенного арабского списка следует расценивать как единственный безусловно положительный результат последней кампании, ставший возможным благодаря единственному не отмененному (пока) достижению предыдущего правительства. Не столь однозначное, да и менее значимое следствие этого – вероятное исчезновение партии МЕРЕЦ в силу оттока ее арабского электората. Теперь о проигравших. Их трое. Двое проиграли явно. Лапиду потеря министерского кресла и едва не половины мандатов грозит тем же, чем и прочим партиям-кометам, созданным харизматичным лидером, не отягчявшим идеями свой и избирателей интеллект. «Цомет» Рафуля, «Шинуй» Лапида-отца, проект Шарона «Кадима»... Обстоятельства разные. Маршрут один: успех на первых выборах – неудача на следующих - оппозиция – политическое небытие. Несовпадения с маршрутом позволяют неоднозначно оценить электоральные перспективы Либермана. НДИ партия одного человека, но на этом сходство с вышеупомянутыми кончается. Для Либермана эта кампания была шестой. Заметных успехов он достиг на третьих-четвертых выборах. Четырежды был в оппозиции. Безыдейность ему не вменяют даже ярые оппоненты (не считая тех, у кого убедительность доводов меряется децибелами). Даже потеряв половину мандатов он мог сохранить престижный и электорально выгодный пост. Надо полагать, его уход в оппозицию был обусловлен нежеланием служить резиновым штампиком правительству, на действия и бездействие которого он влиять не мог. Рисковано. Но вхождение в это правительство для него было политической смерти подобно: в уже совершенных и грядущих грехах коалиции обвинили бы только его. В самом деле, кто в здравом уме станет упрекать в невыполнении обещаний и беспринципности того же Нетаниягу... Последним в рейтинге проигравших кампанию стоит Ликуд, громогласно объявленный ее неоспоримым победителем. Мы считаем Нетаниягу и Ликуд проигравшими вовсе не из-за кажущейся неустойчивости коалиции. Тем более не потому, что в коалиции лишь одна фракция с 8-ю мандатами может, хоть и с оговорками, числиться «правой» (ЕД, все-таки, религиозная партия). И совсем не потому, что Ликуд - ведущая и направляющая сила коалиции - до ее сформирования нарушил все, к чему призывал и что обещал избирателям. Коалиция может оказаться устойчивой, а цена «правой» риторики и обещаний Ликуда общеизвестна. Дело в том, что Ликуд в принципе не может выиграть избирательную кампанию - в силу цели своего формирования и принципов сушествования. Эта организация сущестствует как результат соударений амбиций втянутых в ее орбиту. Амбиций всегда больше, чем средств их удовлетворения (портфелей и кресел), и победа невозможна по определению. Это же лишает смысла попытки прогнозировать будущее Ликуда. Вроде бы, должна сработать формула Линкольна: можно долго обманывать немногих, можно недолго обманывать многих, но нельзя бесконечно обманывать всех. Но израильский Избиратель многократно, а в последний раз особенно ярко доказывал, что Америка нам не указ. Поживем – увидим. Если поживем. Автор - Алексей Лоренцсон
Либерман встретился с министром обороны США и советником президента по национальной безопасности

Либерман встретился с министром обороны США и советником президента по национальной безопасности

В полдень по вашингтонскому времени министр обороны Израиля Авигдор Либерман встретился с советником президента США...

Программа "Алия - 2000": состоялся выпуск еще одного курса врачей-репатриантов

Программа "Алия - 2000": состоялся выпуск еще одного курса врачей-репатриантов

  Министр алии и интеграции Софа Ландвер (НДИ): "Проект профессиональной интеграции врачей, инициированный нашим  министерством...

Либерман и Шойгу обсудили вопрос армейской службы граждан Израиля и России

Либерман и Шойгу обсудили вопрос армейской службы граждан Израиля и России

Встреча между министрами обороны Авигдором Либерманом и Сергеем Шойгу вчера (16 октября) в оборонном комплексе...

Малиновская: Почему ребенку нелегалов дают все социальные права, а внука репатрианта  депортируют?

Малиновская: Почему ребенку нелегалов дают все социальные права, а внука репатрианта  депортируют?

Почему ребенок, незаконно проникший в Израиль через территорию... Юлия Малиновская в программе Девятого канала об...