Арабо-израильский союз: станет ли тайное явным?

Арабо-израильский союз: станет ли тайное явным?

Сегодня, парадоксальным образом, арабские умеренные режимы нуждаются в Израиле куда больше, нежели Израиль нуждается в них.

В свое время бывший глава «Мосада» Меир Даган сравнил положение Израиля на Ближнем Востоке с любовницей, которой хотят насладиться, но панически боятся разглашения «порочной связи». Выступая в междисциплинарном центре в Герцлии, глава МИДа Авигдор Либерман напомнил этот ироничный пассаж Дагана.

«Когда мы беседуем с дипломатами из Кувейта, Катара или Саудовской Аравии в неформальной обстановке, перед нами предстают культурные люди, получившее образование в лучших университетах стран Запада. Они отдают себе отчет в том, какую опасность представляет экстремизм для их стран. Но стоит тебе столкнуться с тем же дипломатом на каком-нибудь международном форуме – он смотрит на тебя, как на врага», - сказал он.

Глава МИДа, впрочем, не ограничился констатацией данного факта, но пошел дальше в своих логических выводах: «Важно не просто быть островком демократии, экономической стабильности и безопасности в регионе, но создать новые стратегические союзы и вступить в диалог с умеренными арабскими государствами. Сейчас такая возможность перед нами реально открыта. Я хочу, чтобы умеренные арабские государства осознали: урегулирование с Израилем – в их же интересах».

Действительно, на протяжении многих лет, Израиль поддерживал и поддерживает секретные контакты с суннитскими режимами Ближнего Востока. Причем, несмотря на отсутствие дип.отношений или «холодный мир», как с Египтом, это полноценное и многоплановое сотрудничество, усиливавшееся по мере попыток Тегерана утвердить свою гегемонию в регионе. Мубарак и Саудовская Аравия не скрывали желания, чтобы Израиль раздавил «Хизбаллу» во время операции в Ливане в 2006 году, и режим ХАМАСа в 2009 году, во время операции «Литой свинец».

Политика администрации Обамы в отношении Ирана вызывала не скрываемое разочарование княжеств Персидского залива, побудив их искать союза с Израилем. Вечный принцип «Враг моего врага – мой друг» вступил в силу. В ноябре 2013 года Sunday Times писала, что «Мосад» и саудовские спецслужбы разрабатывают планы совместных действий на случай, если Иран вплотную приблизится к созданию ядерного оружия. В декабре прошлого года в СМИ появились сообщения, что Иерусалим и Эр-Риад разрабатывают компьютерный супер-вирус, чтобы разрушить изнутри ядерную программу Ирана. Wall Street Journal сообщала, что глава «Мосада» Тамир Пардо и его саудовский коллега принц Бандар бин Султан координируют усилия по саботажу иранской ядерной программы. Сообщалось также, что принц Бандар бин Султан тайно посетил Израиль и встретился с Биньямином Нетаниягу во время визита в Израиль президента Франции Франсуа Олланда.

Абд ас-Сиси в Египте не скрывал возмущения тем, что Белый дом поддержал режим Мурси и ужесточил репрессии в отношении «Мусульманских братьев» и ХАМАС, палестинского филиала этой структуры. За считанные недели египетская армия уничтожила туннели, поставив ХАМАС на грань банкротства и заставив его вновь искать помощи у Ирана.

Это сближение осуществляется отнюдь не только в разведывательной сфере. В последние годы саудиты, Кувейт и ОАЭ поставили Израилю полиэтилен, стекло, деревянную мебель, алмазы, стирол и игры для видеоприставок, приобретя взамен минеральные удобрения, компьютерное, рентгеновское и звукозаписывающее оборудование, антенны и ретрансляторы, медицинские приборы, сельскохозяйственные технологии.

Более того, в прошлом году в Великобритании был опубликован доклад, согласно которому Израиль поставляет арабам и военное оборудование: средства радиоэлектронной борьбы, навигации и связи, дозаправки и радары; оборудование для пилотов, системы воздушного наблюдения.

Западные СМИ сообщали о создании совместной системы раннего предупреждения в случае запуска иранских баллистических ракет с участием Израиля, Саудовской Аравии, ОАЭ, Иордании.

Это сотрудничество остается закрытым для глаз мировой общественности, и представляет собой верхушку айсберга. Что побудило главу МИДа выступить с предложением узаконить эту «тайную любовную связь»? Сделать «отношения» официальными, гласными и публичными?

Я полагаю, что глава МИДа исходит из тенденций, доминирующих сегодня на Ближнем Востоке. Впервые за десятилетия со времени образования еврейского государства, арабские монархии и умеренные режимы (там, где они удержались, как в Египте и Алжире) намного больше заинтересованы в сотрудничестве с Израиля, чем Израиль с ними. Тому есть несколько причин, и каждая их них самодостаточна.

В реальности, Иран представляет собой опасность для стран Персидского залива несравненно большую, чем для Израиля. «Хизбалла» и ХАМАС способны нанести немалый ущерб Израилю, но не являются стратегической угрозой, и кроме того, существенно ослаблены. Сам Иран вряд ли применит ядерное оружие против Израиля - это будет самоубийством для режима аятолла. Напротив, для княжеств Персидского залива и Саудовской Аравии с их большими шиитскими анклавами и слабыми армиями расположенный у самых границ Иран – грозный и могущественный противник.

Во-вторых, эти княжества, как и Египет, уязвимы для исламистских движений («Мусульманских братьев», салафитов и «аль-Каиды») куда больше, нежели Израиль, накопивший немалый опыт в борьбе с террористическими группировками.

В-третьих, и арабские монархии, и египетский режим остались без союзников в то время как у Израиля есть достаточно последовательные друзья в мире, такие как Канада, Австралия, Чехия, балканские страны, а теперь, после прошедших выборов, и Индия. Большинство американцев не испытывают ни малейшего сочувствия ни к Египту, ни к саудовцам, зато растет их симпатия к Израилю.

Наконец, будущее этих княжеств, как и Египта, выглядит зловещим в отличие от Израиля с его динамичной, быстроразвивающейся и наукоемкой экономикой. В случае, если США, а за ними и европейские страны, Япония и государства Дальнего Востока начнут переходить на «сланцевую нефть» и обретут энергетическую независимость, а цена нефти упадет до 50 долларов за баррель (это может произойти уже в ближайшие годы), дни этих княжеств сочтены. Египет же вообще находится на грани экономического коллапса.

Таким образом, арабские государства остро нуждаются в Израиле, его военных и гражданских технологиях. И уж меньше всего их интересует «палестинская проблема» - это излюбленная тема в Западной Европе, но не на арабском Востоке. Понимание этого, вероятно, и побудило Либермана протянуть руку арабским суннитским государствам. Все что нужно, по его словам, этим странам – «преодолеть психологический порог», созданный ими в отношении Израиля. Несомненно, ненависть к Израилю стала второй натурой арабского мира, но когда речь идет о жизни и смерти, стоит отказаться от дурных привычек, как бы они ни были устойчивы.

Александр Майстровой, "Вести"