«Враг номер один»

«Враг номер один»

Палестинская стратегия остается неизменной – она направлена на то, чтобы расколоть Израиль и ослабить его на международной арене. Вопрос, есть ли адекватная стратегия у главы правительства?

Спустя 64 года после отказа признать еврейское государство и почти два десятилетия после заключения соглашения в Осло палестинцы, наконец, обнаружили «корень зла». Виновник всех их невзгод - …нынешний глава израильского МИДа Авигдор Либерман. Либерман виноват в том, что палестинцы до сих пор не обрели независимость, что их экономика разваливается и они не в состоянии управлять государством. Но хуже всего, что Либерман «опасен для Израиля», и палестинские власти, как добрые соседи, считают своим долгом предупредить израильтян о надвигающемся на них кошмаре крайнего экстремизма.

Это – отнюдь не преувеличение. В последнее время в ПА развернута полномасштабная информационная война против Либермана. Радио «Коль Фалястын» предупреждает израильтян (причем на семи языках - иврите, арабском, английском, немецком, французском, русском и испанском), что Либерман обрекает их на жесточайшие испытания и бедствия. Пропагандистский ролик прокручивается на «Коль Фалястын» более сотни раз в день.

«Израиль, ты столкнулся с самой страшной угрозой за свою историю – опасностью экстремизма. Израильтяне, не допустите, чтобы Либерман обрек вашу страну на разрушение, а вас и ваших детей на страдания! Экстремизм Либермана – вот главное препятствие на пути к миру. Президент Абу-Мазен протягивает вам руку мира, не отталкивайте ее, чтобы наши народы могли жить в безопасности», - говорится в ролике.

Далее накал страстей достигает апогея. «Либерман – источник зла для самого Израиля и для всего региона! …Мы согласились на решение конфликта по формуле «два государства – для двух народов», но Либерман и его сторонники чинят препятствия на пути мира и стремятся подорвать процесс урегулирования».

По словам гендиректора «Коль Фалястын» Захи эль-Арейди, цель компании - «разъяснить израильтянам опасность, которую представляют для них экстремисты во главе с Либерманом, отвергающие легитимное право палестинцев на независимость и создание своего государства со столицей в Иерусалиме».

Причина информационной войны очевидна. Беспрецедентный «наезд» на Либермана начался после того, как он призвал международное сообщество отстранить от власти Махмуда Аббаса и сделать ставку на иных палестинских лидеров - готовых и способных привести свой народ к миру. Приводя примеры откровенно антиизраильской политики нынешних властей ПА и их отказа вести переговоры, Либерман подчеркивал, что нынешний глава ПА находится у власти незаконно, а выборы, которые неоднократно назначались, постоянно откладывались под разными предлогами. На своей страничке в Facebook Либерман приводит таблицу пожертвований ПА террористам, содержащимся в израильских тюрьмах за совершенные ими зверства, указывая в качестве примера, что организаторам терактов в кафе «Сбарро» и отеле «Парк» палестинское руководство переводит по 12 тысяч шекелей ежемесячно. Если в палестинской казне находятся средства для помощи убийцам, на счету которых десятки людей, то это значит, что финансовое положение в ПА не столь уж плохо, пишет Либерман. «Вы все еще верите, что палестинские власти – действительно, партнер по переговорам?», - спрашивает он.

Как я уже писал, вещи, о которых говорит Либерман, ни для кого не являются откровением. О поддержке Абу-Мазена и его окружения, их отказе под разного рода предлогами вести переговоры с Израилем, выставлении ультиматумов, подрыве позиций Израиля на международной арене, кампаниях бойкота и инициировании судебных процессов против израильтян хорошо известно. Однако в отличие от Либермана большинство лидеров национального лагеря предпочитают об этом не заикаться. Сказываются «прагматические» соображения: нежелание навлечь на себя негодование США и европейцев, опасение оттолкнуть тех, кто еще верит в возможность компромисса, наконец, страх быть обвиненными СМИ в радикализме и экстремизме.

Не является чем-то новым и тактика палестинцев. Сразу после заключения соглашений в Осло Арафат и его окружение взяли курс на то, чтобы расколоть израильское общество. Провозглашая уничтожение «сионистского образования» на арабском языке и взывая к миру на английском; протягивая «руку дружбы» и одновременно спуская с цепи своих боевиков, Арафат успешно манипулировал израильским общественным мнением. Настолько успешно, что фактически превратил Рабина и Переса в «идеологических зомби», которые после каждого теракта, как мы помним, навязчиво повторяли, что «будут бороться с террором, как будто нет мира, и добиваться мира, как будто нет террора».

Абу-Мазен лишь продолжает эту тактику, хотя и с меньшим успехом по той причине, что большинство израильтян уже не принимают всерьез разговоры о мире и делают ставку на правые партии, которые ставят во главу угла не сомнительные политические эксперименты, а безопасность государства. Тем не менее, нынешнее поношение Либермана, без сомнения, укладывается в эту модель. Тут есть три ключевых момента. Во-первых, очернение Либермана и его принципов вполне вписывается во внутри израильскую парадигму. Израильские СМИ сами создали Либерману имидж экстремиста, который едва ли не закусывает на завтрак палестинскими детьми, а левые круги видят в нынешнем министре иностранных дел «персону нон-грата», неприятие которой граничит с иррациональной ненавистью. Направляя острие атаки на Либермана, палестинцы вбивают клин в нынешнее правительство, побуждая Нетаниягу к весьма неприятному выбору: или становиться на сторону главы МИДа и тем самым превращаться в «экстремиста», или же дистанцироваться от него, что он, в принципе и делает. Но в последнем случае его правительство теряет сплоченность и устойчивость, ибо ситуация, при которой премьер и его министр иностранных дел придерживаются полярных точек зрения, не приемлема.

Во-вторых, шумиха вокруг Либермана предназначена, без сомнения, для внутреннего употребления. Ситуация в ПА оставляет желать лучшего: коррупция, кумовство, казнокрадство, некомпетентность, недееспособная экономика, неумение создать жизнеспособные государственные структуры привели к финансовому кризису, отсутствию средств на зарплаты госслужащим и обнищанию. Ситуация осложнилась и из-за сокращения пожертвований со стороны арабских государств Персидского залива, занятых финансированием вооруженной сирийской оппозиции и салафитских движений в Египте, Тунисе и Ливии. ПА сотрясают социальные протесты, а демонстранты требуют отставки правительства и самого Абу-Мазена. В этой ситуации руководству ПА остается прибегнуть к испытанному козырю всех арабских режимов – а именно, обвинить во всех бедах сионистов, а себя – жертвами оккупации, тайных заговоров и манипуляций. Трудно сказать, насколько эти ухищрения окажутся продуктивными, но иных средств в арсенале Махмуда Аббаса попросту нет.

В-третьих, антилибермановская кампания направлена на ослабление израильского правительства на международной арене. Западные СМИ с самого начала превратили Либермана во «врага мира», и эти стереотипы были охотно подхвачены политиками. Достаточно вспомнить в этой связи Саркози, призвавшего Нетаниягу уволить Либермана, чтобы, по его словам, «делать историю» (не Франции, заметим, а Израиля), и не получившего достойного ответа на откровенное вмешательство в дела другого государства. Теперь нагнетая истерию вокруг Либермана, чья партия является, как известно, ведущим партнером «Ликуда», ПА подрывает авторитет и Израиля, и его правительства, узаконивая тем самым свои попытки добиться одностороннего признания палестинского государства.

Шквал нападок на главу МИДа вряд ли можно назвать удивительным – перефразируя Вольтера, если бы Либермана не было, его бы нужно было выдумать. Тот факт, что Либерман сказал правду о политике Абу-Мазена и его окружении, естественным образом превратило его в мишень для палестинской пропаганды.

Вопрос, впрочем, не в палестинцах. Вопрос – в курсе, который выбирает Нетаниягу. Как лидер «Ликуда» и правого лагеря, наконец, как глава правительства, он должен был бы обладать мужеством и дальновидностью, чтобы поддержать Либермана. Ему следовало бы открыто, без оговорок и недомолвок, подтвердить то, что сказал его министр иностранных дел: а именно, что Абу-Мазен не легитимен; что он стремится не к миру и достижению урегулирования с Израилем, а к подрыву Израиля; что его власть коррумпирована и авторитарна. Именно так надлежит вести себя лидеру, ответственному за свой народ и его будущее.

К сожалению, мы не услышали ничего подобного. Напротив, мы услышали от Нетаниягу, что он «не разделяет мнение» Либермана. Это значит, что он по-прежнему считает Абу-Мазена и его камарилью «партнерами по переговорам», сторонниками мира и готов идти им на политические уступки. Быть может, даже на «болезненные уступки», о которых так любит говорить его министр обороны Эхуд Барак. Вопрос, располагает ли глава правительства какой-либо долгосрочной стратегией или же плывет по течению, оставляя инициативу палестинцам, остается открытым…

А. Майстровой 

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D0%B2%D1%80%D0%B0%D0%B3_%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D1%80_%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BD/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку