Ариэльская одиссея: равный среди равных

Ариэльская одиссея: равный среди равных

История университета в Ариэле – драматический сериал со счастливым завершением, разворачивавшийся на наших глазах на протяжении нескольких лет. «Хэппи энд», увы, омрачается неприглядной картиной нравов, царящих в израильском научном истеблишменте…

В принципе, ничто не предвещало столь бурного развития событий, и если бы не меркантилизм, политические интриги и идеологические пристрастия, обретение колледжем Ариэля университетского статуса вряд ли осталось бы замеченным для большинства населения страны.

Ариэльский колледж был основан в 1982 году, как филиал университета Бар-Илан. Первоначально расположенный в поселении Кдумим, он был в 1983 году перенесен в столицу Самарии – Ариэль, где получил дополнительный импульс развития. В 2004-5 годах администрация колледжа при поддержке университета Бар-Илан начала добиваться присвоения ему статуса государственного университета. Для этого существовали все объективные предпосылки. Колледж располагал в то время 26 факультетами, в которых училось около 10 тысяч студентов (сегодня здесь учатся более 14 тысяч человек) и готовил специалистов в самых разных областях. Его выпускники получают дипломы бакалавров и магистров, которые признаются Советом по высшему образованию в Израиле. В колледже действуют технологическая теплица и профессиональные курсы, здесь работают 280 преподавателей и ученых, четверть из которых – профессора.

Университет Ариэля взаимодействует с полутора сотней научных и высших учебных заведений по всему миру, в том числе, с университетами США, России, Франции, Германии, Бразилии, Аргентины, Украины и Казахстана. Очень плодотворно развивается сотрудничество в подготовке специалистов по менеджменту с Университетом Торонто.

По всем критериям колледж еще в середине прошлого десятилетия вышел на уровень существующих в Израиле высших учебных заведений. По словам Алекса Миллера (НДИ), жителя Ариэля и одного из наиболее последовательных сторонников повышения статуса колледжа, «колледж изначально был задуман, как будущий университет и, действительно, по всем критериям соответствует университетскому уровню».

Следует сказать, что университетский статус – не формальная привилегия и вопрос престижа, а принципиальное изменение критериев финансирования, в частности, дополнительный набор студентов, и возможность повышения уровня исследовательских работ.

Идея придания колледжу в Самарии статуса высшего учебного заведения не встретила возражений, и уже в 2005 году получила поддержку со стороны правительства. Это решение, впрочем, было не только результатом объективного признания научной и преподавательской деятельности колледжа. 2005 год вошел в историю Израиля, как «план размежевания», который отвергала значительная часть правого и правоцентристского лагеря, не говоря уже о поселенцах Иудеи и Самарии. Стремясь умиротворить противников своей авантюры, Ариэль Шарон решил поддержать инициативу руководства колледжа, и таким образом, превратил вопрос о статусе колледжа Ариэля в объект политических манипуляций.

Однако последовавшие за этим политические коллизии изменили расклад сил. В 2006 году Совет по высшему образованию в Израиле пошел на попятную: не прошло даже предложение Шимона Переса объединить несколько колледжей в Галилее и колледж в Ариэле в единый университетский комплекс. Более того, чтобы подстраховать себя, Совет по высшему образованию постановил, что в течение пяти лет вообще не будет обсуждаться вопрос о присуждении какому-либо колледжу университетского статуса.

Тем не менее, накал борьбы нарастал. В августе 2007 года руководство колледжа переименовало его в Университетский Центр Самарии в Ариэле. Это был шаг на пути к обретению заветного статуса, но здесь опять-таки вступили в силу политические интриги. «Голубка мира», министр образования Юли Тамир, при поддержке Совета по высшему образованию, заблокировала инициативу, а затем распорядилась вообще прекратить финансирование колледжа. «Формально решение было обосновано отсутствием средств на финансирование. Но бюрократические и финансовые отговорки носили политическую подоплеку. Превращение колледжа в университет шло в разрез с планами правительства Ольмерта по одностороннему уходу из большей части Иудеи и Самарии, не говоря уже о левых взглядах самой Тамир», - вспоминает Миллер.

Между тем, позиции Университетского Центра Самарии усиливались. В 2011 году его руководство, совместно с Федеральным университетом Урала, подписало соглашение о сотрудничестве с Инновационным центром Сколково – «Силиконовой долиной» России. Это позволило сформировать научный Центр Израиль – Сколково (Israel Skolkovo Gateway), что открывало израильским компаниям доступ к материальным и интеллектуальным ресурсам Сколково. Университетский Центр в Ариэле стал связующим звеном между Израильской Академией естественных и гуманитарных наук и Российской Академии Наук.

