Иудея, Самария и международное право: пора обратиться к фактам

Иудея, Самария и международное право: пора обратиться к фактам

В статье "Гуманитарное право против политического выбора", опубликованной 21 ноября, Хуан Педро Шерер, глава делегации Международного комитета Красного Креста (МККК) в Израиле, повторяет бытующую точку зрения: Иудея и Самария (или "Западный берег", как принято именовать эти земли) является "оккупированной территорией".

Господин Шерер настолько уверен в правильности своей точки зрения, что просто напрашивается на дебаты по затронутому им вопросу.

Однако прежде, чем привести противоположную точку зрения, уместно развенчать заявление господина Шерера. Свой опус он, подобно многим другим авторам, начинает с цитаты статьи 42 Гаагской конвенции 1907 года "О военной власти на территории неприятельского государства": "Территория признается занятою, если она действительно находится во власти неприятельской армии. Занятие распространяется лишь на те области, где эта власть установлена и в состоянии проявлять свою деятельность".

"Факты на местности таковы, - пишет Шерер, - что они прямо подпадают под определение "оккупированной территории", закрепленное в статье 42".

В поселке Хават-Гилад (Самария)

Чтобы упредить аргумент, часто используемый юридически подкованными представителями Израиля, Шерер утверждает: "Международное гуманитарное право не требует, чтобы территория, занятая иностранной армией, принадлежала суверенному государству".

Такая интерпретация статьи 42 Гаагской конвенции вызывает недоумение, потому что это на самом деле факты на местности в Иудее и Самарии никоим образом не подпадают под определение "Военная власть на территории неприятельского государства". Последнее слово в названии – "государство" предельно точно определяет тип территории!

В международном праве, как и в любом другом, к интерпретациям (толкованиям) прибегают лишь в тех случаях, когда формулировка той или иной статьи неясна или расплывчата. Тот факт, что упомянутая Шерером статья Гаагской конвенции предельно четка и ни в каких толкованиях не нуждается, напрочь опровергает главный аргумент автора!

Возможно, путаница началась из-за того, что Международный комитет Красного Креста, поспешивший заклеймить Израиль как "оккупанта" вскоре после нашей победы в Шестидневной войне, ни разу за 19 лет незаконного иорданского правления в Иудее и Самарии не воспользовался подобными толкованиями.

На самом деле, если бы кому-то потребовались аргументы для доказательства того, что десятки других государств в ходе территориальных конфликтов оккупировали те или иные регионы, он вряд ли смог бы воспользоваться "аргументацией" МККК, на которую данная организация опирается в случае с Израилем.

С председателем регионального совета Эли Малкой на Голанах

Следующий аргумент Шерера, касающийся еврейских поселков, расположенных за линией прекращения огня 1949 года, применяется настолько часто и широко, что заезжен до тошноты. Впрочем, широчайшая популярность данного аргумента отнюдь не меняет его изначально ошибочной сути.

"Перемещение населения в целях создания поселений запрещены международным гуманитарным правом независимо от того, были ли люди перемещены прямо или косвенно - посредством стимулов, поощрений и других мер, способствующих заселению оккупированной территории, - пишет Шерер. – Не зря этот вопрос детально рассматривается в четвертой Женевской конвенции".

На самом деле, в соответствии со статьей 49 четвертой Женевской конвенции о защите гражданского население во время войны (1949 г.), опубликованной на веб-сайте Международного комитета Красного креста", "оккупирующая держава не сможет депортировать или перемещать часть своего собственного гражданского населения на оккупированную ею территорию". Термины "депортировать" и "перемещать" подразумевают активные действия, они означают, что гражданские лица перемещены не по собственной воле.

Не знаю, задумывался ли г-н Шерер над тем, соответствует ли сути данной статьи 4-й Женевской конвенции его интерпретация абсолютно добровольного переселения – даже при условии, что государство оказало поселенцам какую-то помощь.

Чтобы по-настоящему понять, что именно подразумевается в приведенной выше статье, следует обратиться к истории.

В своей речи в 2009 году Филипп Шперри, директор Управления международного права и сотрудничества МККК, в частности, сказал: "Решение о разработке в 1949 году Женевской конвенции было продиктовано трагедией Второй мировой войны, и конвенция была предназначена для того, чтобы заполнить пробелы в международном гуманитарном праве, выявленные в результате вооруженного конфликта".

В частности, сформулировать статью 49, имеющую отношение к данной дискуссии, заставил тот факт, что нацисты проводили политику принудительного перемещения части своего собственного населения на территории, оккупированные до и во время Второй мировой войны. Самой позорной страницей этой политики стало насильственное перемещение, или депортация евреев, отправленных на оккупированные территории и убитых в массовом порядке в Польше и других странах.

