Изя в стране ООН

Изя в стране ООН

Только осознание своей правоты может позволить Израилю выстоять в мире, где нормы диктуют ООНовская ВОХРа и «социально близкие» ей «элементы».

Александр Солженицын описывал ГУЛАГ как систему с предельно жесткой иерархией. Власть принадлежала ВОХРу, их естественными союзниками (или сообщниками) были «социально близкие» - «урки», а внизу пирамиды находились «политические» - ненавидимые и теми, и другими. Вряд ли Элеонора Рузвельт, основывая в 1948 году Комиссию ООН по правам человека, знала об этой структуре и уж наверняка не хотела воспроизвести ее в мировом масштабе. Тем не менее, как известно, дорога в ад выложена благими намерениями, и история знает бесчисленное подтверждение этой печальной метаморфозы: от первой христианской общины с ее смирением и послушанием до утопистов-социалистов Сен-Симона и Роберта Оуэна.

ООН, как и Совет по правам человека, давно уже превратился в злую карикатуру на самое себя. Созданный для поддержания мира, ООН, - ныне гигантский бюрократический и самодостаточный аппарат. Он опирается на «социально близких» - диктатуры и режимы Третьего мира, главным образом, мусульманских стран, определяющих его повестку дня и приоритеты. Внизу пирамиды находятся «политические» - Запад, который добровольно согласился на роль «полезного идиота», оплачивая ненависть по отношению к самому себе.

В точности как описывал Александр Исаевич, свои усилия «ВОХР» и «социально близкие» направляют на то, чтобы расколоть и ослабить «политических». Для этого из числа последних выбирается жертва - главный объект глумления и издевательства. Тех, кто пытаются его защитить, наказывают, остальным предлагают жить по принципу «он умрет сегодня, ты – завтра». Принцип работает, и большинство «политических», за исключением горстки самых мужественных, не вмешиваются в травлю изгоя.

По понятным причинам Изя стал той самой «белой вороной» практически сразу, как оказался в ООН. Он бесправен по определению. Каждый его шаг, как бы ни хотел он стать «своим», осмеивается и поносится. Он – воплощение всего самого чуждого и враждебного, что ассоциируется с «политическими»: свободы, интеллекта, открытости, сдержанности, терпимости. И чем больше он демонстрирует эти качества, тем более ненавистен становится.

«Борьба с оккупацией» - «дело принципа» и одновременно «источник дохода» гигантской структуры современного ВОХРа. Деятельность ООН почти всецело зафиксирована на Израиле – бесчисленные финансовые потоки и сонмы интересантов вьются вокруг «законных прав палестинцев».

ООН создала структуру по оказанию помощи палестинским беженцам (UNRWA), чьи критерии кардинально отличаются от критериев в отношении всех остальных беженцев в мире, которыми занимается Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR). UNHCR считает беженцами только лиц, покинувших ту или иную страну, но не их потомков. UNRWA закрепляет статус беженцев за детьми, внуками и правнуками палестинцев. UNHCR трудоустроил 50 млн. беженцев, число палестинских беженцев возросло с 750 тысяч до 5 миллионов. Бюджет UNRWA на 2010 год составлял 1.23 млрд.долларов, а бюджет UNHCR за этот же срок – 3 млрд.долларов (весь бюджет ООН на 2008-2009 гг. более 4 млрд. долларов). В UNHCR работают около семи тысяч человек; в UNRWA- 30 тысяч. Гигантская самодостаточная структура, UNRWA стремится не решить проблему палестинцев, а увековечить ее. Вместе с главарями ХАМАСом (как и с властями ПА в Иудее и Самарии) чиновники UNRWA создали «симбиоз паразитов», которые нуждаются друг в друге, чтобы выкачивать средства из Запада и набивать ими свои карманы.

Не удивительно, что UNRWA всячески помогает ХАМАСу, предоставляя свои школы, кареты «скорой помощи» и учреждения для хранения оружия, ракет и транспортировки боевиков. Если это оружие «обнаруживается», его возвращают «законному владельцу», как это дважды на наших глазах происходило в Газе.

Большая часть работы Генассамблеи посвящена Израилю. В 2013 году, в разгар «арабской весны», Генассамблея ООН приняла 21 резолюцию, осуждающую Израиль, и всего четыре резолюции в отношении всех остальных стран: по одной – по Сирии, Ирану, КНДР и Бирме. Совет Безопасности ООН с 1948 года принял 79 резолюций, осуждающих Израиль – ни одна страна не удостоилась и десятой доли этого.

С 2006 года Совет по правам человека принял 50 резолюций, осуждающих Израиль – половину всех принятых им резолюций. За первые месяцы 2007 года, например, Совет принял 10 антиизраильских резолюций – Израиль был единственной страной, названной по имени. В отношении Судана была использована формулировка с выражением «глубокого сожаления». По словам профессора международного права Университета Торонто Энн Баефски, «члены Комиссии традиционно избегают критики в адрес государств, нарушающих права человека, зато фокусируют все внимание на Израиле». Через полгода после ухода Израиля из Газы, в декабре 2005 года, эксперт Совета Джон Дугарт назвал Газу «оккупированной территорией». Блокаду сектора он характеризовал, как «зверское коллективное наказание палестинцев», а другой эксперт Ричард Фальк (еврей-самоненавистник), как «преступление против человечности». В 2009 году Совет потребовал созыва экстренной комиссии «по расследованию действий, совершаемых Израилем против палестинского народа». В марте 2012 года Совет пригласил в качестве почетных гостей главарей ХАМАСа, которые выступили перед почтенной публикой в Женеве. Это не мешает Верховному комиссару по правам человека Нави Пиллэй утверждать, что ее подход совершенно объективен.

Это закономерно. «Социально близкие» в Совете включают такие страны, как Мавритания, Буркино-Фасо и Республика Конго, в которых практикуется рабство и торговля людьми (в Конго, например, пигмеи играют роль «домашних питомцев», а в Мавритании все население разделено на касты: «белые берберы» - рабовладельцы, «черные берберы» - рабы и негры – низшее сословие); Саудовскую Аравию, где запрещается появление женщины на улице без мужчины, поп-музыка, выгул в парках собак и кошек (это может способствовать сексуальным связям), ношение джинсов, шортов, фаст-фуд; Иран, где гомосексуалистов побивают камнями; Куба, где число политзаключенных увеличилось в полтора раза с 2011 году по 2012 год.

Есть ли у Израиля шанс быть понятым и принятым этой компанией? Ни единого – он будет ненавистен до тех пор, пока существует, и должен действовать, исходя из соображений безопасности и собственных моральных ценностей. С самого начала нынешней операции было ясно, что Совет по правам человека создаст комиссию по расследованию и каковы будут результаты этой комиссии. Но, парадоксальным образом, чем сильнее ненависть современного ВОХРа и «социально близких», тем увереннее должен чувствовать себя Изя. «Когда такие государства, как Куба, Венесуэла и подобные им, которым понятие прав человека неведомо изначально, голосуют против нас – это верный признак того, что мы все делаем правильно», - сказал Либерман.

У Изи есть друзья, и не так мало, но выживет он только, когда не будет каждый свой шаг делать с оглядкой на «мировое общественное мнение». «Мировое общественное мнение» жаждет только одного: присутствовать при его кончине, и насладиться его мучениями. Такова психология ВОХРа и «урок», ибо им важно не только уничтожить свою жертву, но запугать остальных, кто еще пытается противостоять им.

 

Александр Майстровой, "Вести"