Авигдор Либерман: взгляд на экономику сквозь призму политических реалий

Авигдор Либерман: взгляд на экономику сквозь призму политических реалий

Ежегодная конференция израильских аудиторов была в самом разгаре, когда по радио передали экстренное сообщение о перехвате спецназом ВМС судна со смертоносной — ракетной контрабандой. Подробности, касающиеся радиуса действия ракет (порядка 200 км), отправителя и получателя (переправку оружия ХАМАСу в сектор Газа обеспечило элитное спецподразделение «Аль-Кудс» корпуса Стражей исламской революции), участникам собрания изложил министр иностранных дел Авигдор Либерман. И хотя предполагалось, что выступление главы внешнеполитического ведомства перед специалистами счетно-аналитической отрасли будет посвящено близкой им теме – экономике, Либерман счел нужным прежде всего приветствовать ЦАХАЛ в целом и морских десантников в частности по случаю успешно осуществленной операции.

- Маска сорвана, — сказал он. – Иран как был, так и остается экстремистским государством, финансирующим терроризм и грубо попирающим международное право.

Оценивая экономическую ситуацию в стране, министр иностранных дел особо акцентировал на дороговизне.

- В моей канцелярии в МИД советниками работают молодые семейные люди – родители двух-трех детей, — сказал он. – И хотя зарплаты у них вполне приличные, ни одна из этих «благополучных» молодых семей не сводит концы с концами.

Авигдор Либерман объяснил: ежедневно каждому из его советников, как, впрочем, большинству их ровесников – дипломированных специалистов, мечтающих сделать достойную карьеру, приходится обращаться то к матери, то к теще, а то и нанимать за отдельную плату няньку, чтобы забрать малыша из детского сада, потому что он закрывается в час дня. Правительство позаботилось об открытии продленных групп в детских садах, но в каких населенных пунктах?! Только в тех, которые занимают две последних – низших ступени в социально-экономической иерархии страны, то есть в арабских городах и в населенных пунктах с высокой концентрацией «харедим».

Что же касается представителей среднего класса, на плечи которого в Израиле легла основная тяжесть налогового бремени, — то именно на них подобные льготы не распространяются, констатировал Авигдор Либерман.

- В связи с этим я поставил целью добиться государственного финансирования продленных групп абсолютно во всех детских садах страны, — подчеркнул он. — Израиль должен решить, каким государством мы хотим быть: государством, выплачивающим беднякам социальные пособия, либо Страной, реально заботящейся о повышении благосостояния своих граждан.

Присутствующих естественным образом интересовало, который из двух Либерманов толкует с ними о дороговизне и непробиваемой израильской бюрократии: то ли это «новый» Либерман, изрядно полевевший под давлением администрации Белого дома и разномастной международной общественности, то ли обычный – хладнокровный харизматичный прагматик, старожил поселка Нокдим в Гуш-Эционе.

- Что касается «правых экстремистов», «умеренных правых» и «левых» – все это лозунги, — сказал Авигдор Либерман, возвращаясь к гораздо более близкой ему по духу теме. – Всю свою сознательную жизнь я живу в т.н. политическом поселении в Иудейской пустыне, там родились и выросли мои дети, и я искренне этим горжусь. Я считаю, что наша проблема заключается не в том, кто из нас правее, а кто левее. Она заключается в ином. Всю жизнь я учился быть сильным, упорным, последовательным и жестким. Но этого недостаточно. Нужно быть прагматиком и практиком, а не догматиком или фанатиком. Когда речь идет о дорожно-транспортных происшествиях, мы нередко замечаем: «Не будь правым – будь умным». Мы не обязаны всегда, при любых обстоятельствах доказывать свою правоту – иногда не мешает проявить дальновидное благоразумие. И с этой точки зрения наше правительство действует ответственно. Мы строим свои действия таким образом, чтобы они соответствовали требованиям нашего времени. Мы прислушиваемся к мнению других (подразумевались лидеры зарубежных государств – прим. автора). Но буквально вчера мы снова стали свидетелями того, что Абу Мазен и Набиль Шаат выдвигают предварительные условия.

