Дело Либермана: пресс-секретарь Аялона призналась в распространении дезинформации по указке «сверху»

Дело Либермана: пресс-секретарь Аялона призналась в распространении дезинформации по указке «сверху»

Forumdaily Сегодня, 2 июля, в Иерусалимском мировом суде продолжилось слушание уголовного дела 57926-12-12 «Государство Израиль против Авигдора Либермана» (начало читайте здесь). Заседание началось в 13 часов, но прессу не собрало: с утра в Верховном суде разбирается кассационная жалоба прокуратуры по делу бывшего премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта. Оспаривая вынесенное окружным судом Иерусалима решение оправдать Ольмерта – полностью и частично – по так называемым делам «Конверты с долларами» и «Ришон-турс», государственная прокуратура обосновала свой протест не столько новыми доказательствами вины подсудимого, сколько страстной мольбой: «Разве такой сигнал должен был направить общественности суд, оправдав Ольмерта по делу о коррупции?!»

С моей субъективной точки зрения, Ольмерт был самым худшим в истории Израиля премьером. Хотя бы потому, что 53% поселенцев, депортированных из Гуш-Катифа и северной части Самарии около 8 (восьми!) лет назад, до сих пор скитаются по стране, не имея постоянного жилья, а с руин разрушенных еврейских поселков исламисты обстреливают ракетами огромный регион с более чем миллионным населением. Что же касается уголовных дел, возбужденных против Ольмерта, то в материалах минимум одного из них фигурируют показания американского бизнесмена Моше Таланского, утверждавшего, что он передал своему израильскому другу-покровителю в конвертах порядка 15.000 долларов США и еще около 4000 тысяч заплатил за его номер в отеле в США.

Несмотря на свидетельство Таланского, окружной суд Иерусалима не признал эти подношения взяткой: прокуратуре – с чисто юридической точки зрения — не хватило убедительных аргументов! В результате по объединенным производством делам о «конвертах с долларами» и «Ришон-турс» Ольмерта частично оправдали, признав виновным лишь по той самой статье, по которой сейчас обвиняется Авигдор Либерман: «Обман и утрата общественного доверия».

В деле Либермана, напомню, никакие доллары, шекели, рубли, гривны, фунты стерлингов и прочие дензнаки не фигурируют: судят бывшего министра иностранных дел за недоносительство о записке, переданной ему почти 5 лет назад бывшим послом Израиля в Беларуси. На заре процесса по «уголовному» делу 56926 прокуратура утверждала, что в обмен на оказанную ему услугу (предупреждение о том, что правоохранительные органы Еврейского Государства просят своих коллег из «компетентных органов» Беларуси расследовать на территории своей страны гипотетическую бизнес-деятельность «русского» политика) Либерман «протолкнул» Бен-Арье на пост посла в Латвии. Впоследствии, однако, подавляющее большинство свидетелей государственного (парадоксально, но факт!) обвинения в один голос заявили, что ни в каком покровительстве министра Бен-Арье не нуждался, так как является высокопрофессиональным дипломатом.

А сейчас, на завершающем этапе дачи свидетельских показаний, трое судей столичного мирового суда были вынуждены полтора часа выслушивать путаные откровения Офри Элиягу, с августа по декабрь 2012 года работавшей пресс-секретарем замминистра иностранных дел Дани Аялона.

Аялон противоречит самому себе

29 ноября 2012 года, напомню, Аялон дал ведущей 1-го канала телевидения Геуле Эвен интервью, в котором утверждал, что Зеэв Бен-Арье был назначен послом в Латвии на абсолютно законных основаниях.

Спустя несколько дней, 3 декабря, Аялону стало известно, что специальная комиссия НДИ не включила его в предвыборный список. Оставшись за бортом, он резко, на 180 градусов, изменил свою позицию и начал утверждать, будто министр иностранных дел Либерман просил его, как главу ведомственной комиссии, назначить Бен-Арье послом.

2 мая в ходе дачи свидетельских показаний в суде Аялону был задан вопрос, по каким причинам в интервью он сказал одно, а при даче показаний в полиции – совершенно иное. В ответ Аялон разъяснил: его подвела Геула Эвен! Офри Элиягу, пресс-секретарь замминистра, мол, заранее договорилась с Геулой или с ее продюсером Ишаем Черняком, что Аялону будут заданы только вопросы, касающиеся текущих политических проблем, в частности – демарша палестинцев в ООН. Эвен, однако, не сдержала данное ею (или продюсером ее программы) слово и под конец таки задала вопрос, касающийся дела Либермана. Однако вместо того, чтобы дипломатично уйти от ответа и перевести диалог на другую тему, как это делают в подобных ситуациях многие политики и дипломаты, Аялон сказал буквально следующее: «Комиссия по назначениям, которую я возглавляю, состоит из семи или восьми человек. Кандидатура Зеэва Бен-Арье была утверждена единогласно, потому что он обладает самыми лучшими качествами по сравнению с остальными кандидатами… Хочу сказать, что я возглавляю эту комиссию уже четыре года, и все назначения были сделаны очень честно. Имеются протоколы… Его назначение было утверждено единогласно, потому что он – достойный кандидат».

