Арабский парламент в Израиле: угроза и перспективы

Арабский парламент в Израиле: угроза и перспективы

В конце февраля – в начале марта депутаты, представляющие три из четырех партий, которые образуют фракцию Объединенный арабский список в Кнессете, объявили, что рассматривают возможность бойкотировать "еврейский парламент". В арабской политике Израиля это идея не нова. Она является частью более широкой концепции национального самоопределения "палестинского народа внутри" границ 1948 г. ("аль-шааб аль-филастини фи аль-дахиль" - так определяет себя большинство израильских арабов). Подобные сепаратистские настроения зародились более полувека назад, но оформились в полноценную идеологическую систему лишь в последние 15 лет. Решающую роль в этом сыграли представители израильских академических кругов, а также лидеры Верховной наблюдательной комиссии израильских арабов и двух внепарламентских течений секторальной политики – националистической организации "Абнаа эль-балад" и Северного крыла Исламского движения. С начала 2000-х гг. концепция "самоопределения" обретает все больше сторонников среди арабского населения. Об этом свидетельствуют участившиеся в последние годы публикации по данному вопросу в арабских СМИ, и стабильно снижающаяся явка арабских избирателей на выборах в Кнессет. Суть концепции самоопределения Идеологи концепции опираются на два главных постулата:
  • арабы, живущие в Израиле, являются коренным населением страны и на этом основании претендуют на абсолютное равноправие, в том числе в распределении национальных ресурсов и принятии решений государственного управления.
  • арабы, живущие в Израиле, являются интегральной частью палестинского народа (который находится в конфликте с Израилем), не признают и не намерены признавать еврейский характер государства.
Исполнение двух этих постулатов автоматически означает ликвидацию еврейского государства. Отсюда – неизбежный конфликт интересов между еврейским и арабским населением страны. Как следствие, арабские партии никогда не включались в состав правящей коалиции. На этом фоне в последние годы в арабском секторе все чаще звучат голоса о бессмысленности присутствия его представителей в Кнессете. Во-первых, они там ни на что не влияют и ничего не решают, и, таким образом, не имеют возможности продвигать интересы "палестинцев в границах 1948 г.". И, во-вторых, участие в парламентской жизни Израиля само по себе служит признанием сионистского проекта, враждебного по своей сути национальным палестинским интересам. В качестве альтернативы выдвигается идея "национального самоопределения". Она преследует две основные цели:
  • бойкот выборов в Кнессет и проведение отдельных выборов в национальный представительский орган арабского населения.
  • создание полной автономии арабского населения в сфере социальных нужд, образования, культуры и религии.
Вторая задача реализуется в арабском секторе уже давно (об этом подробно будет сказано ниже). А первая может быть достигнута достаточно быстро – при условии мобилизации большинства основных центров силы в арабском обществе (Верховная наблюдательная комиссия, арабские партии, Северное крыло Исламского движения, ведущие общественные организации, интеллектуальные элиты, руководители органов местной власти крупнейших арабских городов, таких как Нацерет, Рахат и Умм эль-Фахм). Тем более, практический опыт бойкота всеизраильских выборов уже имеется. В 2001 г., на фоне произошедших незадолго до того массовых беспорядков в арабском секторе и второй интифады, лишь 18% арабских избирателей приняли участие в голосовании на выборах главы правительства. До сих пор представители арабских партий, а также лидеры Южного крыла Исламского движения, выступали против бойкота Кнессета. В первую очередь, они опасались, что таким образом утратят собственные позиции в секторальной политике. Но были и идеологические причины, главным образом у партии ХАДАШ (и ее материнской структуры – Компартии). Однако последние выступления ряда депутатов, в том числе председателя Общего арабского списка Аймана Уды, который одновременно является лидером ХАДАШ, свидетельствуют об изменении их взглядов по этому вопросу. Заявления арабских депутатов 2 февраля трое депутатов от партии БАЛАД, входящие в состав парламентской фракции Объединенный арабский список, посетили семьи исполнителей терактов 13 октября 2015 г. в Иерусалиме (тогда 4 человека были убиты и 17 получили ранения). Формальным поводом для встречи стало обещание депутатов обеспечить передачу семьям тел террористов для захоронения. Во время визита парламентарии почтили минутой молчания память "шахидов" — так они несколько раз назвали убитых боевиков. На официальной странице Объединенного арабского списка в социальной сети Facebook 6 февраля появилось сообщение по этому поводу, в котором застреленные террористы трижды были названы "шахидами". Как следствие, 29 февраля законодательная комиссия Кнессета одобрила в первом чтении законопроект, позволяющий отстранять от парламентской деятельности депутатов, выступающих против еврейского и демократического характера государства, пропагандирующих расизм и поддерживающих "вооруженную борьбу" против Израиля. Даже в случае принятия такого закона Кнессетом, его исполнение в условиях израильской политической системы представляется почти невероятным. Согласно законопроекту, инициаторами отстранения депутата в выше перечисленных случаях должны выступить одновременно минимум 61 член Кнессета. А чтобы отстранение вступило в силу, данную инициативу должны поддержать 90 парламентариев из 120. Несмотря на сугубо декларативный характер этого законопроекта, арабские депутаты отреагировали на него крайне болезненно:
  • Председатель Объединенного арабского списка, глава партии ХАДАШ Айман Уда: "На тот случай, если вы (еврейские депутаты) примете решение устранить из Кнессета членов БАЛАД, мы (все арабские депутаты), и я лично, рассматриваем (возможность) уйти в отставку из Кнессета. Может быть, это сделает парламент чисто еврейским…" (выступление на заседании законодательной комиссии 29.02.2016).
  • Заместитель председателя Кнессета от Объединенного арабского списка Ахмад Тиби: "Если Кнессет примет решение отстранить трех депутатов от БАЛАД, все 13 парламентариев от Объединенного арабского списка рассмотрят вопрос о продолжении своего присутствия в Кнессете" (выступление на заседании законодательной комиссии 29.02.2016).
  • Депутат от партии БАЛАД Ханин Зуаби: "Если я, и БАЛАД, и может быть, весь Объединенный (арабский) список окажемся в такой ситуации, что не сможем излагать свои позиции, а мы очень близки к этому, то мы, по моему мнению, обязаны покинуть Кнессет" (интервью газете "Гаарец" 10.03.2016).