Вот уже несколько лет это учебное заведение участвует в проекте Masa Israel Journey, в рамках которого студенты со всех уголков мира приезжают в столицу Самарии для прохождения различных программ (от семестра до года). При этом около трети студентов, участвовавших в программах, репатриировались в Израиль или оставались здесь на длительное время.

Деятельность Университетского Центра в Ариэле не ограничивалась научными разработками и подготовкой студентов. Он все активнее и целенаправленнее принимал участие в политических инициативах, направленных на укрепление позиций Израиля (отличаясь, заметим, от позиции многих других отечественных высших учебных заведений, которые делают все для подрыва этих позиций). В декабре 2011 года Центр провел совместную конференцию с организацией Free Muslims Coalition – американской мусульманской организацией, выступающей против террора и религиозного экстремизма, в которой приняли участие евреи, израильские арабы и арабы из Иудеи и Самарии.

Все это происходило на фоне распространяющихся на Западе призывов к академическому бойкоту Израиля. В 2009 году Испания исключила колледж в Ариэле из участия в международном архитектурном конкурсе, проводимой в этой стране, поскольку учебное заведение находится на «оккупированной территории». Затем последовал бойкот израильских ученых на конференции в Мадриде по альтернативным источникам энергии – то той же причине. Еще раньше о бойкоте Университета Бар-Илан, к которому формально относился Университетский Центр Самарии, объявила Британская Ассоциация преподавателей университетов. Вскоре этот бойкот был отменен и благополучно почил в бозе, однако «полезную инициативу» перехватили их израильские коллеги. В начале 2011 года 145 израильских профессоров объявили о бойкоте Университетского Центра как о протесте против того «расширения поселенческой деятельности». «Ариэль не является частью суверенной территории Израиля и потому не может быть признан университетом», - говорилось в петиции правительству, подписанной учеными мужами.

Праведное негодование научной элиты было сочетанием нескольких факторов. Одни видели в Ариэльском Центре серьезного конкурента и опасались, что потеряют часть дотаций на исследовательские проекты; другие были связаны соглашениями с европейскими университетами и не хотели терять реноме; третьи руководствовались идеологическими соображениями.

В свою очередь, на защиту Университетского Центра встали представители крупного бизнеса. 9 июля группа бизнесменов во главе с бывшим президентом Ассоциации промышленников Шрагой Брошем направила письмо Нетаниягу, в котором утверждала: нежелание придать Центру, в котором ведется 240 исследовательских проектов (60 из них - заказы Минобороны), университетского статуса вызовет «утечку мозгов» из Израиля. Дебаты достигли апогея в начале этого месяца, по истечению пятилетнего срока лицензии, когда комиссия по планированию и финансированию при государственном Совете по высшему образованию приняла решение о «нецелесообразности» этого шага. По словам Миллера, чья партия внесла вопрос о статусе учебного заведения в Ариэле в коалиционные соглашения, это было откровенным нарушением «Ликудом» своих обязательств.

«Сражение за Ариэль» втянуло в себя уже не только академическую элиту, но и политический истеблишмент. В то время как глава Минфина Юваль Штайниц и министр просвещения Гидеон Саар поддерживали преобразование Центра в государственный университет, Эхуд Барак и председатель комиссии планирования и финансирования при государственном Совете по высшему образованию Мануэль Трахтенберг выступали против.

В конечном счете, позиция сторонников Ариэльского университета восторжествовала, и бывший колледж стал вровень со всеми остальными высшими учебными заведениями страны. По мнению Авигдора Либермана, это благоприятно отразиться не только на научной работе самого университета, но приведет к расцвету Ариэлю и всей Самарии. Уже сегодня здесь учится, по словам Миллера, не только поселенческая молодежь, но молодые люди со всей страны, в том числе из Галилеи и центральных районов; евреи, арабы и друзы. Любопытно, что среди преподавателей Ариэльского университета больше выходцев из бывшего Советского Союза, чем среди других высших учебных заведений Израиле. Это не последняя причина того, что именно Ариэльский университет стал форвардом в развитии контактов с научными центрами России, Украины и других стран СНГ. Появление на академической карте Израиля нового университета означает усиление и поселенческого движения, и авторитета ученых-выходцев из России. Но прежде всего оно даст новый импульс развитию израильской науке.

 

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%8D%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B5%D1%8F_%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B8_%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BD/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку