Израиль вступает в борьбу за сердце Африки

Израиль вступает в борьбу за сердце Африки

Израиль и быстроразвивающиеся страны Африки связывают стратегические вызовы и интересы, выходящие далеко за пределы сиюминутной выгоды.

Предрассудки и стереотипы – столь же неотъемлемая часть политической культуры, как и культуры вообще. Нам, евреям, хорошо известно, насколько они сильны, глубинны, влиятельны и в то же время зачастую надуманы. Если и есть целый континент, в отношении которого негативные клише необычайно велики, то это Африка.

Вот несколько укоренившихся предубеждений. Первое – Черная Африка (к югу от Магриба) являет собой безрадостную картину тотальной нищеты, голода, безмерной коррупции, неграмотности, племенной розни, всевозможных дикостей, языческих пережитков и т.п.

Второе – африканские страны – это диктатуры, беспощадно и в "особо извращенных формах" гнобящие своих поданных. В этой связи упоминают президентов-людоедов угандийского диктатора Иди Амина и главы Центральноафриканской республики Жана Бокассо, Роберта Мугабе и т.п.

Третье – государства "черного континента" "на корню куплены" исламским миром и проводят ту политику, которую им диктуют из Эр-Рияда и Дохи. В этой ситуации все попытки нормализовать отношения с Израилем обречены на заведомый провал, и представители этих государств будут покорно голосовать в ООН, как им скажут арабские шейхи.

Начнем с первого клише. Экономический рост в странах Африки за последний год достиг 6% - один из наиболее высоких в мире. (Для сравнения, в Европе он остается практически на нуле). Некоторые страны, как, Ангола, Мозамбик, Малави, Руанда, Нигер, Кения и Эфиопия, демонстрируют необычайно высокие темпы развития (Ангола - 17%-й экономический рост, Мозамбик и Малави - 8%-й). Правительство Нигерии, например, осуществило приватизацию крупнейших нефтеперерабатывающих предприятий и провело рыночные реформы. В будущем роль этих государств будет возрастать, и, соответственно, увеличиваться их политический вес. По мнению экспертов Всемирного банка, перечисленные страны Черной Африки приблизились к среднестатистическому доходу в мире или уже достигли его.

Это объясняет тот необычайный интерес ведущих держав к Африке. Наибольшую активность на африканском континенте проявляет Китай (на Поднебесную приходится 12.5% африканского экспорта), за ним следует Индия (4%). Индонезия, Малайзия, Саудовская Аравия, Таиланд и ОАЭ - крупнейшие импортеры природных ископаемых, коими так богат Черный континент. Интерес к Африке в Пекине, Дели, Вашингтоне, странах Дальнего Востока растет, и можно уверенно предсказать, что он будет только усиливаться.

Аспект второй – политический. Африканский континент по-прежнему душат этнические войны, религиозные конфликты (прежде всего, с воинственным исламом), племенные розни. Тем не менее, ситуация здесь стабилизировалась, а военные перевороты и гражданские войны перестали быть обыденным явлением, как прежде. Черная Африка уступила "пальму первенства" арабскому миру, где царят куда большие хаос и анархия, чем в странах южнее Магриба. Некоторые государства, как Кения, Нигерия, Эфиопия, Уганда, Ангола, проделали огромный путь от диктаторских режимов к сравнительно устойчивой демократии. И это – отнюдь не малозначительное достижение для народов с еще недавно патриархальным строем и архаичной культурой.

Наконец, третье, – зависимость от исламского мира. Приведу два характерных примера. В ноябре 2011 года президент Уганды Йовери Мусавени сделал то, на что не решился ни один политик "просвещенного" западного мира. Находясь в визитом в Тегеране, он подарил Махмуду Ахмадинеджаду ...Тору. Мусавени, убежденный христианин, разъяснил Ахмединеджаду, что тот «должен лучше узнать историю еврейского народа и убедиться, что евреи имеют историческое право на Святую землю».

Второй пример. Во время празднования независимости Южного Судана на улицах столицы Джуба развивались бело-голубые израильские флаги. Это удивительно лишь на первый взгляд – ведь именно израильский МИД внес немалый вклад в обретение независимости христианскими и языческими племенами Южного Судана, которым пришлось вести войну не на жизнь, а на смерть с исламским режимом Судана во главе с Омаром аль-Баширом. Аль-Башир – союзник Ирана (иранское оружие доставляется из Ирана в Судан, а уже оттуда – в Рафиах) - использовал для подавления восставших весь арсенал средств восточной деспотии: по его распоряжению сжигались поля и деревни, местное население продавалось в рабство или попросту вырезалось бандами карателей; практиковались массовые пытки и изнасилования, в том числе малолетних детей. Международное сообщество, занятое защитой прав "палестинского народа", «успешно» долгие годы закрывало глаза на эти зверства.

Любопытен нюанс: на восстание против суданского режима христианских повстанцев подтолкнула ...победа Израиля в Шестидневной войне.

В действительности, многие африканские государства крайне заинтересованы в сотрудничестве с Израилем и симпатизируют ему. Так, опрос, проведенный Би-Би-Си в 22 странах в мае 2012 года, выявил удивительный факт: Израиль наиболее популярен в четырех странах: США, Нигерии, Кении и Гане.