На этом фоне журналист газеты "Гаарец" Джеки Хури, известный своими связями в арабских партиях, отмечал 1 марта: "Если продолжатся нынешние тенденции, настанет день, когда не будет необходимости отстранять депутатов из Кнессета, чтобы увидеть его "чистым" от арабов. Сама арабская общественность попросит своих представителей не баллотироваться на выборах (в Кнессет), и заменит представительство в Кнессете на гражданскую борьбу, и (таким образом), сорвет последний фиговый листок с израильской демократии". В свою очередь, Наиль Зуаби, общественный деятель из галилейской деревни Тамра, выступающий против экстремизма депутатов Объединенного арабского списка, 13 марта в интервью изданию "Макор ришон" заявил: "Есть те, кто пытаются привести нас к созданию государства внутри государства… Положение обостряется, и уже ничего не будет, как прежде". Зарождение доктрины "государство в государстве" Первое упоминание идеи самоопределения относительно арабского населения в границах 1948 г. содержится в резолюциях 12-го и 13-го съездов израильской Компартии, которые состоялись в 1952 и 1957 гг. В них говорилось, что Израиль должен "признать право на самоопределение, вплоть до отделения, арабского народа Эрец-Исраэль". По мнению авторитетных отечественных историков Биньямина Ньюберга, Эли Рехеса и Яира Боймеля, эти резолюции съездов Компартии означали признание права арабов Галилеи и в районе треугольника (где сконцентрированы арабские населенные пункты в непосредственной близости от Западного берега Иордана) выйти из состава Израиля и присоединиться "к арабскому государству, которое должно было быть создано в пределах Эрец-Исраэль" (т.е. в Самарии и Иудее). 14-й съезд израильских коммунистов, состоявшийся в июне 1961 г., принял решение заменить в партийной программе "право на самоопределение вплоть до отделения" на более мягкую формулировку: "признать справедливые национальные права арабского народа Эрец-Исраэль". Но сама идея, впервые выдвинутая Компартией, никуда не исчезла. В течение более 30 лет, с начала 1950-х гг., коммунисты являлись монопольной арабской политической силой в израильской политике (хотя в партии были и активисты-евреи, особенно много до 1965 г., она вела основную деятельность в арабском секторе). И почти все это время Компартия прилагала немалые усилия, дабы не утратить свои позиции в пользу националистов. В 1950-х гг. такая задача была тем более непростой в связи с ростом популярности панарабизма под воздействием пропаганды из Каира. Поэтому весной 1958 г. был создан "Народный фронт" израильских арабов. Он объединял, как коммунистов, так и националистов. Таким образом, Компартия стремилась предотвратить создание самостоятельных националистических структур, которые могли бы составить ей конкуренцию в арабской среде. Однако уже в январе 1959 г., не желая действовать под эгидой коммунистов, видные фигуры из числа националистов покинули "Народный фронт". Вскоре они создали самостоятельную организацию насеристской ориентации "Аль-Ард". Ее идеологи избегали употребления формулировки "самоопределение", чтобы не давать повода властям обвинить их в подрывной деятельности. Вместе с тем, они существенно развили саму эту идею. Так, в программных документах "Аль-Ард" отмечалось:
  • "Арабский народ в Израиле – неотъемлемая часть арабской нации" (из описания программы организации, разосланного одним из ее лидеров, Хабибом Кауаджи, редакторам ивритоязычных изданий 08.02.1960).
  • Одна из главных целей "Аль-Ард" – "найти справедливое решение палестинской проблемы, рассматривая ее как не подлежащую делению (т.е. между арабским населением Западного берега Иордана/сектора Газа и внутри Израиля) и в соответствии с желанием палестинского народа… Рассматривая его как обладателя первостепенным правом определять собственную судьбу в рамках высших устремлений арабской нации" (из перечня целей организации, представленного в государственный регистр общественных организаций в октябре 1964 г.).
Таким образом, идеологи "Аль-Ард" выступали за то, чтобы израильские арабы имели бы право на самоопределение вместе с остальными палестинцами. В том числе, на этом основании Верховный суд (БАГАЦ) постановил в октябре 1964 г., что данная организация "полностью отрицает существование Государства Израиль вообще, и существование государства и ее нынешних границ, в частности". Как следствие, в ноябре того же года деятельность "Аль-Ард" была запрещена законом. Но активисты этой организации продолжили развивать идею самоопределения израильских арабов уже в составе других структур. Тем более, события 1960-х – 1970-х гг. способствовали ощутимому росту националистических настроений в арабском секторе:
  • В 1964 г. была основана Организация освобождения Палестины (ООП).
  • В 1967 г. в результате Шестидневной войны был установлен израильский контроль над Самарией, Иудеей и сектором Газа. Возобновились связи между арабами, проживавшими на этих территориях и в пределах "зеленой черты". Так среди арабского населения Израиля получили широкое распространение идеи палестинского национализма и исламского фундаментализма.
  • После войны 1967 г. в Израиле произошел рост экономики (вследствие увеличения иностранных инвестиций, реализации крупных инфраструктурных проектов и интенсивного развития военной промышленности). Это отразилось и на экономическом положении арабского сектора, в том числе в его интеграции на рынке труда, в развитии малого и среднего бизнеса. По данным исследователей Киммерлинга и Мигдаля, уже в 1970-х гг. около 300 арабских семей числились среди крупных израильских инвесторов, и еще порядка 2000 относились к категории инвесторов среднего уровня. Так, в арабском секторе появились свободные средства на повышение образовательного уровня молодежи и развитие общественных проектов, продвигавших секторальные и национальные интересы.
  • В 1971 г. на 8-м съезде Палестинского национального совета (ООП), состоявшемся в Каире, в состав этого органа были включены трое "представителей" арабского сектора Израиля, в том числе двое бывших деятелей организации "Аль-Ард".
  • В 1972 г. на 10-м съезде Палестинского национального совета была утверждена политическая программа этого органа, среди целей которого провозглашалось: "Усиление связей национального единства между массами наших граждан на территории, оккупированной с 1948 г., теми, что (проживают) на Западном берегу, в секторе Газа и теми, что (находятся) за пределами захваченной родины; Практическая забота о положении наших граждан на территории, оккупированной с 1948 г., и поддержка их в борьбе за сохранение национальной самоидентификации, признание их проблем (как своих собственных) и оказание им содействия в консолидации вокруг освободительной борьбы (палестинского народа)".
  • В 1973 г. Израиль сумел одержать победу над агрессией арабских армий лишь после огромного напряжения усилий. В результате среди арабского населения страны был развеян миф о военном могуществе евреев. Кроме того, война повлекла за собой рост солидарности израильских арабов с соплеменниками за рубежом, но в первую очередь с палестинцами Западного берега и сектора Газа. Перечисленные перемены вызвали всплеск националистических настроений среди арабской молодежи. Это проявилось уже в марте 1976 г. во время массовых беспорядков в арабском секторе (в результате столкновений с полицией и силами ЦАХАЛа шесть арабов погибли и десятки получили ранения).
На этом фоне в конце 1972 г. в Умм эль-Фахме, при участии бывших активистов "Аль-Ард", была создана радикальная националистическая организация "Абнаа эль-балад". Развивая идеи предшественников, ее лидеры отмечали: право на самоопределение распространяется на все составляющие палестинского народа, в том числе арабское население в границах 1948 г. В декабре 1978 г. арабские студенты израильских вузов, являвшиеся сторонниками "Абнаа эль-балад", объявили о создании "Национального прогрессивного движения". В распространенном им коммюнике подчеркивалось, что право палестинского народа на самоопределение распространяется не только на арабов Западного берега и сектора Газа, но и на тех, что живут в пределах "зеленой черты". В 1984 г., при активном участии бывших деятелей "Аль-Ард", была создана партия "Ха-решима ха-меткадемет ле-шалом", объединившая арабских националистов и еврейских активистов крайне левых взглядов. На выборах в Кнессет, состоявшихся в том же году, ее поддержали 17.6% арабских избирателей. Лидер партии Мохеммед Миари (бывший активист "Аль-Ард") в своих выступлениях отмечал, что арабские граждане Израиля являются частью палестинского народа, и должны создавать собственные гражданские институты, отдельные от общегосударственных структур (показательно, что, согласно результатам опроса, проведенного в 1985 г. профессором социологии и антропологии Хайфского университета Сами Смухой, 68% израильских арабов уже называли себя палестинцами). Начало реализации доктрины "государство в государстве" Первые попытки создать представительский орган израильских арабов были предприняты еще в 1956 и 1961 гг. Но тогда националистические идеи не пользовались широкой популярностью в арабской среде. Поэтому те попытки оказались безуспешными. В марте 1961 г. газета "Давар" сообщала, что арабские муниципальные деятели негативно реагировали на подобные инициативы. По их мнению, учреждение "отдельного конгресса" нанесло бы ущерб израильским арабам. Как было сказано выше, во второй половине 1960-х – первой половине 1970-х гг. общая атмосфера в рабском секторе изменилась. Как следствие, в феврале 1974 г. была создана первая структура, претендовавшая на роль представительского органа израильских арабов. Тогда на съезде в Нацерете мэры городов и главы местных советов арабского сектора из Галилеи и "треугольника" учредили Общегосударственный комитет руководителей арабских органов местной власти ("Ха-ваад ха-арци шель рашей ха-решуйот ха-мекомийот ха-аравийот"). И уже в июне 1976 г. издание "Аль-Анба" объявило данную структуру "парламентом арабов – граждан Израиля". Впоследствии этот "статус" перешел к более представительной организации. В 1982 г. была создана Верховная наблюдательная комиссия израильских арабов. В нее вошли члены выше указанного комитета и четыре арабских депутата, присутствовавшие в то время в Кнессете. Она взяла на себя организацию и координацию массовых протестных акций в арабском секторе. В ноябре-декабре 1986 г. издания "Давар" и "Гаарец" отмечали, что в арабской среде эту структуру уже называют "парламентом арабских граждан Израиля" и даже "арабским правительством национального единства". Эти громкие эпитеты свидетельствовали о перспективах дальнейшего развития доктрины "государство в государстве". Мощный толчок она получила после подписания соглашений Осло 1993 г. Тогда интеллектуалы и общественно-политические деятели израильских арабов осознали: несмотря на многолетнюю пропаганду неразделимой общности палестинцев по обе стороны "зеленой черты", при заключении договоренностей с правительством Рабина руководство ООП позабыло об их "праве на самоопределение". "Осло создало иллюзию того, что достигнут мир между нашим национальным движением – палестинским, и Израилем. Израиль - здесь, Палестина - там, – вспоминал впоследствии в интервью газете "Гаарец" (10.03.2016) депутат Кнессета от партии БАЛАД Басель Гатас. – А по сути, нам (израильским арабам) было сказано: вы больше не являетесь частью (палестинской) проблемы". В брошюре, выпущенной в 1995 г. Тель-авивским университетом под названием "Арабская политика в Израиле на распутье", Асад Ганем из Хайфского университета отмечал, что арабские депутаты в Кнессете всегда остаются в оппозиции, и поэтому не имеют возможности продвигать интересы своего электората. Автор задавался вопросом, а существуют ли для этого иные способы – за стенами израильского парламента? Перспективы доктрины "государство в государстве" В первой половине 1990-х гг. начался бум по открытию арабских общественных организаций ("амутот"), которые ставили перед собой различные задачи в сфере образования, медицины, религии, юридической защиты и пр. Они стали основой самостоятельной инфраструктуры гражданских институтов арабского сектора. А уже в ноябре 1999 г. представители ряда таких организаций откровенно рассказывали газете "Маарив" о своих стратегических планах. "Они копируют сионистскую модель "государства в пути" (времен британского мандата)…, - отмечало издание. - Националистически настроенные лидеры израильских арабов говорят открыто, что речь идет о закладке основ автономии израильских арабов". Особое значение отводилось идее преобразования в "арабский парламент" Верховной наблюдательной комиссии. Ее гендиректор Абед Автауи заявил "Маариву", что "в работе этого парламента должны принять участие депутаты Кнессета, главы местных советов, лидеры политических партий и ассоциаций". Как отмечало издание, "несколько лет назад был проведен опрос, в результате которого выяснилось, что 57 процентов арабов – граждан Израиля хотели бы сами выбирать для себя руководящий орган". Вторая интифада, начавшаяся в сентябре 2000 г., и массовые беспорядки израильских арабов, произошедшие месяц спустя (во многом из-за подстрекательской деятельности Верховной наблюдательной комиссии), дали очередной мощный импульс развитию доктрины "государство в государстве". Уже в июле 2001 г. группа представителей арабских политических движений, уполномоченная Верховной наблюдательной комиссией, представила ее руководству документ под красноречивым названием: "К национально-коллективному будущему арабско-палестинского общества в Израиле; На пути (к формированию) поведения нацменьшинства на основе строительства наших национальных и представительских институтов". В нем отмечалось: "Мы – живая и коренная часть палестинского народа… По прошествии 53 лет гражданства в государстве Израиль пришло время нам организоваться в качестве нацменьшинства посредством избрания представительских институтов…". Цель, по словам авторов, заключается в том, чтобы добиться "пересмотра формулы сосуществования" арабского населения с еврейским государством. Еще более масштабный документ, под названием "Образ будущего палестинских арабов в Израиле", был подготовлен по инициативе Верховной наблюдательной комиссии в 2006 г. В его разработке приняли участие представители академических кругов, муниципальные и общественные деятели. Они отмечали, что в ближайшие два десятилетия одним из главных требований арабского сектора должно стать "государственное признание палестинских арабов в Израиле в качестве коренной национальной