БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ

БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ

АВИГДОР ЛИБЕРМАН  
7.09.06, Ynet

Начнем с нехитрой арифметической выкладки. За последние 11 лет 15% времени политической системы Израиля ушло на т.н. "переходные периоды": 5 (пять!) всеобщих избирательных кампаний, каждая из которых занимала по крайней мере 90 дней, итого 450 дней, или 15 месяцев. Плюс каждый раз по месяцу-полутора на коалиционные торги и передачу власти одним правительством другому. Это еще 5-7 месяцев. То есть в течение без малого двух лет из этих одиннадцати, вся система политической власти, все ответственные за принятие решений и стратегическое планирование государства органы находилась в состоянии полной стагнации, что называется, по определению.

За последние 11 лет у нас сменилось 7 министров обороны, 8 министров юстиции, 9 министров финансов, 10 министров иностранных дел. Удивительно ли после этого, что политика Государства Израиль страдает, мягко говоря, непоследовательностью и полным отсутствием стратегической линии в сферах безопасности, экономики и внешней политики? Удивительно ли, что Израиль с незавидной регулярностью разгромно проигрывает на всех фронтах информационную войну, если министр иностранных дел у нас меняется со средней частотой раз в 13 месяцев? Как можно планировать и вести сколь-нибудь внятную экономическую политику, если министр финансов у нас сменяется в среднем раз в полтора года? Ни одно предприятие, да даже мелочная лавочка не выдержала бы такой "качки". Тем более это верно в отношении государственных ведомств и министерств, и уж тем более это верно в отношении целого государства.

Совершенно очевидно, что так дальше продолжаться не может. В первой же сессии Кнессета этого созыва я внес проект Закона о разделении ветвей власти и введении президентской формы правления. Цель законопроекта: введение в Израиле формы государственного устройства, аналогичной принятым в США и во Франции.

При такой системе управления государством, его всенародно избранный глава освобожден от рабской зависимости от коалиционных раскладов и капризов при назначении министров. Министры являются "технократами", т.е. видными специалистами в той сфере, которой они назначены руководить и политику которой призваны формировать. Министр финансов – специалист в макроэкономике, министр юстиции – юрист, по меньшей мере не понаслышке знакомый с юридической системой государства и так далее. А "министров без портфеля" попросту нет и быть не может. Правительство из громоздкого, искусственно раздуваемого и практически неуправляемого из-за раздоров министров от разных фракций монстра, превращается в эффективно действующее, хорошо отлаженное и, главное, компетентное высшее звено исполнительной власти – т.е. становится тем, чем оно и должно являться.

При нынешней системе формирования правящей коалиции, у нас парализована не только исполнительная, но и законодательная власть. Кнессет не в состоянии выполнять главную функцию парламента демократического государства: разрабатывать и принимать необходимые стране и обществу законы. В силу того, что коалиция всегда в состоянии заручиться большинством на голосованиях на пленарных заседаниях, единственным законодателем у нас является правительство, а прочие депутаты, они же народные избранники, что называются, при сем присутствуют. Они могут голосовать за или против того или иного законопроекта правительства, не оказывая при этом никакого реального влияния на его принятие. При предлагаемой мной системе правления, правительство сможет входить с законодательными инициативами, которые будут проходить процесс утверждения Кнессетом на равных основаниях с любыми другими законопроектами, подготовленными отдельными фракциями или отдельными депутатами. Будучи освобождены от бремени коалиционных обязательств, депутаты смогут голосовать за или против того или иного законопроекта, исходя из его сути и соответствия их программным установкам.

Эта система позволит вернет Кнессету и другую его важнейшую функцию: парламентский контроль за деятельностью исполнительной власти, т.е. правительства. В нынешней такой контроль является чистой фикцией – ведь сегодня 31 из 120 депутатов являются одновременно членами правительства, то есть "контролируют" сами себя.

Разделение исполнительной и законодательной власти создаст систему необходимую правовому государству систему "сдержек и противовесов", т.е. баланс между властью народа (через его избранников) и административной (не избранной) властью.

Я вовсе не утверждаю, что президентская форма правления – это чудодейственная панацея. Но я убежден, что это – база, необходимая для проведения давно назревших реформ. Принятие президентской формы правления обеспечит наконец стабильность власти в государстве и позволит всенародно избранному руководству государства нормально работать в период его 4-летней каденции, проводя в жизнь политическую линию, ради реализации которой ей и вручил мандат Избиратель. Исполнительная власть в государстве буден вверена специалистам своего дела, а министерства и ведомства пройдут необходимый процесс экономического оздоровления и повышения эффективности работы. Избиратель сможет быть уверен, что не только избранный им глава государства, но и делегированные им в Кнессет депутаты будут в своей работе руководствоваться не соображениями коалиционной конъюнктуры, а программам и идеям, ради реализации которых он их и делегировал во власть. Я надеюсь, что сейчас, когда доверие народа к его избранникам совершенно справедливо упало до беспрецедентно низкого уровня, депутаты Кнессета одумаются и утвердят мой законопроект, который в ближайшей (зимней) сессии Кнессета будет вынесен на утверждение в предварительном чтении.

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D0%B1%D0%B5%D0%B7_%D1%86%D0%B0%D1%80%D1%8F_%D0%B2_%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку