fbpx
BDS как бизнес

BDS как бизнес

Если вы думаете, что BDS - это исключительно удел антиизраильских шоуменов типа Роджера Уотерса, то вы заблуждаетесь. BDS сегодня - это не только митинги и листовки, но и хорошо отлаженный бизнес, который функционирует по законам маркетинга. 

Недавно в прессе прошла информация о том, что Ливан подписал соглашение о разработке газовых месторождений с международным консорциумом, в состав которого входят три компании - французская Total, итальянская ENI и российская Novatek. 

Проблема в том, что это соглашение включает разработку и добычу газа в районе, который входит в акваторию исключительной экономической зоны Израиля. 

А вот теперь самое интересное. На участие еще в 1-м этапе тендера, объявленного правительством Ливана, подали участие 53 компании из 25 стран. 

При этом все участники тендера ранее отказывались принимать участие в аналогичных проектах в Израиле. Среди них крупнейшие мировые нефтедобывающие концерны Shell, Statoil, ExonMobil, Сhevron, итальянская Eni, норвежская Statoil, французская Total. 

Чтобы понять, почему все эти компании взяли курс на Ливан, а не на Израиль, надо вспомнить обстоятельства исчезновения французской компании Orange с просторов еврейского государства. 

В Египте компании Orange принадлежал контрольный пакет акций крупнейшего сотового оператора страны Mobinil. А это 30 миллионов абонентов, которые приносили 10 миллиардов долларов годового дохода. 

В Израиле компания Orange получала за использование бренда 15 миллионов долларов. 

Почувствуйте разницу - 10 миллиардов против 15 миллионов. Назовем это экономическим решением под политическим давлением. Либо уходите из Израиля, либо получаете проблемы в Египте. Третьего не дано. 

Точно такая же ситуация с Ливаном, за которой таится давление отнюдь не столько со стороны северного соседа, а сколько со стороны арабских государств в целом. Таким образом формируется антиизраильские лобби по экономическому принципу. Ну а от выгоды до убеждения один шаг, иначе произойдет, как говорится, когнитивный диссонанс. 

Аналогично обстоит дело с академическим бойкотом. Когда университеты начинают бойкотировать Израиль, это не только заслуга бывших хиппи, ставших профессорами. Порой все гораздо прозаичнее. Академические проекты и программы финансируются из разных источников, и в том числе из исламских. Проникновение ислама в университеты Европы - это реальность. 

Точно также в европейских музеях Палестина и палестинские арабы начинают связываться с артефактами еврейской истории даже начиная с 2000 лет до н.э. Хотя любой историк знает, что римский император Адриан переименовал Иудею в Палестину в 135 году н.э. после разгрома восстания евреев под предводительством Бар-Кохбы. 

Таким образом формируется экономическое, академическое, культурное лобби, выражающие интересы недружественных стран, а то и демонстративно декларирующих стремление уничтожить еврейское государство. 
Самый яркий пример, Иран. 

Ядерная сделка открыла эту страну для иностранных инвестиций. Та же французская нефтяная компания «Тоталь», о которой говорилось в начале, в 2017 году в партнерстве с китайской компанией CNPC (Китайская национальная нефтегазовая корпорация) подписала контракт с Ираном о разработке газового месторождения «Южный Парс» на сумму 4,8 млрд долларов сроком на двадцать лет. 

Таким образом экономика начинает работать на политику. Коммерческий интерес заставляет компании не просто закрывать глаза на идеологию своих партнеров, но и по сути становиться соучастниками. Как говорится «Ничего личного, просто бизнес». 

Однако есть точка невозврата, после которой наступает окончательный переход «на темную сторону луны». 

Роберт Илатов,
депутат от партии НДИ