Не просто трудно – смешно предположить, что стимулы, использованные правительством Израиля с тем, чтобы побудить евреев жить в колыбели древней еврейской цивилизации, чем-то сродни геноциду: нацисты, напомню, отправляли евреев не просто на принудительные работы, но на верную смерть.

Хотя я не уверен, что Шерер намеревался сделать такое сравнение, даже поверхностное чтение протоколов подготовительных дискуссий, которые велись в ходе разработки четвертой Женевской конвенции, ясно демонстрирует намерения ее составителей. В ходе обсуждения термины "принудительный трансфер" и "депортация" использовались постоянно - в целях обеспечения максимальной ясности, которая исключит потребность в интерпретациях (толкованиях) данной статьи.

Положение Женевской конвенции о насильственном перемещении населения не может рассматриваться как запрет на добровольное возвращение граждан в города и поселки, из которых в свое время были изгнаны их предки.

Общеизвестные факты, однако, таковы: на протяжении многих лет "правозащитники" постоянно твердят, что Израиль якобы "оккупировал" Иудею и Самарию и что поселения являются незаконными в соответствии с международным правом.

В 1980 году Дж. Стоун, профессор юриспруденции и международного права, писал: " В связи с принципом ex iniuria [недопустимо создавать законы на основе актов несправедливости], Иордания никогда не обладала и сейчас не имеет никакого права на земли на "Западном берегу", как, впрочем, не претендует на подобный статус никакое другое государство. Таким образом, статья 49 кажется неприменимой в данном случае. Но даже если бы какое-либо государство когда-нибудь в прошлом и владело этими землями, факт добровольного появления в последние годы поселений не подпадает под статью 49, которая, скорее, подразумевает насильственное перемещение граждан одной из воюющих сторон на оккупированную территорию либо, наоборот, перемещение местных жителей по любым соображениям, за исключением соображений безопасности".

Бывший юридический советник госдепартамента США Стивен Швебель, позднее возглавивший Международный суд в Гааге, написал в 1970 году по поводу Израиля: "Если предыдущий владелец территории захватил ее незаконно, государство, которое впоследствии заняло эту территорию в целях гарантированной законом самозащиты, находится в лучшем положении, чем предыдущий владелец".

Наконец, профессор Юджин Ростоу, бывший заместитель госсекретаря США по вопросам внешней политики, написал в 1991 году: "Право евреев селиться в этом районе во всех измерениях и по всем параметрам эквивалентно праву на проживание там местного населения".

Приведенные выше мнения трех экспертов по вопросам международного права, впрочем, как аналогичная точка зрения многих других специалистов, однозначно указывают на то, что два главных аргумента Шерера базируются на крайне зыбкой почве.

Во-первых, ясно, что до сих пор Иудея и Самария не принадлежали какому-либо государству, но ведь именно факт такой принадлежности требуется для того, чтобы нынешняя ситуация подпадала под статью 42 Гаагской конвенции 1907 года под названием " О военной власти на территории неприятельского государства".

Во-вторых, совершенно очевидно: чтобы некое деяние подпадало под статью 49 четвертой Женевской конвенции, государство должно активно перемещать либо депортировать своих граждан на занятую им территорию. Ничего подобного в истории израильского контроля над Иудеей и Самарией нет!

Разоблачение неточностей, содержащихся в статье Шерера, - отнюдь не академический экзерсис. Международный комитет Красного Креста считается признанным инициатором разработки и принятия Женевской конвенции и других документов, которые легли в основу современного международного права. Большинство членов международного сообщества зависят от того, какую интерпретацию даст МККК тем или иным фактам. При этом международное сообщество слепо полагается на "экспертное заключение" МККК и не проводит собственных тщательных независимых расследований. Таким образом, точка зрения МККК либо его представителей весьма и весьма значима.

Однако претензии МККК, касающиеся арабо-израильского конфликта, основаны на ложных толкованиях и частично либо полностью неточных заявлениях. Это наносит ущерб не только Израилю, но и самой возможности мирного урегулирования в нашем регионе.

Я полностью согласен с Хуаном Педро Шерером: пора обсудить "вопросы огромной гуманитарной важности". Пора также вернуться к намерениям и оригинальным формулировкам специалистов, стоявших у истоков международного права, и перестать полагаться на интерпретации, не имеющие под собой солидных юридических оснований.

Яир Шамир,

министр сельского хозяйства