группы…, у которой есть право, в рамках государства и гражданства, напрямую избирать своих представителей и управлять своими специфическими делами (культурными, образовательными, религиозными), и учреждать свои национальные институты во всех сферах жизни". Подчеркивалась также необходимость создания "политической руководящей структуры", которая бы "управляла арабским обществом и осуществляла координацию между политическими партиями". Кроме того, в документе говорится о важности "завершения процесса строительства национального представительского избирательного института арабско-палестинского общества в Израиле". В феврале-марте 2006 г. председатель упоминавшейся националистической организации "Абнаа эль-балад" Раджа Агбария рассказал ивритоязычным СМИ, что он его соратники ведут в арабском секторе агитацию в пользу создания самостоятельных национальных структур. "Мы говорим об институционной автономии, о нашем парламенте и контроле над управлением нашими ресурсами. Мы хотим произвести широкомасштабную реформу Верховной наблюдательной комиссии, чтобы она стала арабским парламентом внутри Израиля", - пояснил Агбария. Он добавил, что, согласно результатам социологических исследований, от 70 до 90 процентов арабского населения поддерживают идею учреждения отдельного парламента. Три года спустя, в феврале 2009 г., в интервью Panet.co.il Агбария дал более откровенное обоснование устремлениям сепаратистов: "Мы можем изменить формулу израильского гражданства, и силой добиться (реализации) своих национальных прав посредством политического руководства, избранного арабским обществом..., чтобы в иной форме строить свои отношения с еврейским большинством…". Председатель "Абнаа эль-балад" добавил: "после 60 лет настало время, чтобы арабское общество основывалось бы на новом политическом подходе", и призвал соплеменников "покинуть существующие государственные институты". Развивая эти идеи, в апреле 2009 г. представители "Абнаа эль-балад", партии БАЛАД и Северного крыла Исламского движения огласили проект проведения всеобщих выборов в Верховную наблюдательную комиссию. Авторы отмечали, что так она станет по-настоящему представительским органом всего арабского населения. "Наше право – строить институты по национальному признаку, которые позаботятся о наших нуждах в противовес расизму, фашизму и реквизиции земель", - заявил по этому поводу газете "Гаарец" генеральный секретарь "Абнаа эль-балад" Мохаммед Канаане. В ноябре 2012 г. редактор еженедельника "Ма аль-хадат" Зуаир Андраос писал: "Мы предлагаем создать новую (Верховную) наблюдательную комиссию, которая будет избираться напрямую палестинцами внутри (границ 1948 г.), и будет фактически палестинским парламентом". Вопреки перечисленным инициативам, связанным с учреждением "арабского парламента" на базе Верховной наблюдательной комиссии, в декабре 2013 г. бывший зам мэра Нацерета Сухиль Фахум предложил вместо нее создать Высший представительский орган арабского сектора. По его замыслу, изложенному на сайте партии ХАДАШ, члены этой структуры должны избираться из депутатов арабских местных советов, арабских муниципальных представителей в смешанных городах и парламентариев. В том же 2013 г. один из ведущих специалистов по арабскому сектору, профессор Эли Рехес подытожил развитие доктрины "государство в государстве" на тот момент следующим образом: "Вопрос желательных моделей политической деятельности (все больше) занимает центральное место в новой картине мира, формирующейся в среде арабских элит. В связи с разочарованием парламентской политикой…, становится все больше разговоров об альтернативной системе, предназначенной сугубо для арабов. Одна из идей – создать парламент, который будет представлять арабский интерес, и будет избираться напрямую арабскими гражданами Израиля. Другая точка зрения призывает избрать новую (Верховную) наблюдательную комиссию, и тоже путем голосования широкой общественности. В связи с последствиями "Арабской весны", Асад Ганем (профессор факультета международных отношений Хайфского университета) недавно предложил разработать "национальную демократическую программу" и избрать новое легитимное руководство путем всеобщих национальных выборов (в арабском секторе). Новый орган будет называться "Верховный национальный совет". (Таким образом), развивающаяся тенденция имеет два направления: с одной стороны, ослабевает притягательность арабских партий и Кнессета (в целом), а с другой, растет интерес к возможности заполнить (образовавшийся) вакуум посредством создания альтернативных политических рамок, сепаратистских по своему духу". Позиция арабских партий В отношении арабских партий к вопросу о самоопределении, и соответственно, создания автономных институтов, прослеживается два противоположных подхода. Первый, в поддержку этих идей, продвигает партия БАЛАД, которая представлена в Кнессете тремя депутатами в рамках фракции Объединенный арабский список. В этой связи важно отметить, что основатели партии, в том числе двое ее нынешних представителей в Кнессете (Джамаль Захалка и Басель Гатас) в прошлом являлись активистами израильской Компартии. Кроме того, в создании БАЛАД в 1994-1996 гг. приняли участие деятели националистической организации "Абнаа эль-балад". А обе эти политические структуры, как было показано выше, являются архитекторами доктрины "государство в государстве". Тот же Гатас еще в ноябре 1999 г., будучи председателем арабской общественной организации "Агудат ха-Галиль", отмечал в интервью газете "Маарив", что "считает обязательным арабское самоуправление". В последние годы руководство БАЛАД стремится к достижению данной цели путем превращения Верховной наблюдательной комиссии в представительский орган израильских арабов. Поэтому депутаты от этой партии выступают за ее реорганизацию посредством проведения всеобщих выборов в арабском секторе. "БАЛАД стремится превратить арабских граждан в организованное национальное меньшинство", - отмечал в этой связи газете "Гаарец" Джамаль Захалка в апреле 2009 г. Против этих устремлений активно выступает партия ХАДАШ, представленная в Кнессете пятью депутатами (в том числе, парламентарием-евреем Довом Ханиным). Она позиционирует себя, как арабо-еврейское политическое движение и ратует за продвижение арабо-еврейского диалога. На этом фоне ХАДАШ является противником создания автономного парламента путем проведения всеобщих выборов в Верховную наблюдательную комиссию. Но обе партии, БАЛАД и ХАДАШ, в январе 2015 г. вошли в состав Объединенного арабского списка. В ходе предшествовавших этому переговоров был достигнут компромисс по вопросу "самоопределения". Как следствие, в программе нового парламентского блока появилась следующая формулировка: "Объединенный (арабский) список требует признать арабское общество в качестве национального меньшинства, имеющего право на самоуправление в сферах культуры, образования и религии, а также являющегося частью арабо-палестинского народа и арабской нации". Таким образом, представители БАЛАД согласились убрать из программы упоминания о "самоопределении" и учреждении автономных политических институтов, а руководство ХАДАШ дало добро