Враг мой - друг мой?

Враг мой - друг мой?

На протяжении десятилетий Израиль совершал и продолжает совершать ошибку, плата за которую может оказаться непомерно велика: бросая на произвол судьбы своих потенциальных союзников в арабском секторе, он заискивает перед демагогами и популистами.

Оба эти события практически совпали по времени, став отражением того, что происходит в арабском секторе и как Израиль реагирует на эти изменения.

Итак, событие первое. В начале недели Иерусалимский патриарх и глава Греческой православной церкви Феофил III объявил об увольнении священника Габриэля Надафа из Нацерета. В чем вина последнего? В том, что несколько недель назад он выступил за призыв молодых арабов-христиан на службу в ЦАХАЛ.

Событие второе произошло чуть раньше. Партия БАЛАД во главе с Джамалем Захалкой представила проект закона о признании израильских арабов национальным меньшинством и предоставлении им культурной и социальной автономии. Арабы, в его интерпретации – коренное население Палестины, а евреи, создавшие здесь государство, - пришельцы и чужаки. Или, в категориях лексики эпохи политкорректности: колонизаторы и оккупанты.

Внешне оба события выглядят несвязанными, однако, в действительности, они – две стороны одной медали.

Арабское общество, как и любое другое, неоднородно. Здесь есть умеренные и радикалы. Есть христиане и мусульмане. Есть сторонники интеграции и категорические ее противники. Есть, наконец, огромная масса обывателей, которые присматриваются, куда «ветер дует» и идут за тем, кто агрессивнее, напористее и чье шансы на успех больше.

Позицию этих людей в значительной степени определяет Израиль. Они смотрят, как реагирует Израиль, как ведет себя в отношении разных сил арабского общества, как позиционирует себя: как сильное демократическое государство или рыхлое образование, закрывающее глаза на нарушении законности и порядка, склонное к рефлексиям и самобичеванию.

Попробуем взглянуть их глазами. Слова Габриэля Надафа прозвучали на фоне гражданской войны в Сирии и событий в Египте, а более конкретно, - сообщений об издевательствах над египетскими коптами и массовым бегством сирийских христиан в Ливан и Иорданию из-за страха перед исламистов. У Надава есть основания для беспокойства. Христианская община Назарета, еще недавно представлявшая большинство города, сокращается как шагреневая кожа, зато учащаются провокации местных мусульман, которые демонстративно возводят в городе мечети, по высоте и убранству затмевающие церкви. Многие зажиточные христиане переезжают из Назарета в Нацерет-Илит, где чувствуют себя в безопасности и могут не тревожиться за своих близких. То же происходит в других местах – например, в Иерусалиме, где христианские семьи покупают квартиры в еврейских кварталах.

Мы не знаем цифр, такого рода исследования не публикуются, но, скорее всего, многие христиане Нацерета втайне согласны с Габриэлем Надафом – они хотели бы интегрироваться в израильское общество, разделив обязанности и права с евреями. Многие из них обладают хорошим образованием, они обеспечены и устроены, но боятся за свое будущее. И эта боязнь не может не усиливаться, когда они наблюдают, какие испытания приходится пережить их собратьям по вере в соседних странах, где вовсю расцвела «арабская весна».

Позиция патриархата вряд ли отражает их опасения и страхи. Христианские церкви на Святой земле традиционно предпочитали «дружить» с мусульманскими лидерами, поддерживать «палестинское освободительное движение», заигрывать с исламистами и делать вид, что ничего не происходит. С одной стороны, играет свою роль концепция «замещения» евреев христианами, как «народа Завета», с другой, - давние связи с мусульманскими националистами, с третьей, - инстинкт самосохранения. Евреи им ничего не сделают, а мусульмане… Не будем о плохом…

Израиль должен был в этой ситуации твердо и бескомпромиссно стать на сторону Габриэля Надафа. Он должен был открыто заявить, что поддерживает – законодательно, юридически, морально – тех отцов церкви, которые призывают свою паству служить в армии и быть израильтянами. Единственным, кто сделал это, был Либерман, но этого, увы, явно не достаточно. Весь израильский политический и культурный истеблишмент промолчал.

Как могут и должны воспринимать это те христиане, которые не хотят иметь ничего общего с исламистской демагогией? Как должны относиться к этому умеренные мусульмане, которые видят в Израиле убежище в море хаоса? Только как то, что Израилю нет до них дела, что они предоставлены самим себе.

Регион меняется. Друзы на Голанах, еще недавно и слышать не желавшие об израильском гражданстве, взвешивают возможность принять его. То же самое происходит в других общинах. Если израильские власти остаются безразличными к нуждам и судьбам общин своей страны, то могут пенять только на себя.

Теперь – оборотная сторона медали: инициатива партии БАЛАД. Речь не идет о «культурной автономии». Культурной автономией де-факто израильские арабы обладают давно и все это знают. У них своя система образования, свои учебники, свои СМИ. Речь идет о явлении куда более опасном – «косовском сценарии» на израильский манер.

Косово с середины 70-х годов обладало полной автономией. Главный язык – албанский. Газеты, радио, телевидение – на албанском. Но культурной автономией националисты не ограничивались. Их цель была самостоятельность. И тогда в ход пошло безотказное оружие - «права человека» и «право народа на самоопределение», провокации и жалобы на притеснения коренного населения края (словно сербы пришли сюда из Канады или Бразилии).

В Галилее, как в Косово, уже подспудно действует «государство в государство» – со своими структурами власти, социальными и образовательными учреждениями, культурными центрами. И вся эта бурная общинная деятельность замыкается на мечетях и религиозных школах. Государство это называется Северное крыло Исламского движения во главе с шейхом Раедом Салахом из Умм эль-Фахма, излюбленная «фишка» которого – злокозненные планы Израиля по уничтожению исламских святынь. БАЛАД, РААМ-ТААЛ, ХАДАШ с их дешевыми демагогами в Кнессете играют роль обслуживающего персонала, пиар-агентов, создавая шумовой фон, необходимый Исламскому движению. Убеждают общественное мнение Запада в притеснении и дискриминации арабов Израиля, подтасовывают факты, взывают к вмешательству и введению санкций против Израиля. (Одним из первых, кто потребовал «международной защиты» в ООН, был печально известный Азми Башара).

Законопроект Захалки – пробный камень, еще один шаг на пути к цели. Исламское движение, Захалка, Зуаби, Тиби, Бараке смотрят, как поведет себя Израиль. Израиль молчит. А молчание, как известно, знак согласия.

Что должны думать арабы Галилеи? Что Израиль слаб, что он боится поднять голос в защиту собственной страны и своих законов, что он – отступающая, деморализованная сторона. На чью сторону в таком случае следует встать? Ответ очевиден.

Израиль должен был бы расставить все по местам: с одной стороны, поставить вне закона партии, занимающиеся антигосударственной пропагандой и разжиганием ненависти, с другой, поддержать тех, кто стремится к интеграции, дать им право стать полноправными гражданами страны. Вместо этого мы поощряем врагов и бросаем на произвол судьбы своих сторонников. Нам говорят о демократии. Но как совершенно справедливо сказал Либерман, «демократия не должна доказывать свою жизнеспособность за счет самоубийства».

В 50-60-х годах было время, когда арабские партии, наравне с еврейскими, участвовали в политической жизни страны: и мусульмане, и христиане. Можно вспомнить такие партии, как «Демократический список Нацерета», «Демократический список израильских арабов» и Партии сельского хозяйства и развития, партии «Прогресс и развитие», «Шитуф ве-Ахва» и «Арабский список в пользу бедуинов и деревень».

Арабские депутаты считали своим долгом заботиться о нуждах избирателей, сотрудничали с правительством и избегали политической риторики. Они отдавали себе отчет: истерики, угрозы и демонстративное заискивание перед врагами Израиля опасно, ибо превратит израильских арабов в маргиналов и поставит под угрозу их благополучие.

Сегодня арабским лидерам удобно и абсолютно безопасно прославлять ХАМАС и поносить ЦАХАЛ, обвинять «сионистов» в преступлениях против человечности, участвовать во «флотилиях мира», ездить на поклон к Насралле, требовать автономии, карать тех, кто призывает к нормальному сосуществованию. Потому что это тот случай, когда жертва позволяет издеваться над собой. А аппетит, как известно, приходит во время еды…

 

Александр Майстровой, "Вести"