Израиль – диаспора: трещина углубляется

Израиль – диаспора: трещина углубляется

Еврейская диаспора становится не только все более равнодушной к судьбе Израиля, но даже враждебной ему. И если не изменить систему образования в «галуте», ситуация будет только ухудшаться.

Недавно, выступая на Конференции президентов ведущих еврейских организаций Америки, министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман

поднял тему столь же актуальную, сколь и болезненную. Данная тема лежит за пределами текущей политики, но представляет не меньшую угрозу еврейскому народу, и соответственно Израилю, чем иранская ядерная программа и мирные соглашения с сопутствующими им далеко идущими территориальными уступками. Это – набирающая силу ассимиляция в диаспоре, со всеми вытекающими негативными последствиями.

Либерман привел впечатляющие цифры и факты: еврейская жизнь в Северной Америке, где сконцентрирована главная жизнь диаспоры, сокращается, подобно шагреневой коже. В США только 12% еврейских детей посещают еврейские школы; а большинство этих школ имеют более низкий уровень подготовки, чем средние общенациональные школы. Большинство израильских дипломатов за границей посылают своих детей не в еврейские учебные заведения, а в средние школы, поскольку считают, что там уровень образования выше. Сходная ситуация наблюдается не только в Северной Америке, но во всех странах, где существуют большие общины – в Аргентине, Франции, Великобритании.

Ошибаются те, кто полагают, что упадок еврейских общин – проблема исключительно диаспоры. Еврейский народ представляет собой цельный, единый организм, и болезнь одного органа не может не отразиться на здоровье всей нации, частью которой является государство Израиль. Утрата американским еврейством связи с корнями и традициям неизбежно влияет на отношение к Израилю, и это как раз то, что происходит на наших глазах.

Некоторое время назад на иврите была издана книга американского писателя Шмуэля Рознера под названием «Штейтл, бейгеле, бейсбол», повествующая о проблемах американского еврейства и его меняющемся на глазах мировоззрении. Он пишет, что от поколения к поколению американские евреи не только теряют интерес к Израилю, но рассматривают его как помеху своему душевному благополучию. Подавляющее большинство молодежи, в отличие от их дедов и бабушек, отцов и матерей, не испытывает ни малейшего интереса к еврейскому государству.

Большую часть тех, кто приезжает в Израиль погостить или на постоянное место жительство, составляют ортодоксы (73%) и люди за 65 лет и выше, в то время как процент молодежи крайне незначителен.

Рознер приводит слова Аарона Гамбургера, молодого американского писателя еврейского происхождения: «Израиль – прекрасное место, но мы, евреи Северной Америки, не собираемся переезжать сюда».

Большинство молодых евреев США не воспринимают Израиль, как Землю Обетованную, не верят в предназначение своего народа и древние пророчества. Для них Израиль – не более чем политическое образование, причем далеко не всегда соответствующее их либеральным воззрениям.

«Я думаю, мы должны делать различие между Землей Обетованной и современным Израилем. Царство Израиля, в которое мы вернемся в «конце времен», не имеет отношения к государству Израиль – политическому образованию, рожденному по решению ООН», - говорит Гамбургер.

Рознер ссылается и на другое исследование представителей молодого еврейского поколения Америки - книгу «Конец еврейской диаспоры». Здесь доказывается, что Израиль отнюдь не является той самой Землей Обетованной, о которой идет речь в ТАНАХе, а американское еврейство может существовать вполне автономно и без еврейского государства на Ближнем Востоке.

В исследовании «Идентичность, ассимиляция, непрерывность» профессора Серджио Дела Пергола и Хаим Ваксман указывают, что только 28% американских евреев определяют себя, как «сионисты». Число сторонников сионизма и Израиля среди евреев Северной Америки постоянно снижается, особенно среди молодежи. Если среди людей старшего возраста число активных сторонников еврейского государства составляет 40%, то среди молодежи (до 35 лет) – всего 20%.

