Владимир Гершов: «Забудьте слово «выгода»

Владимир Гершов: «Забудьте слово «выгода»

Уже избитым штампом стала булгаковская фраза о том, что «квартирный вопрос испортил москвичей». Но более емкой и многозначной мысли по проблеме дефицита жилья никто с тех пор так и не придумал. «Квартирный вопрос» стал на сегодняшний день одной из главных головных болей сотен тысяч израильтян. Насколько он испортил ашдодцев, я постарался выяснить у заместителя мэра города Владимира Гершова.

 
    - В течение уже многих лет Вы возглавляете Компанию по развитию Ашдода и жилищная проблема для Вас не нова. Однако раньше протестные настроения в лучшем случае выплескивались на предвыборных собраниях. Сегодня люди вышли на улицы. Что изменилось, кроме, разумеется, цен на жилье?

    - Вы правы, жилищная проблема для меня действительно не нова. Последние 13 лет я возглавляю Компанию по развитию Ашдода, которая на протяжении всего этого времени прилагает значительные усилия для решения этой проблемы. Причем речь идет как о жилье для молодежи, так и о жилье социальном. Мне не хочется занимать Ваше время пространными рассуждениями о причинах, приведших к заоблачным ценам на жилье не только в центре страны, но и в Ашдоде. Об этом написано и сказано более чем достаточно. Давайте начнем наш разговор с жилья для молодежи, поскольку (если отбросить политическую составляющую их «палаточного» протеста) именно молодежь, наравне с пенсионерами-репатриантами, неполными семьями, инвалидами оказалась сегодня в наиболее тяжелой ситуации.

    Есть такое понятие – «дирот ле мештакен», проще говоря, квартиры для молодых семей или субсидированное жилье. В свое время, когда еще только шло обсуждение планов застройки района «тет-зайн», компания по развитию Ашдода поднимала вопрос о необходимости предусмотреть в новых проектах определенное количество именно таких квартир. Писались письма в министерства внутренних дел и строительства, в Земельное управление. Сменилось несколько глав этих ведомств и в конечном итоге Земельное управление разрешило проведение конкурсов на застройку именно с такими квартирами. Однако стоимость такого жилья определяют не городские власти, а государство в лице министерства строительства. В результате даже в своем льготном варианте 4-х комнатная квартира стоит порядка 940-950 тысяч шекелей. И хотя эта цена значительно ниже стоимости аналогичной квартиры на свободном рынке, трудно представить, что, как принято говорить, «нормативная молодая семья» в состоянии найти средства на ее покупку с учетом действующих ограничений на «машканты». Но даже таких квартир, право на приобретение которых определяется путем лотереи среди записавшихся в ее участии молодых семей, сегодня нет. В свое время мы просили министерство строительства проводить такого рода розыгрыши исключительно среди жителей Ашдода. Однако нашу просьбу отклонили, сочтя ее «дискриминационной». Мы также пытались организовать эти розыгрыши через муниципалитет или через компанию по развитию Ашдода. Министерство строительства отказало нам и в этом.

    Тогда мне на комиссии по застройке города удалось, правда, после нескольких попыток, провести решение, согласно которому в случае предоставления строительному подрядчику права на строительство дополнительных квартир, 20% из них он должен выделять для молодых пар.

    - Насколько я помню, это решение было принято в прошлой каденции. А как обстоит дело сейчас?

    - В нынешней каденции жилищная проблема занимает одно из приоритетных мест в деятельности мэра города Ихиеля Ласри. Этой теме он уделял большое внимание в своей предвыборной агитации, но отнюдь не ограничился этим.  После выборов он создал специальную комиссию, которая пыталась дать обоснование необходимости строительства в Ашдоде субсидированного жилья и квартир малой площади.  Вместе нам удалось это сделать и теперь в целом ряде новых проектов такие квартиры предусмотрены. Тем не менее, государственные структуры, такие как министерство внутренних дел, министерство строительства, Земельное управление до сих пор не утвердили решение мэрии Ашдода под предлогом того, что мы не имеем право оказывать влияние на ценообразование на рынке жилья. Как дальше будет развиваться ситуация сказать трудно, но, на мой взгляд, это тот путь по которому следует идти. Кроме того мы очень жестко отнеслись к тем строительным подрядчикам, которые заявили об отказе выделять в своих проектах такого рода квартиры. Не исключено, что мы вообще будем лишать их возможности строить дополнительные квартиры. Еще один путь обеспечения жильем молодых людей – строительство общежитий. Однако из-за дороговизны земли ее владельцу не выгодно строить жилье на съем.

    - Еще несколько лет назад в вопросах строительства социального жилья для пожилых репатриантов Ашдод ставился всем в пример. И действительно, с 1998 года в городе были сданы в эксплуатацию 11 таких объектов с более чем 1500 единиц жилья. Это больше, чем во всех городах юга страны вместе взятых. Каковы перспективы получения социального жилья ашдодцами сегодня?

   - Социальное жилье, которым нам приходилось заниматься в Ашдоде, это «микбацей диюр» или хостели. Для продвижения этих проектов в 1999 году по нашей инициативе была создана специальная муниципальная комиссия. Несмотря на то, что хостели строят фактически государственные организации – «Амидар» и «Амигур», решения по ним тоже не проходили гладко, поскольку нужна была подготовка определенных условий. Так один их хостелей, построенных компанией по развитию Ашдода, мы возвели не на свободной территории, а на месте бывшего клуба организации «ВИЦО» на свои средства, а затем передали компании «Амигур». К слову, как только сдавались хостели, в Ашдоде резко падали цены на аренду жилья.

    К сожалению, за последние 3-4 года построить новые объекты не удается.  Государство просто не выделяет на такое строительство денег. «Микбацей диюр», как проект исчерпал себя. Он был далеко не идеален, обходился государству очень дорого. Но он был. Хотя, если посмотреть в перспективе, то на эти деньги можно было бы построить не один хостель. И еще один немаловажный нюанс в вопросе о государственных приоритетах: лишь один из 11 построенных в Ашдоде хостелей был заранее внесен в генеральный план городского развития. Все остальные пришлось пробивать «обходным путем». Сегодня очередь на социальное жилье практически не движется. Сейчас его получают те, кто стоит в ней с конца 1998 года – начала 1999. Есть на это и объективные причины. В частности, переезд значительного числа пожилых репатриантов в Ашдод из других городов, поскольку считалось, что в нашем городе социальное жилье можно получить быстрее, нежели в каком-либо другом месте. В соответствии с действующим законодательством, прожив год в Ашдоде, эти люди имели право встать в очередь в соответствии с датой репатриации в Израиль. Помимо этого, 10% всего построенного жилого фонда мы обязаны отдавать министерству абсорбции, которое направляет к нам нуждающихся в жилье из других городов. И, к слову, мы еще «должны» министерству некоторое количество квартир. Не скрою, для нас это очень болезненно. Есть и другие причины, вызванные зачастую внутрисемейными обстоятельствами пожилых людей.

    - Неужели ситуация столь бесперспективна?

    - Компания по развитию Ашдода готовилась к такому развитию событий. 4 года назад мы подавала документы на изменение статуса генерального плана застройки одного из земельных участков в районе «хэт». Его мы запланировали объединить с общественной территорией, выплатили компенсацию бывшему владельцу этого участка. И, наконец, после долгих мытарств в межрегиональной комиссии получили разрешение на строительство нового хостеля на 200 единиц жилья.

    В это время очень кстати по инициативе министра абсорбции Софы Ландвер и парламентской фракции НДИ правительство приняло решение о возведении 5000 квартир, которые могут быть построены на общественных землях. Это само по себе сразу удешевляет проект. Тем не менее, для реализации этих проектов муниципалитетам необходимо мобилизовать значительные средства. К сожалению, на те средства, которые государство планирует выделять за каждого пенсионера, поднять эти проекты не возможно. Правда, в них разрешено включать так называемые экономические составляющие, такие как размещение на первых этажах зданий магазинов, офисов и т.п. Однако, чтобы этот экономический рычаг работал, необходимо всю процедуру согласований свести к минимуму. Иначе реализация проекта застрянет на долгие годы. Именно об этом говорили главы муниципалитетов на совещании, созванном  Софой Ландвер, и на котором присутствовали мы вместе с Ихиелем Ласри.

    На мой взгляд, правительство обязано принять решение о том, чтобы в рамках проекта строительства социального жилья на общественной земле застройщик автоматически получал право отдать первые этажи зданий бизнес-объектам. Понятно, что и в этом случае такие проекты не будут экономически выгодными, но их удастся сделать хотя бы сбалансированными.

    Впрочем, и мне об этом уже не раз приходилось говорить, в вопросах обеспечения жильем молодежи, пожилых людей, инвалидов и неполных семей государство в лице министерства финансов, внутренних дел и строительства обязано навсегда забыть слово «выгода».

 

    С Владимиром Гершовым беседовал Григорий Райхман