Обратив внимание на эти и другие расхождения между публичными высказываниями Аялона и его же показаниями в полиции (человек противоречит самому себе!), защитники Либермана решили перепроверить достоверность его версии, касающейся интервью с Геулой Эвен, и попросили известную журналистку явиться в суд. На предыдущем заседании в ходе дачи показаний в пользу защиты Геула Эвен-Саар однозначно утверждала, что никаких предварительных договоренностей между нею и Аялоном или его пресс-секретарем не было: на государственном телевидении не принято заранее согласовывать с интервьюируемыми, какие вопросы им будут заданы, а какие нет.

Утверждения Геулы Эвен-Саар несколько поколебал продюсер ее программы Ишай Черняк. Разоткровенничавшись с сотрудником государственной прокуратуры, он, среди прочего, сказал: «Я точно не помню (была ли предварительная договоренность относительно того, какие вопросы Аялону задавать, а какие нет – Э.Г.), я знаю, что такие требования не выдвигались, потому что я бы запомнил подобные требования».

Эти слова Черняка стали единственной зацепкой, за которую ухватилось государственное обвинение. Офри Элиягу была вызвана для дачи показаний с одной-единственной целью: опровергнуть утверждения Геулы Эвен-Саар относительно того, что журналисты и продюсеры не договариваются заранее с политиками о вопросах, которые им будут заданы в ходе интервью.

Офри Элиягу: «Пресс-служба Аялона соврамши»

На первый взгляд, эпизод третьего плана, по которому свидетельствовала Офри Элиягу, не имеет прямого отношения к делу о назначении посла и не может кардинально повлиять на окончательное решение судей. Однако бывшая помощница пресс-секретаря президента Израиля, проработавшая с Аялоном всего пять месяцев, поведала немало интересного как о своем «мимолетном» начальнике из МИД, так и о нормах профессиональной этики, которыми не брезгуют иные советники по связям с прессой.

В ходе перекрестного допроса Офри Элиягу подтвердила: ее гневная беседа с Ишаем Черняком, продюсером телепрограммы Геулы Эвен, состоялась примерно месяц спустя после того, как интервью с ее боссом Дани Аялоном вышло в прямой эфир, но никак не сразу после этого. На вопрос прокурора Михаль Сибель-Дарэль, пыталась ли пресс-секретарь Аялона записать на диктофон свой разговор с Черняком, Элиягу ответила отрицательно: «Нет, — после чего добавила: — Я хотела доказать Геуле Эвен, что договоренность была».

Возмущенный пост о якобы нарушенной договоренности то ли с Геулой Эвен, то ли с продюсером ее программы Черняком пресс-секретарь Аялона опубликовала на своей странице в социальной сети Facebook. Сегодня в суде, впрочем, Элиягу несколько снизила свой декабрьский полемический запал.

- Я не сказала Ишаю (Черняку), что Дани приедет в студию «при условии, что», — призналась она. – Не было такого.

Представителя защиты адвоката Ярона Костелица, впрочем, интересовал не столько текст Офри, опубликованный 27 декабря 2012 года на Facebook, сколько… его авторство!

Пришлось Офри Элиягу признать: она выложила пост по требованию Кларины Шпиц, начальника канцелярии замминистра иностранных дел Дани Аялона. Более того: Кларина, по словам Элиягу, сама составила текст, и Офри пришлось внести в него поправку.

Но если пост на Facebook можно считать частным делом, то официальное заявление замминистра иностранных дел СМИ определенно обладает огромной общественной значимостью. И представитель защиты адвокат Костелиц плавно перешел к сообщению для прессы, распространенному Офри Элиягу в двадцатых числах декабря – сразу после того как прокуратура подбросила СМИ сенсационную новость: главным свидетелем государственного обвинения выступит не кто иной, как заместитель главы МИД Дани Аялон! В ответ на «сенсацию» канцелярия замминистра распространила заявление, в котором черным по белому написано: «Дани Аялона вообще не допрашивали (в полиции – Э.Г.)».

- Это ваше заявление для прессы? – спросил Костелиц свидетельницу государственного обвинения.

- Мое, — подтвердила Офри Элиягу, после чего призналась: 20 декабря Аялон дал в полиции показания, и сообщение об этом было опубликовано во всех уважающих себя СМИ, в ответ на что ей пришлось распространить откровенную ложь.

Отвечая на вопрос адвоката Костелица, распространила ли она лживое заявление для прессы с согласия Дани Аялона, Офри Элиягу сказала:

- Я не рассылала пресс-релизы без санкции Кларины или Дани.

Полупустой (кассационная жалоба по делу экс-премьера Ольмерта затмила дело Либермана, кажущееся на его фоне досадным курьезом) зал оживился, а в последнем ряду кто-то иронически хмыкнул:

- Замминистра преднамеренно распространяет в СМИ лживые заявления?! «Правдивый» человек, однако…

Следующее заседание по делу о назначении посла состоится 11 июля. Суд заслушает аргументы государственного обвинения.

Слушание аргументов защиты состоится в конце июля.

 Будет жарко.

Эвелина Гельман