на внесение пункта о "самоуправлении в сферах культуры, образования и религии". Бойкотирование выборов в Кнессет Как уже было показано, формирование доктрины "государство в государстве" стало результатом развития националистических настроений в среде израильских арабов, особенно со второй половины 1960-х гг. Интегральной частью этого процесса является идея бойкотирования выборов в Кнессет. Впервые она была выдвинута упоминавшейся националистической организацией "Аль-Ард" в октябре 1959 г. Дальнейшее развитие эта идея получила в деятельности организации "Абнаа эль-балад". Созданное на ее базе студенческое "Национальное прогрессивное движение" в листовках, распространенных в июне 1981 г. в Умм эль-Фахме, отмечало: "Нам всем понятно, что Кнессет не решит нам наши ежедневные и национальные проблемы. Поэтому наша национальная позиция обязывает нас бойкотировать выборы в Кнессет…". А в октябре 1989 г. лидер "Абнаа эль-балад" Мохаммед Киуан объявил, что "голосование в пользу любой партии, даже коммунистической, лишь укрепляет и формирует сионистскую систему (государственного управления)". В 1996 г., на фоне соглашений Осло и операции ЦАХАЛа "Энвей заам" в Южном Ливане, эта организация заметно активизировала агитацию в арабском секторе против голосования в Кнессет. Тогда же из-за вопроса об участии в выборах произошел раскол в Исламском движении. Более умеренные активисты образовали Южное крыло этого движения и баллотировались в парламент в составе партии РААМ. А радикалы, во главе с шейхом Раедом Салахом, создали Северное крыло движения и категорически отказались от участия в выборах. Свою позицию они обосновали тем, что, баллотируясь в парламент и участвуя в голосовании, арабы фактически признают сионистскую государственную систему. Пропаганда бойкота выборов, особенно в преддверии избрания главы правительства, резко усилилась после начала второй интифады и массовых беспорядков в арабском секторе осенью 2000 г. Как сообщало издание "Маарив", в декабре в арабских населенных пунктах по всей стране были распространены листовки с предупреждением: "Тот, кто проголосует на выборах сионистского главы правительства – вероотступник, и будет повешен". В ноябре-декабре 2002 г. издание "Куль аль-Араб" сообщало о создании Комитета по бойкоту выборов. В публикации отмечалось, что инициатива принадлежала "Абнаа эль-балад", и активное участие в этом общественном проекте приняли израильские арабы, отбывшие различные сроки тюремного заключения за преступления в сфере государственной безопасности. Тогда же газета "Маарив" сообщала, что данную инициативу поддержали арабские интеллектуалы, и представители Северного крыла Исламского движения. В 2003 г. его лидер Раед Салах выступил с серией публикаций с разъяснениями бессмысленности участия в парламентских выборах. Он отмечал, что арабские депутаты лишены возможности продвигать интересы своего электората, поскольку Кнессет является "верховным институтом государства, определяющего себя, как государство еврейского народа… и сионистского проекта, не признающего нас в качестве национального меньшинства, и в качестве граждан, обладающих равными правами". На этом фоне в 2003 г. Северное крыло Исламского движения отказалось и от участия в выборах в местные органы власти в арабском секторе, что стало очередной демонстрацией нежелания сотрудничать в какой-либо форме с "сионистской системой" государственного управления. В январе 2006 г., в преддверии выборов в Кнессет 17-го созыва, заместитель председателя Северного крыла Исламского движения шейх Кемаль Хатиб объявил со страниц арабского издания "Панорама", что "Кнессет – этот не тот вектор, по которому мы добьёмся своих прав как палестинцы в (этой) стране". Тогда же Северное крыло Исламского движения вновь поддержало деятельность Комитета по бойкоту выборов, решающая роль в котором по-прежнему принадлежала националистам из "Абнаа эль-балад". В декабре 2008 г. руководство этой организации, согласно сообщению газеты "Куль аль-Араб", значительно активизировало контакты с "фигурами, известными своими национальными взглядами, и со структурами, которые не участвуют в выборах" с целью обеспечить более широкую поддержку Комитету по бойкоту выборов. "Наше (арабское) присутствие в Кнессете будет воспринято как нормализация отношений с Кнессетом и с этим образованием (Государством Израиль), которое возникло на руинах нашего народа", - заявил в феврале 2009 г. генеральный секретарь "Абнаа эль-балад" Мохаммед Канаане в интервью Panet.co.il. В преддверии голосования в Кнессет 19-го созыва, одновременно с активностью Комитета по бойкоту выборов, участились выступления независимых авторов по этому поводу в секторальных СМИ. Так, редактор еженедельника "Хадит аль-Нас" Уади Ауауди писал в ноябре 2012 г.: "Согласно опросам, доля арабской молодежи (18-24) составляет около 42% (от общего числа арабских избирателей). И этим (молодым людям) надоели попытки влияния посредством Кнессета принятыми средствами… (Арабское) общество заинтересовано в поиске того, что позволит ему преодолеть тупиковость (израильского) гражданства… Общество ожидает (нахождения такой) формулы, которая позволит ему управлять конфликтом (с евреями), а не урегулировать его". "У нас есть возможность бороться и без Кнессета, естественно, в соответствии с израильскими законами…", - отмечал тогда же редактор еженедельника "Ма аль-хадат" Зуаир Андраос. "Выборы в сионистский Кнессет были и остаются залиты палестинской кровью…, - подчеркивало издание "Хадит аль-Нас". - В конце концов, партии коалиции и оппозиции, партии правые, центристские и левые, включая арабские, - все они являются одной группой, которая несет ответственность, пусть даже самую малую, за преступления, осуществляемые против нашего палестинского народа. Поэтому мы призываем разрушить существующие правила этой игры и к выходу из этой преступной группы, и бойкотировать выборы в сионистский Кнессет". Позиция арабских партий Арабские партии, представленные в Кнессете, как правило, выступают против бойкотирования парламентских выборов. Но это касается тех случаев, когда баллотируются их собственные представители. Так, в 2001 г., когда отдельно проводились выборы по избранию главы правительства, арабские депутаты публично призывали не участвовать в голосовании. Наибольшую активность в этом развили партии БАЛАД и РААМ (политическая структура Южного крыла Исламского движения). А в 2009 г., когда на фоне антигосударственной деятельности парламентариев от БАЛАД Центральная избирательная комиссия попыталась лишить ее права выдвигать своих представителей в Кнессет (эта инициатива была аннулирована Верховным судом), депутат Васель Таха объявил, что арабские партии рассматривают возможность совместно бойкотировать выборы. С идеологической же точки зрения, присутствие в израильском парламенте для БАЛАД не является принципиальным. Для нее наличие своих депутатов в Кнессете – не более чем средство публичной антиизраильской пропаганды. И при определенных обстоятельствах руководители партии не исключают альтернативы в виде автономного арабского парламента. В противовес БАЛАД, для ХАДАШ участие в парламентской жизни Израиля является важным элементом партийной идеологии. И до сих пор ее лидеры отказывались рассматривать любые альтернативы. Степень готовности арабского населения к "самоопределению" Воздействие сепаратистской пропаганды на арабское население проявляется в двух измерениях: массовый отход от сионистских партий, постепенное увеличение масштабов бойкотирования выборов. Отход от сионистских партий Если до заключения соглашений Осло, на выборах 1981-1992 гг., от 49 до более 52 процентов арабских избирателей голосовали за сионистские партии, то затем эти показатели стали стремительно падать. Уже на первых выборах в Кнессет (1996), состоявшихся после заключения договоренностей между Израилем и ООП, поддержка сионистских партий сократилась до 37.6% - почти на 15% меньше, чем на предыдущих выборах 1992 г. Это было связано с тем, что, как уже отмечалось, после подписания соглашений Осло израильские арабы осознали: обеспечение их "национальных прав" осталось за рамками этих договоренностей. Вследствие второй интифады и подавления массовых беспорядков в арабском секторе в октябре 2000 г. данная тенденция получила дополнительный импульс. На выборах 2003 г. за сионистские партии отдали свои голоса лишь 30.8% арабских избирателей. А исторический минимум был отмечен на последних выборах 2015 г. Тогда поддержка сионистских партий в арабском секторе снизилась до 16.8%. И то, абсолютное большинство этой части избирателей составили друзы, черкесы и жители бедуинской деревни Араб аль-Арамше. Так, среди черкесов сионистские партии поддержали 86.8% избирателей, а среди друзов – 80.9%. Бойкотирование выборов В 1951-1973 гг. явка арабских избирателей на всеобщие выборы превышала показатели среди еврейского населения, и составляла от 91% (1955) до 80% (1973). Затем под воздействием роста популярности националистических идей, особенно среди молодежи, произошедшего во второй половине 1960-х – первой половине 1970-х гг., участие арабского сектора в выборах в Кнессет стало снижаться. Согласно социологическим исследованиям, уже в 1973 г. половина арабов, не принявших участия в голосовании, сделали это по идеологическим мотивам. Как следствие, в 1977 г. явка составила 75% (на 5% меньше, чем на предыдущих выборах), и в 2009 г. достигла исторического минимума – 53.4%. Самый же низкий показатель участия арабского сектора во всеизраильских выборах был отмечен в 2001 г. во время избрания главы правительства. Тогда явка составила лишь 18%, причем треть арабских граждан, явившихся на избирательные участки, опустили в урны белые листки. В целом же с 2003 г. парламентские выборы регулярно бойкотируют около 40% арабов, обладающих правом голоса. И если в 1973 г. 31% избирателей данной категории отдали свои голоса арабским партиям, то в 2003 г. – 69.2%. А в 2015 г. этот показатель составил исторический максимум – 83.2%. На первом месте по уровню поддержки Объединенного арабского списка находится треугольник арабских населенных пунктов – 94%, на втором – бедуины Негева (87.3%). Таким образом, статистические данные свидетельствуют о том, что арабское население в целом уже готово к автономной политической жизни. В этой связи уместно вспомнить заявление профессора международных отношений Хайфского университета Асада Ганема, сделанное еще в феврале 2001 г. в интервью газете "Гаарец". Он отмечал, что если большое количество арабских граждан воздержится от участия в голосовании на всеобщих выборах, неизбежно встанет вопрос об "избрании арабско-палестинского политического органа, путем проведения выборов по всей стране (в арабском секторе), который станет национальным руководством палестинцев в Израиле". "Самоопределение" и международное вмешательство Еще в 1950-е гг. руководство Израиля опасалось, что рост националистических настроений в среде арабского населения, может быть использован с целью создания предлога для международного вмешательства. Данный вопрос обсуждался, например, на совещании Центральной комиссии по делам государственной безопасности, состоявшемся при участии представителей армии и полиции 7 февраля 1958 г. Так, в протоколе заседания отмечается: "Доказано, что в стране ведётся антиизраильская деятельность среди арабского меньшинства, вдохновляемая из-за рубежа и (осуществляемая) под инструктажем местных (деятелей) МАКИ (израильская Компартия). Эта деятельность направлена на дестабилизацию отношений между (арабским) меньшинством и властями с целью создания проблемы, которая в конечном итоге будет вынесена на обсуждение на международном уровне". Первая такая попытка была предпринята менее чем через три года после указанного совещания. В ноябре 1960 г., в сентябре 1961 г. и в июле 1964 г. лидеры националистической организации израильских арабов "Аль-Ард" направляли официальные обращения в ООН. В двух из них содержалось требование создать международную комиссию по изучению положения арабского населения страны. Впоследствии этот опыт был взят на вооружение арабскими общественными организациями. В мае-июле 1992 г. канцелярия премьер-министра даже подготовила серию отчетов, которые были озаглавлены: "Арабские граждане Израиля и международное сообщество". В одном из этих документов сообщалось, что "в течение последнего года осуществляется множество обращений арабских граждан Израиля в международные органы с выражением протеста против их дискриминации". На этом фоне 3 сентября 1992 г. посол США в Тель-Авиве Вильям Харроп публично заявил о дискриминации в Израиле арабских граждан. Он добавил, что, по его мнению, данный вопрос будет вынесен на обсуждение в рамках двусторонних отношений. То был первый случай, когда официальный представитель мировой державы выступил по данной тематике. Такой успех подстегнул дальнейшую активность арабских общественных организаций в этом направлении. Особенно бурную деятельность развернула их головная структура, "Аль-Иттиджаа", созданная в 1995 г. Ее специалисты стали регулярно направлять отчеты о положении израильских арабов в комиссию ООН по правам человека, в структуры Евросоюза и американской администрации. "Мы должны создать влиятельный орган, который будет представлять интересы арабских организаций, как на уровне Израиля, так и на международных форумах", - заявил руководитель "Аль-Иттиджаа" Амир Махуль газете "Маарив" в ноябре 1999 г. При этом в публикации отмечалось: "Все эти (арабские) общественные организации финансируются различными западными фондами, перечисляющими им – под вывеской "помощи меньшинствам" – миллионы долларов". В августе 2001 г. газета "Гаарец" сообщила о проекте реформы Высшей наблюдательной комиссии, подготовленном по инициативе руководства этого органа представителями арабских политических движений. Отдельное внимание в нем было уделено международному аспекту, который, как отмечало издание, "дает легитимацию требованиям арабов в Израиле к самоопределению в качестве национального меньшинства". В программном документе "Образ будущего палестинских арабов в Израиле", подготовленном под эгидой Верховной наблюдательной комиссии в 2006 г., были определены основные задачи "арабо-палестинского общества на ближайшие два десятилетия". Среди них: "Признание Израилем прав национальных меньшинств в соответствии с нормами международного права, так чтобы (государство) признало особый статус палестинских арабов в Израиле на уровне структур международного сообщества, и чтобы они были признаны в качестве национального и культурного меньшинства. (Арабы должны быть признаны) как уроженцы страны, которые обладают полными гражданскими правами в Израиле, имеющие право на международную защиту, покровительство и поддержку в соответствии с международными уставами и договорами". В июне 2011 г. издание "Хадит аль-Нас" сообщило о намерении Верховной наблюдательной комиссии обратиться в международные организации, в том числе ООН и Евросоюз, с требованием не признавать Израиль в качестве еврейского государства. В ноябре 2012 г. редактор еженедельника "Ма аль-хадат" Зуаир Андраос, поддержав идею преобразования Верховной наблюдательной комиссии в "палестинский парламент" внутри Израиля, отмечал, что затем нужно обратиться "к международному общественному мнению, дабы представить наши проблемы (в отношениях) с расистским государством". По его словам, "нет ничего предосудительного в том, чтобы мыслить открыто, академично и практично о возможности потребовать от международного сообщества защитить нас от фашизма в Израиле". Недавние визиты в США арабских депутатов Кнессета, в том числе председателя Объединенного арабского списка Аймана Уды (декабрь 2015 г.), стали продолжением усилий "палестинцев в границах 1948 г." по достижению международного признания, как национального меньшинства, стремящегося к внутренней автономии. Показателен в этой связи уровень контактов Ахмеда Тиби, который посетил Вашингтон и Нью-Йорк в феврале 2016 г. В Белом доме он был принят главным советником президента по Ближнему Востоку Робертом Маллей, в Госдепартаменте – директором отдела по израильским и палестинским делам Кристофером Хензелем, и специальным послом по израильско-палестинским переговорам Франком Ловенштейном. Непризнание права евреев на самоопределение Важной частью стратегии лидеров "палестинцев в границах 1948 г." является категорический отказ признать право еврейского народа на самоопределение (т.е., что он имеет право на национальное государство на своей исторической родине). Ни одна из арабских партий, представленных в Кнессете, не признает легитимность Израиля в качестве еврейского государства. "Мы выступаем против еврейского государства", - заявил депутат Басель Гатас в интервью "Гаарец" 10 марта текущего года. Более того, согласно секторальным СМИ, с точки зрения арабской общественности, особенно молодежи, вопрос о "еврейском характере" государства – одна из основных проблем, требующих решения (см. например "Хадит аль-Нас", 02.11.2012). В программном документе, подготовленном под эгидой Верховной наблюдательной комиссии в 2006 г., подчеркивается: "Палестинские арабы в Израиле являются исконными хозяевами этой земли, у которых есть интегральная и историческая связь со своей родиной с эмоциональной, национальной, религиозной и культурной точек зрения". Но в документе нет ни единого слова о каких-либо правах евреев на эту землю и их исторической, религиозной и культурной связи с нею. Зато сионистский проект представлен исключительно как совершенно чуждое для данного региона колониальное движение, типа заселения белыми Южной Африки или Родезии. На этом фоне в ноябре 2007 г. Верховная наблюдательная комиссия, являющаяся главным представительским органом "палестинцев в границах 1948 г.", огласила свою официальную позицию о непризнании Израиля в качестве еврейского государства. Одновременно такая же позиция была оглашена палестинской администрацией. Выводы и перспективы Выше представленный материал позволяет сделать следующие выводы:
  1. Национальные чаяния арабского сектора и практические планы по их претворению в жизнь получают отражение в основном в выступлениях и публикациях на арабском языке, а также в узкопрофильных академических изданиях на иврите. По этой причине большинство израильтян-евреев, в том числе руководители сионистских партий, не имеет точного представления о масштабах арабского сепаратистского движения.
  2. Развитие националистических идей в арабском секторе со второй половины 1960-х гг. к настоящему времени привело к формированию совершенно определенной доктрины. Ее главные составляющие:
    • Категорический отказ от признания легитимности Израиля в качестве еврейского государства.
    • Позиционирование арабского населения страны в качестве интегральной части палестинского народа и арабской нации, несмотря на то, что большинство палестинцев и арабских государств находятся в состоянии войны с Израилем.
    • Требование обеспечить "право на возвращение" палестинским беженцам в Израиль (это, в частности, прописано в политической части программы Объединенного арабского списка в виде формулировки о 194-й резолюции ООН от 11.12.1948, которая, в свою очередь, говорила о возвращении палестинских беженцев в тогдашние границы Израиля).
    • Стремление к признанию "палестинцев в границах 1948 г." в качестве коренного национального меньшинства со стороны государства и международного сообщества (следует учитывать, что если в 1949 г. численность арабского населения Израиля составляла 156.000, то в настоящее время – около 1.490.000).
    • Создание широкой сети автономных национальных структур во всех сферах жизнедеятельности.
    • Разработка практических проектов создания автономного парламента.
    • Бойкотирование выборов в Кнессет.
    • Апелляция к международному сообществу в целях получениях "защиты, покровительства и поддержки".
  3. Требование обеспечить полноценные гражданские права арабскому населению, в том числе представительство в органах власти и участие в формировании государственной политики, наравне с позиционированием себя частью палестинского народа и непризнанием права евреев на собственное государство, фактически означают ликвидацию сионистского проекта. Т.е., не выступая открыто за уничтожение еврейского государства, лидеры и интеллектуалы арабского сектора преследуют именно эту цель. Относительно менее смелой программы националистической организации израильских арабов "Аль-Ард" Верховный суд (БАГАЦ) постановил в ноябре 1964 г., что речь идет о "категорическом и полном отрицании существования государства Израиль…, ни одна свободная система государственного правления не поддержит и не признает движение, которое подрывает саму эту систему".
  4. Процитированное постановление БАГАЦа может служить юридическим основанием для определения антигосударственной подрывной деятельности. И хотя оно появилось более 50 лет назад, израильский истеблишмент, и общество в целом, до сих пор реагируют, как правило, лишь на насильственные проявления палестинского национализма и исламского фундаментализма. Однако история Израиля свидетельствует о том, что терроризм и подстрекательство к насилию не угрожают существованию еврейского государства. Зато идеологическая подрывная деятельность, в том числе массовое распространение сепаратистских настроений в арабском секторе, представляют в перспективе опасность целостности и гражданскому миру в Израиле.
  5. Лидеры и интеллектуалы арабского сектора подчеркивают исключительность прав "коренного арабо-палестинского населения" на землю Эрец-Исраэль. Вместе с тем, они категорически отказываются признать право на нее и евреев, а также историческую, религиозную и культурную связь еврейской нации с этой землей. При такой постановке вопроса завершение межнационального противостояния даже в пределах границ 1948 г. является недостижимым.
  6. Отступление к границам 1967 г., как и заключение политических договоренностей с любым палестинским руководством за пределами Израиля, не означает прекращения национальных притязаний со стороны "палестинцев в границах 1948 г.", и соответственно, прекращения арабо-еврейского конфликта.
  7. Регулярные заявления лидеров и интеллектуалов арабского сектора о том, что они ратуют за мирное урегулирование арабо-израильского конфликта, противоречат действительности. Национальное движение "палестинцев в границах 1948 г." селективно понимает формулу "два государства для двух народов". Согласно его устремлениям, создание Палестинского государство призвано обеспечить национальные права палестинцев за границами 1948 г., но в то же время следует аннулировать еврейский характер Израиля и его сионистскую символику, включить представителей арабского меньшинства в систему госуправления и позволить возвращение палестинских беженцев в пределы страны.
  8. Постоянная апелляция лидеров и интеллектуалов арабского сектора к демократическим принципам так же служит камуфляжем их подлинных устремлений. Об этом свидетельствует хотя бы следующий фрагмент программного документа Верховной наблюдательной комиссии от 2006 г.: "Государство Израиль полностью откажется от политики предпочтения большинства на всех уровнях и во всех инстанциях, в особенности на практическом, структурном, юридическом и символическом уровне". Зато в отношении арабского меньшинства, согласно тому же документу, "государство должно проводить политику корректирующей дискриминации". Т.е. речь идет об обеспечении национальных прав меньшинства за счет большинства. Тем более, это меньшинство, выдвигая данные требования, отказывается признавать такие же права за большинством. Все это явно не соответствует основополагающим принципам демократии.
  9. Лидеры и интеллектуалы арабского сектора возлагают исключительно на Израиль всю ответственность за арабо-израильский конфликт, и возникновение проблемы палестинских беженцев. На таком основании они требуют компенсации за материальный ущерб, причинённый арабскому населению Израиля вследствие войны 1948 г. и создания еврейского государства. Вместе с тем, лидеры арабского сектора не упоминают о том, что война стала результатом категорического отказа тогдашнего арабского руководства подмандатной Палестины признать право еврейского народа на самоопределение. В отличие, от сионистского движения, арабское руководство подмандатной Палестины (Верховный арабский комитет) отвергло 181-ю резолюцию ООН о создании на ее территории двух национальных государств. Именно арабское руководство развязало войну против Израиля, созданного в соответствии с решением ООН. Таким образом, проблема палестинских беженцев стала прямым последствием политики руководства палестинских арабов. Замалчивая эти факты, современные лидеры арабского сектора продолжают вести ту же политику – отказываются признавать право евреев на самоопределение на своей исторической родине.
Еще в 2011 г. один из наиболее авторитетных отечественных арабистов Дан Шифтан, возглавляющий Центр исследований национальной безопасности при Хайфском университете, отмечал по поводу израильских арабов: "Они не готовы на решение конфликта в меньших масштабах чем то, что станет самоубийством национального еврейского государства. Речь идет о самой жесткой вариации полного отвержения еврейского национального государства из всех тех, что существуют в арабском мире. А ведь (арабский сектор) это – увеличивающаяся часть израильского общества. И сомневаюсь, что еще возможно привести ее к гражданской солидарности. Элементы, которые ведут арабское меньшинство, отвергают подобную солидарность" ("Едиот Ахронот", 15.04.2011). Только такая реалистичная оценка ситуации позволяет обозначить дальнейшие перспективы межнациональных отношений в Израиле: I. Та часть еврейского населения страны, которая до сих пор не отказалось от сионистских ценностей, должна осознать, что при нынешних установках арабо-палестинского национального движения внутри Израиля – примирение двух национальных проектов является невозможным. Как следствие, бессмысленно говорить и о перспективах завершения арабо-еврейского конфликта в целом. II. Лидеры арабского сектора, главным образом парламентарии и руководство Верховной наблюдательной комиссии, обладают всеми необходимыми инструментами для моделирования ситуации в собственных интересах. Очевидно, что публичная поддержка арабскими депутатами палестинских террористов или провокационное групповое выступление против еврейского характера государства могут повлечь за собой их устранение из Кнессета. Далее, опираясь на возможности Верховной наблюдательной комиссии, а также представленных в ней арабских партий и Северного крыла Исламского движения, они способны мобилизовать арабское население на окончательную автономизацию. Это не обязательно должно происходить в виде агрессивных протестных акций, по типу октябрьских беспорядков 2000 г. Они могут действовать и "в рамках закона" – путем проведения всеобщих выборов в арабском секторе с целью избрания собственного парламента. Затем может последовать официальное обращение "законно избранного представительского органа" за "защитой, покровительством и поддержкой" к международному сообществу. В таком случае будет достигнута не только делигитимация Израиля, но и фактическое урезание его суверенитета. Любая попытка властей воспрепятствовать такому сценарию стандартными методами, посредством сил правопорядка, будет лишь отвечать интересам лидеров арабского сектора (описанный сценарий основан исключительно на выступлениях и публикациях лидеров и интеллектуалов арабского сектора, упоминавшихся в настоящем исследовании). III. При невозможности завершения конфликта, существует только один легитимный способ минимизации его масштабов, особенно с учетом угрозы политической автономизации арабского сектора. Это – План обмена территориями и населением, который, по оценке юристов МИД, может быть реализован в соответствии с нормами международного права. Он преследует целью изменить расположение границы Израиля так, чтобы районы компактного проживания мусульман (треугольник арабских населенных пунктов), прилегающие к Самарии, оказались под юрисдикцией палестинской администрации. В свою очередь, районы компактного проживания евреев в Самарии и Иудее должны быть официально объявлены неотъемлемой частью Израиля. В результате Израиль станет гораздо более монолитным государством. А среди оставшегося в его пределах арабского населения будет существенно ограничено влияние радикальных сепаратистских и исламистских элементов, сконцентрированных преимущественно в тех районах, которые должны отойти под юрисдикцию палестинской администрации. (Я. С.)