Это закономерно. С одной стороны, молодые африканские народы не скрывают восхищения израильскими достижениями и стремятся перенять их, с другой, видят в нашей стране естественного союзника против общего врага – воинствующего исламского фундаментализма. "Палестинская проблема" им безразлична.

Теоретически очевидно, что Израиль должен был бы стремиться, как в остальные государства мира, использовать богатейшие ресурсы Африки и обрести дополнительных друзей. Но на деле происходило прямо противоположное. Черный континент был предан забвению, зато все усилия сосредотачивались на "палестинском направлении". Если в 70-х годах израильские дипломаты еще работали в Африке, то в дальнейшем дипломатическое присутствие было практически полностью свернуто.

Авигдор Либерман стал первым, кто в рамках многовекторной политики вернул странам Черной Африки достойное место в отечественном МИДе. Одно из своих первых турне в сентябре 2009 года он совершил в Африку, и не скрывал удивления, насколько дружественным и открытым было отношение к Израилю. По его словам, лидеры Кении, Ганы и Эфиопии удивлены и разочарованы политикой Израиля: в Иерусалиме о них вспоминают лишь, когда требуется их голос в ООН. В начале июня Либерман вновь собирается посетить африканский континент.

За несколько лет Израилю удалось выстроить заново отношения со многими государствами Африки, которые остро нуждаются в израильских технологиях в области ирригации, здравоохранения, образования. Уже упомянутый выше президент Уганды Йовери Мусавени, как и бывший премьер-министр Кении Раила Одинга, участвовал в международной выставке WATEC-2011, где были представлены израильские технологии в области опреснения воды и капельного орошения.

Два года назад, по инициативе Либермана, после 40 лет отсутствия, возобновило работу посольство Израиля в столице Ганы - Аккре. За короткое время Израиль превратил эту страну, оказывая ей экономическую помощь, помогая наладить систему образования и инвестируя в сельское хозяйство крупные средства, в своего партнера.

Другой пример – Ангола. Во время гражданской войны в этой стране Израиль оказывал поддержку «Национального союзу за полную независимость Анголы» (УНИТА) и «Национальному фронту освобождение Анголы» (ФНЛА) в войне марксистской группировкой «Народное движение за освобождение Анголы - Партия труда» во главе с Агоштинью Нету. Жозе Эдуарду Душ Сантуш после распада Восточного блока взял курс на сближение с США и Израилем. В 2005 году он побывал в Израиле и подписал соглашение о коммерческом сотрудничестве. Но на новый уровень двустороннего развития отношения между странами вышли после визита в Иерусалим в августе 2012 года главы МИДа Анголы Джорджа Чикоти.

Ангола – не только богатейшая страна Африки и кладезь полезных ископаемых. Обладая влиянием на юге континента, она способна частично нейтрализовать антиизраильский курс ЮАР и способствовать получению Израилем статуса наблюдателя в Организации африканского единства.

Успешно развивается сотрудничество с Южным Суданом, где сосредоточено 80% нефти Судана, а также залежи железа, хрома, цинка, золота, серебра и других полезных ископаемых. Признав Южный Судан, Израиль начал оказывать экономическую помощь молодому государству. По словам израильского бизнесмена Меира Гривера, возглавляющего компанию South Sudan Development Company Ltd., израильским предпринимателям следует «спешить» с инвестициями и заключением сделок, чтобы опередить китайских и американских конкурентов.

Отдельная тема – сотрудничество в войне с исламистами. В Уганде, например, почти 85% населения составляют христиане, а мусульмане – чуть более 12%, но последние намного агрессивнее. Они ведут активную пропаганду среди христианского населения, поджигают церкви, запугивают и убивают мусульман, перешедших в христианство.

Теракты в Найроби, столице Кении, в сентябре прошлого года, шокировали своей жесткостью весь мир, как и постоянные зверства исламистов в Нигерии. Силы безопасности Кении ведут ожесточенную войну с сомалийским филиалом "Аль-Каиды" «Аль-Шабаб». В Нигерии христиан практически столько же, сколько мусульман, однако исламисты основали на севере страны государство шариата и терроризируют христиан в смешенных районах. В Эфиопии, древней христианской стране, мусульман уже треть населения, а в пограничных с Сомали районах они находятся под влиянием фундаменталистов. В Анголе местные власти в борьбе с исламистами разрушают мечети.

Нам мало что известно о сотрудничестве Израиля с этими странами, но по отдельным публикациям в СМИ, очевидно, что оно осуществляется, и весьма интенсивно. Так, известно, что Израиль оказывал помощь Кении после теракта в Найроби.

Есть и еще один примечательный момент: христианство в Африке переживает бурный подъем, и, более того, здесь весьма сильно евангелистское направление, поддерживающее Израиль. Пример Йовери Мусавени – тому подтверждение.

Сотрудничество с африканскими странами не просто тактически выгодно, но необычайно перспективно в долгосрочном отношении и способно существенно укрепить позиции нашей страны в будущем.

 

Александр Вайнберг