Ни на какие предварительные условия наше правительство не согласится! – подчеркнул Авигдор Либерман. — Мы готовы продолжать переговоры, но не пойдем ни на какие предварительные условия. А если кому-то не терпится их выдвинуть – пускай ищут себе другого партнера.

Кстати, — продолжал Либерман, — уступчивость не помогла и тем лидерам Израиля, которые согласились в свое время принять предварительные условия. Одна из национальных черт нашего народа заключается в том, что мы нечасто обращаемся к истории, а жаль. Кто отклонил в 1937 году выводы комиссии Пила (комиссия, напомню, была сформирована Великобританией в 1936 году в целях расследования причин арабского бунта в Эрец Исраэль – прим. автора)? Арабы! А кто отклонил через 10 лет – в 1947 году план раздела Палестины, утвержденный ООН? Арабская сторона. Да и после Шестидневной войны Пинхас Сапир и другие израильские политики выдвинули неплохие идеи урегулирования, но что мы получили в ответ? Хартумскую конференцию! В Кэмп-Дэвиде глава правительства Эхуд Барак согласился удовлетворить абсолютно все требования Арафата, включая раздел Иерусалима, отступление в границы 1967 года и право на возвращение. И кто в последний момент отказался подписать соглашение? Этим «кем-то» был отнюдь не Барак!

То же касается переговоров в Аннаполисе, — напомнил Авигдор Либерман. — Сотрудники Белого дома уже подготовили оркестр – им казалось, что договор вот-вот будет подписан. К тому же не было в истории государства Израиль премьер-министра (что уж говорить о нынешнем правительстве!), который пошел бы на столь широкомасштабные уступки, на которые Ольмерт пошел в Аннаполисе. Кондолиза Райс и президент Буш-младший уже готовились открыть после церемонии подписания шампанское, но Абу Мазен в последний момент отказался подписать договор. Вот и сейчас, в ближайшее время однозначно прояснится, какая из сторон отказывается от мирного урегулирования, а какая к нему стремится. Но, даже несмотря на приведенные мною прецеденты, вести себя мы обязаны ответственно: руководствоваться нужно не лозунгами, а реальной ситуацией.

Нет (вспомним статью известного израильского журналиста Бена Каспита), «нового» Либермана, похоже, не дождутся ни левые, ни правые, красные, ни зеленые, ни даже законченные демагоги, пытающиеся искать в каждом слове премьера и его министров какой-то тайный, скрытый – и непременно «предательский» по отношению к Эрец Исраэль смысл. Нет никакого «нового» Либермана. Перед аудиторами сегодня выступил один из ярчайших израильских политиков, который…

Впрочем, позволим самому Либерману сформулировать это со свойственной ему четкостью и откровенностью:

- В Израиле я прошел долгий путь и лучше любого университетского ученого-исследователя или телекомментатора знаю, что это значит – в течение 17-ти лет подряд быть подследственным и подсудимым… Но знаю я и нечто иное: только в нашей стране юноша, репатриировавшийся в возрасте 20-ти лет, не владея ивритом, не имея никаких связей и начального капитала, начинает работать грузчиком в аэропорту, а впоследствии становится министром иностранных дел! Во всем мире вряд ли найдется еще одна страна, в которой могло бы произойти нечто подобное. Позволю себе привести еще один пример: 12 лет назад молодая репатриантка начала работать горничной в одном из отелей Арада, а сегодня Тали Плосков — мэр города, причем уже вторую каденцию. Такое может произойти только в Израиле! Верно: мы обязаны многое улучшить и усовершенствовать, но все стоящие перед нами проблемы – будь то политические или экономические — следует рассматривать реалистично, не утрируя и не приуменьшая. Ведь, в конечном счете, нет у нас другой страны. И чтобы сохранить эту уникальную страну, действовать необходимо взвешенно и разумно.

 

Эвелина Гельман, Forumdaily