Большинство евреев США и Канады или ассимилированы, или принадлежат к реформистскому движению. Израиль их, как таковой, практически не интересует, и эта тенденция нарастает. Еще в 2005 году лидеры реформистов организовали конференцию в Хьюстоне для обсуждения сионистской идентификации движения и путей поддержки Израиля. На встречу пришло всего …несколько десятков человек. Остальные его проигнорировали - Израиль и его проблемы были им безразличны.

Обозреватель The Wall Street Journal Лоуренс Каплан язвительно писал об этом событии: «Создалось впечатление, что реформистских евреев волнует не столько вопрос «Хорошо ли это для евреев?», сколько вопрос «Хорошо ли это для американского либерализма?».

Сильное чувство еврейской идентификации присуще 91% ортодоксальных евреев, но не они выразители настроений в американской диаспоре в целом. Хуже того, в отличие от старшего поколения еврейская молодежь, как огня, боится обвинений в «двойной лояльности». Поэтому они в массе своей выступают за «мирный процесс» и поддерживают решение Обамы пойти на сделку с Ираном, ослабив режим санкций в отношении последнего.

Почти все они ненавидели (именно ненавидели!) Джорджа Буша-младшего, несмотря на его открытую симпатию к Израилю, и поддерживали Джона Керри, когда тот баллотировался в 2004 году на пост президента США. Как мы знаем, на выборах в 2008 и 2012 годах 70% американских евреев голосовали за Барака Обаму, чье отношение к Израилю весьма проблематично, притом, что кандидаты от Республиканской партии (Джон Маккейн и Митт Ромни) занимали последовательную произраильскую позицию. В массе своей американское еврейство разделяет универсалистские ценности Обамы и равнодушно (в лучшем случае) к Израилю.

Это – качественно новое явление для еврейской общины США. В прошлом, наоборот, они активно поддерживали того президента, который выступал на стороне Израиля.

Сейчас все изменилось. Для многих евреев Америки Израиль – уже не столько олицетворение гордости, сколько бремя, и они всячески от него дистанцируются. Президенты США – сторонники Израиля - в их глазах выглядят неприемлемыми. И такое отношение, прежде всего, характерно для еврейской молодежи. В массе своей они – либералы, восхищающиеся Обамой и обвиняющие Израиль в том, что своей строптивостью он обрекает себя на международную изоляцию. Израиль, полагают они, должен пойти на любое соглашение с палестинцами, и перестать противопоставлять себя международному общественному мнению. Многие из них стыдятся своего государства, и не удивительно, что среди наиболее рьяных критиков Израиля мы все чаще и чаще встречаем еврейские имена. Причем эта критика становится все более агрессивной, истеричной и оторванной от реальности. Учитывая, что большинство представителей нового поколения еврейства Америки – люди не просто образованные, но принадлежащие к высшему обществу и даже его элите – крупные адвокаты, журналисты, предприниматели, профессоры, писатели, общественные деятели, представители богемы – то их мнение не ограничивается личным выбором, и влияет на все общество в целом.

То же можно и об английской общине, где, из-за страха быть обвиненными в не политкорректности, придерживаются правил «не высовывайся» и «моя хата с краю».

Таким образом, речь идет о расколе между Израилем и диаспорой, и раскол этот, с годами и сменой поколений, только углубляется. К сожалению, если не удастся предпринять шаги, направленные на возрождение национального самосознания, мы в самом скором времени придем к ситуации, когда пропасть между евреями Израиля и диаспорой будет непреодолима, а сама диаспора перестанет быть источником силы и поддержки еврейского государства.

Либерман в своем выступлении подчеркнул, что путь к возрождению общинной жизни и союза с Израилем лежит через восстановление образовательных еврейских программ и сионистское обучение. «Создание международной сети еврейских школ – только часть моего долгосрочного видения. Моя конечная цель – способствовать репатриации 3.5 млн. евреев диаспоры в ближайшие десять лет с тем, чтобы еврейское население Израиля превысило 10 миллионов. Я знаю, что многим мой план покажется нереалистичным, а другие могут сказать, что это не более чем лозунг. Но, как говорил Герцль, «если захотим, то сказка станет былью», - сказал он.

Александр Вайнберг, "Мнения"