Иерусалиму нужен новый Теди Колек

Иерусалиму нужен новый Теди Колек

Мэр города пытается кормить жителей столицы "зрелищами", хотя им остро не достает "хлеба".

В 1965 году Теди Колек, сменив на посту мэра Иерусалима Мордехая иш-Шалома, сказал: "Произошло то, о чем я мечтал. Иерусалим – душа еврейского народа и еврейской истории. Человек может существовать без ноги и или без руки, но не может жить без сердца. Иерусалим – сердце еврейского народа".

Колек ставил перед собой амбициозную задачу: обеспечить подавляющее демографическое преимущество евреев в Иерусалиме – в идеале 70% евреев против 30% арабов. В 90-х годах эта цель была Колеком достигнута, но затем, вследствие нерадивости, некомпетентности и бездеятельности последующих мэров начался обратный процесс, и теперь мы с каждым годом отдаляемся от нее.

В последние десятилетия нееврейское (считай, арабское) население возросло в 4.3 раза (с 25.7% - до 37.9%) в то время, как еврейское – всего в 2.5 раза. Процент евреев в столице неуклонно уменьшается. С 2000 года число евреев возросло на 62,6 тысяч, в арабов - на 84.3 тысяч. Соотношение все больше увеличивается в пользу арабов: в 90-х годах евреи составляли 72% жителей Иерусалима, в 2000 году – 68.2%, а сегодня – всего 62%. Если дело и дальше пойдет такими темпами, то уже через 10 лет евреи превратятся в меньшинство в столице, и ее фактическая утрата станет неизбежной.

Могут сказать, что изменение расклада сил – объективная тенденция, вызванная большей рождаемостью в арабском секторе. Однако это утверждение справедливо лишь частично. Да, арабы рожают несколько больше, чем евреи, но главная проблема не в этом. Она - в отсутствии правильной, долгосрочной политики; стратегического, продуманного подхода. Все мэры, сменявшие друг друга после Теди Колека, не вкладывали необходимые средства в строительство, а то строительство, что осуществляется, является элитным – строятся богатые виллы и престижные комплексы стоимостью в миллионы доларов, как в районе Мамилы, например, или между Кирьят-Мемшала и центральной автобусной станцией. Это никак не назовешь подходящим жильем для среднего класса или тем более, для молодых пар. Более того, многие из этих престижных особняков и зданий покупают богатые евреи из Америки или Франции, чтобы приезжать в Иерусалим, как на "дачу" в летнее время.

При этом мэрия не заботится о создании достаточной инфраструктуры – прокладка новых дорог не соответствует требованиям города, его жители страдают от бесконечных пробок и заторов. Промышленность практически не развивается, не открываются новые предприятия, не создаются условия для открытия новых рабочих мест. Как и десять лет назад, значительная часть работающих иерусалимцев вынуждены ездить в Тель-Авив на работу и возвращаться вечером назад.

В жилых кварталах не разбиваются новые парки и скверы, не создаются спортивные комплексы и детские площадки, где можно было бы погулять с детьми и отдохнуть пенсионерам. Характерный пример: в крупнейшем жилом районе Иерусалима – Писгат-Зеэве нет ни бассейна и ни одного парка. Для прогулок с детьми жители квартала вынуждены спускаться в лес "Мир", расположенный в "вади".

То же можно сказать о других крупных районах, как Гило, например. Нынешний мэр Нир Баркат сам признал в телеинтервью, что пять лет своего пребывания на посту главы города не занимался "спальными районами". До них, с исчерпывающей откровенностью сказал он, у него просто не доходили руки.

При этом, именно жители этих кварталов несут на себе все бремя городских налогов. Из этих налогов и берутся средства для помпезных мероприятий, столь любимых Баркатом, а также - на развитие арабских и ультраортодоксальных кварталов. Ситуация, при которой сокращающееся работающее население тянет на себе огромную непроизводительную массу, подрывает перспективы Иерусалима на будущее. Мэр города, судя по всему, осознает это, и действует в своей манере: вместо того, чтобы хотя бы частично переложить бремя ответственности на тех, кто существует за счет городской казны – арабов и "харедим", он ...изыскивает новые способы обогащения за счет дееспособного населения. Только этим можно объяснить хищнические поборы с водителей, имевших неосторожность припарковаться не в том месте, и раздутый штат инспекторов, рыскающих в поисках добычи по всему городу. За пять лет мэрия вложила почти вдвое больше средств в ультраортодоксальные учреждения – ешивы, миквы, синагоги, чем в светские культурные учреждения.

Стоит ли удивляться тому запустению, которое царит в "спальных районах", – повсеместные мусор, грязь, неухоженность; отсутствие автобусных маршрутов, связывающих между собой и с центром города микрокварталы; дефицит во многих районах освещения; наконец, главная и самая серьезная проблема – растущая преступность. Прежде всего, со стороны арабов, живущих в соседних деревнях.

А ведь арнона в Иерусалиме самая высокая по всей стране: 66,5 шекеля за квадратный метр в год. В Беэр-Шеве, Ашдоде и Хадере она вдвое меньше - от 35 до 36 шек. за квадратный метр, а в Ашкелоне – вообще 31. Но те, кто бывал в Ашдоде, например, знают сколь озеленен этот город, как комфортно чувствуют себя тем жители, насколько продумана система транспортного снабжения. В таких зажиточных и успешных городах, как Кфар-Саба, Раанана, Нагария городской налог составляет от 41 до 43, а в Тель-Авиве – 42. Но разве можно сравнить степень удобства и благополучия здесь с Иерусалимом?

В этих городах созданы условия для открытия бизнеса – муниципалитеты всячески облегчают бюрократические препоны и создают условия для развития малого и среднего предпринимательства. В Иерусалиме дело обстоит прямо противоположным образом – за пять лет закрылись десять тысяч бизнесов. И здесь нет нужды даже обращаться к статистике – достаточно взглянуть на пустые витрины в центре города, где еще недавно были кафе, магазины, лавки и парикмахерские.

А вот и результат этой "плодотворной деятельности": с 2000 по 2010 год столицу покинули 179 тысяч евреев – представители среднего класса и молодежь (причем только в 2010 году – 17.3 тысячи человек). Иерусалимцы "голосуют ногами". И эта ситуации не изменится при нынешней бездумной, безответственной политике – она может только ухудшиться.

Для кого Баркат будет делать помпезные мероприятия с автогонками, фейерверками, иллюминацией и т.п.? Скорее всего, для самого себя, любимого. Арабам и "харедим" эти развлечения, мягко говоря, безразличны.

Городу сегодня, как никогда за последние четверть века, нужен сильный мэр, имеющий, как Колек, ясную систему приоритетов и решимость воплощать их в жизнь. Мэр, который облегчил бы бремя налогов на работающую, производительную часть населения, создал бы для них оптимальные условия жизни – от транспортной инфраструктуры до озеленения; обеспечил бы твердой рукой безопасность горожан, привлек в город производства и дал бы шанс частному бизнесу, вместо того, чтобы затягивать удавку на шее у предпринимателей. Такой мэр должен обеспечить эффективное взаимодействие с государственными структурами и министерствами, так как очевидно, что муниципалитет своими силами не справиться со стоящими перед ним задачами. Например, очень важно незамедлительно вовлечь Иерусалим в проекты "Городская полиция" и "Город без насилия", установить тесное сотрудничество с инициатором этих программ министром внутренней безопасности Ицхаком Аарановичем. Выделить дополнительные бюджеты на образование, которое в Иерусалиме еще в худшем положении, чем в арабской Тайбе.

С другой стороны, непроизводительные секторы в лице ультраортодоксов и жителей арабских деревень должны не только получать из городской казны, но вносить хотя бы минимальный вклад в развитие и благополучие Иерусалима.

Такой мэр должен забыть о салютах и показухе, и заняться восстановлением приходящего в запустение города. Нир Баркат выбрал легкий путь, но это не тот путь, что нужен городу. Иерусалиму нужен мэр, подобный Колеку, который мало говорит и много делает; хороший управленец и ответственный лидер.

Иерусалим, как сердце больного человека, нуждается в интенсивной терапии. "Валидольчик" и "клоунотерапия" на данном этапе уже, увы, не помогут...

Александр Вайнберг