Хизбалла сотрясает арабский альянс Израиля

Хизбалла сотрясает арабский альянс Израиля

Поддержка "Хизбаллы", озвученная 4-6 марта партиями ХАДАШ и БАЛАД спровоцировала обострение противоречий среди арабского населения Израиля не только между сторонниками двух основных противоборствующих лагерей в сирийском конфликте (суннитские повстанцы – режим Асада, Иран, "Хизбалла"). Депутаты от ХАДАШ и БАЛАД составляют большинство членов фракции Объединенный арабский список в Кнессете (8 из 13 депутатов). И их мобилизация в пользу шиитской террористической организации ощутимо усилила идеологические разногласия между арабскими партиями, образующими единый парламентский блок (ХАДАШ, БАЛАД, РААМ, ТААЛЬ). Это имело следующие проявления:
  • Сам факт того, что ХАДАШ и БАЛАД выступили в поддержку "Хизбаллы" исключительно от собственного имени, без участия других составляющих Объединенного арабского списка, свидетельствует о принципиальном различии их позиций по данному вопросу.
  • ХАДАШ и БАЛАД демонстративно проигнорировали настроения израильских исламистов, которые поддерживают суннитских повстанцев в Сирии. А эту часть арабского сектора представляет партнер ХАДАШ и БАЛАД по парламентскому блоку – партия РААМ, которая является политической структурой Южного крыла Исламского движения. "Мы не случайно не стали делать заявлений по этому поводу, - пояснил 7 марта газете "Гаарец" зампредседателя Южного крыла Исламского движения Мансур Аббас. - Конечно, это связано с происходящим в Сирии. Мы, несомненно, рассматриваем "Хизбаллу", как организацию сопротивления, которая действовала против (израильской) оккупации Южного Ливана и поддерживала борьбу палестинцев против оккупации. Но ее политика в Сирии и поддержка режима (Башара Асада), устроившего резню собственного народа, нанесли ущерб имиджу ("Хизбаллы"). Соответственно, изменилось и наше отношение к этой организации. Поэтому мы не разделяем данную позицию (озвученную БАЛАД и ХАДАШ в поддержку "Хизбаллы")".
  • 10 марта в интервью газете "Гаарец" депутат Кнессета от БАЛАД Джамаль Захалка подчеркнул, что его коллега по парламентской фракции Айман Уда – "председатель Объединенного (арабского) списка, (но) не наш лидер… Между нами существуют глубокие идейные противоречия".
  • В том же интервью "Гаарец" депутаты от БАЛАД подвергли резкой критике Аймана Уду за то, что он продвигает традиционную концепцию собственной партии ХАДАШ. Структурно та опирается на израильскую Компартию, и позиционирует себя как арабско-еврейская партия (из четырех арабских партий, представленных в Кнессете, одна только ХАДАШ выдвинула в парламент еврея – Дова Ханина). Более того, ХАДАШ, в отличие от БАЛАД, активно выступает за диалог между арабами и евреями. "С тех пор, как он вошел в общеизраильскую политику, Айман Уда старается охладить пыл (арабских депутатов), пытается наладить диалог (с евреями). В этом мы отличаемся от Аймана Уды", - заявил Басел Гатас (БАЛАД). "В своих интервью он ни единого слова не сказал об оккупации. Мне это не нравится", - добавил Захалка.
  • "Есть споры внутри Объединенного (арабского) списка, - признал 11 марта в интервью Второму каналу ИТВ депутат Дов Ханин. - Существует БАЛАД со своей позицией, и есть мы – со своей. Мы по-прежнему остаемся еврейско-арабским движением. Мы остаемся со своими ценностями, и со своей позицией… ХАДАШ не отказалась от еврейско-арабского партнерства, не отказалась от социалистических ценностей…".
  • Публичная поддержка "Хизбаллы" выявила принципиальные противоречия и в руководстве самой партии ХАДАШ. Так, депутат Ханин в упомянутом интервью подчеркнул, что "Хизбалла" – "военная, религиозно-фундаменталистская организация". Он напомнил, что во время Второй ливанской войны 2006 г. тогдашний депутат фракции ХАДАШ Исам Махуль выступил против ракетных обстрелов "Хизбаллы" по "израильским гражданам". Но сам Махуль 7 марта заявил "Гаарец": "Хизбалла – это организация сопротивления, которая боролась с израильской оккупацией Южного Ливана и поддерживает борьбу палестинского народа за прекращение оккупации". А 11-го числа в интервью Ynet аналогичную позицию озвучил член Политбюро ХАДАШ Раджа Заатра. Таким образом, публичная поддержка "Хизбаллы" выявила противоречия в руководстве ХАДАШ и тесно связанной с ней израильской Компартии. Споры между видными деятелями обеих политических структур по поводу отношения к событиям в Сирии ведутся еще с 2011 г. Анализ их выступлений в общеарабской прессе, в социальных сетях и на партийных сайтах Компартии и ХАДАШ позволяет сделать вывод о существовании двух противоборствующих лагерей. Старшее поколение, выразителем позиции которого является бывший генсек Компартии и экс-депутат Кнессета от ХАДАШ Мухаммад Нафаа, поддерживает режим Асада и "Хизбаллу". В свою очередь, молодые активисты солидарны с повстанцами и резко критикуют официальный Дамаск за подавление воли народа. Причем, неформальным рупором этого лагеря является бывший главный редактор печатного органа Компартии "Аль-Итихад" Хишам Нафаа (сын Мухаммада Нафы). Официальная же позиция Компартии, представители которой составляют большинство в руководящих органах ХАДАШ, была озвучена в резолюциях ЦК, принятых еще в июле 2011 г. и в январе 2012 г. В обоих случаях выражалась однозначная поддержка повстанческому движению в Сирии. Таким образом, выступление ХАДАШ в пользу "Хизбаллы" от 4 марта противоречит генеральной линии материнской структуры (Компартии) и отражает позицию лишь одного из двух лагерей в ее руководстве.
  • Сообщение, распространенное 6 марта от имени БАЛАД в поддержку "Хизбаллы", вскрыло противоречия по сирийскому вопросу и среди активистов этой партии. Такое развитие событий было неизбежно хотя бы по причине неоднозначного поведения основателя БАЛАД Азми Бшары. В 2007 г. он бежал из Израиля после того, как Служба общей безопасности (ШАБАК) начала следствие относительно его сотрудничества с "Хизбаллой" во время Второй ливанской войны. Однако с началом гражданской войны в Сирии Бшара, обосновавшийся в Катаре, выступил в поддержку повстанцев и, соответственно, против "Хизбаллы". Как отмечала газета "Гаарец" 7 марта, даже после оглашения официальной позиции БАЛАД среди ее активистов так и не было достигнуто согласие по поводу отношения к "Хизбалле", и споры по этому поводу продолжались.
Системные противоречия Поддержка "Хизбаллы", озвученная БАЛАД и ХАДАШ, лишь обострила всегда существовавшие "системные" противоречия между тремя основными идеологическими течениями внутри арабского сектора:
  1. Радикальные националисты – выступают за автономию "палестинского населения внутри границ 1948 г.". Важным инструментом в достижении этой цели они рассматривают Верховную наблюдательную комиссию израильских арабов. Поэтому радикальные националисты уделяют приоритетное внимание ее деятельности. При этом они борются против растущего влияния религии в арабском обществе, хотя и взаимодействуют с исламистами в достижении "автономии" посредством Верховной наблюдательной комиссии. Во всем же, что касается арабо-израильского конфликта, националисты солидаризируются с организацией ФАТХ. В Кнессете это течение представлено партиями БАЛАД и ТААЛЬ (в общей сложности 5 депутатов).
  2. Умеренные исламисты – отстаивая интересы "палестинского народа", вместе с тем выступают за повышение роли религии в жизни арабского сектора. Это течение представлено в Кнессете партией РААМ (3 депутата), которая является политической структурой южного крыла Исламского движения израильских арабов.
  3. Коммунисты и социалисты – продвигают идею арабо-еврейского диалога и партнерства. Как следствие, в противовес радикальным националистам и исламистам, лидеры этого течения, в первую очередь председатель ХАДАШ Айман Уда, выступают против сепаратистских тенденций в деятельности Верховной наблюдательной комиссии израильских арабов. Они считают, что замыкаясь в рамках этой структуры, арабы "говорят сами с собой", тогда как, уделяя приоритетное внимание парламентской работе, обращаются ко всему израильскому обществу и получают возможность продвигать интересы арабского населения в Кнессете. Данное течение представлено в нем пятью депутатами от ХАДАШ, в том числе евреем Довом Ханином. Благодаря ему ХАДАШ – единственная арабская партия, чей представитель в Кнессете прошел срочную службу в ЦАХАЛе (под этим предлогом в ходе предвыборной кампании 2009 г. БАЛАД обвинила ХАДАШ в сионизме). ХАДАШ так же является единственной арабской партией, ведущей активную агитацию среди еврейского населения (например, на выборах 2009 г. она получила около 11.000 голосов избирателей-евреев). А председатель ХАДАШ Айман Уда – единственный глава арабской партии в Израиле, дублирующий посты на своей странице в социальной сети Facebook на обоих языках.
Вынужденный альянс В январе 2015 г. эти три, противоборствующих течения, создали Объединенный арабский список. Сделать это их заставили следующие обстоятельства:
  • Повышение электорального барьера с 2 до 3.25 процентов (март 2014 г.). Руководители арабских партий опасались, что, баллотируясь на выборах в Кнессет 20-го созыва по-отдельности, они не преодолеют электоральный барьер. Такие опасения усиливались за счет двух факторов: постоянно снижающаяся явка арабских избирателей (с 77% в 1996 г. до 56.5% в 2013 г.), и растущий кризис доверия электората к арабским партиям (согласно результатам опроса, проведенного в декабре 2012 г. хайфским исследовательским институтом "Мада аль-Кармель", 67% арабских избирателей выражали недоверие "своим" партиям).
  • Рост активности арабской молодежи, начавшийся в 2011-2012 гг. на фоне разочарования в традиционных политических элитах, "Арабской весны" и революционных событий в других странах Ближнего Востока. Функционеры арабских партий опасались, что, если они не пройдут в Кнессет, то вообще утратят собственные позиции в арабском секторе, в том числе в пользу более молодых, энергичных и радикальных лидеров (по этой же причине в преддверии выборов, в январе 2015 г., была произведена смена поколений в руководстве ХАДАШ). Параллельно, молодежные активисты устроили широкомасштабную кампанию в социальных сетях, и в 2014 г. посредством сетевого сообщества "Араб мутахидун" фактически выдвинули ультиматум арабским партиям. Они объявили, что молодежь не станет поддерживать их на выборах, если те не объединятся в единый блок. Руководство партий не могло проигнорировать это требование, опасаясь растущей конкуренции со стороны молодежных лидеров.
  • Одновременно с появлением "молодежной альтернативы", для партий возникла еще одна опасность. Выборы в местные органы власти, состоявшиеся в 2013 г., особенно ярко продемонстрировали недоверие арабских избирателей к традиционной политической элите. Наиболее красноречиво об этом свидетельствовали результаты голосования в Нацерете, который является крупнейшим арабским городом страны. Там в борьбе за пост мэра победу одержал самостоятельный кандидат Али Салем, сумевший обойти как многолетнего градоначальника от ХАДАШ, так и депутата Кнессета от БАЛАД Ханин Зуаби, которая набрала лишь 10% голосов. Таким образом, возникновение "альтернативного лидерства" в лице влиятельных муниципальных деятелей стало еще одной угрозой политической монополии партий в арабском секторе.
  • Секторальные СМИ и общественные деятели еще с выборов 2013 г. все более настойчиво выражали стремление к "объединению национальных сил". Согласно результатам социологического исследования, проведенного в декабре 2014 г. институтом "Мада аль-Кармель", 88% арабских избирателей выступали за создание объединенного списка. В том же месяце опрос пользователей в сетевом сообществе "Араб мутахидун" дал схожие результаты – 83%. Руководители партий не могли проигнорировать такие настроения "арабской улицы", тем более, на фоне роста активности и популярности альтернативных центров силы (молодежное движение и муниципальные лидеры).
Под воздействием перечисленных факторов, четыре арабские партии, обычно враждовавшие друг с другом, ради собственного выживания оказались вынуждены пойти на формирование альянса. Сохранение противоречий С созданием Объединенного арабского списка глубокие противоречия между образующими его партиями никуда не исчезли. Это стало очевидно в первые же месяцы существования альянса по следующим признакам:
  • В ходе предвыборной кампании 2015 г. партии, вошедшие в состав Объединенного арабского списка, действовали самостоятельно, в том числе в сфере агитации. Зачастую они озвучивали посылы, противоречившие другу-другу и общей программе единого блока. Особенно явно это прозвучало в интервью секретаря БАЛАД Ауада Абеда аль-Фатаха палестинскому информагентству "Маан" (25.02.2015). Он заявил о стремлении к автономии "палестинцев внутри границ 1948 г.", что противоречит сказанному в программе Объединенного арабского списка, в которой речь идет лишь о "самоуправлении".
  • Уже после выборов большинство членов единой фракции не поддержало ее председателя Аймана Уду, когда он вместе с представителями непризнанных бедуинских населенных пунктов Негева отправился маршем в Иерусалим (26.03.2015). В этой связи депутат Кнессета от партии БАЛАД Басель Гатас отметил в интервью радиостанции "А-Шамс", что каждый член фракции Объединённого арабского списка имеет право вести самостоятельную деятельность.
  • Функционируя в рамках единого парламентского блока, образующие его партии не сумели договориться о выдвижении общего кандидата на выборах председателя Верховной наблюдательной комиссии израильских арабов, которые состоялись 24.10.2105. В результате за пост руководителя этой структуры соперничали партнеры по Общему арабскому списку – ХАДАШ, БАЛАД и Южное крыло Исламского движения.
Вместе с тем, поддержка "Хизбаллы" партиями БАЛАД и ХАДАШ повлекла за собой самое серьезное обострение противоречий на публике из всех тех, что имели место между партнерами по Объединенному арабскому списку с момента его создания более года назад. (Я. С.)