Леонид Летинецкий: " Наши взгляды на идеологическую платформу очень близки"

Леонид Летинецкий: " Наши взгляды на идеологическую платформу очень близки"

Первое радио. Ведущий – А. Вальдман

Его собеседник: Леонид Литинецкий, член партии НДИ 

В. Леонид, сегодня у вас диаметрально противоположная точка зрения по отношению к Либерману и к партии НДИ. Что повлияло на изменение вашего мировоззрения? 

ЛЛ. Я всегда, будучи ещё в Аводе, говорил, что у Либермана есть ряд сильных качеств как у израильского лидера: он не боится говорить правду в лицо израильскому народу. Не всем это нравится. Ничего не повлияло на моё мнение. 2 года назад я заявил, что Израилю необходим лидер волевой, у которого слова не расходятся с делом. Будучи тогда депутатом Кнессета, я сказал, что одним из таких лидеров является Ивет Либерман.

В. В одном из интервью до выборов в Кнессет 17-го созыва вы сказали: «Партии НДИ нет. Есть Авигдор Либерман. Его политическая платформа не оставляет много места для партнёрства». Как же вас, извините, угораздило присоединиться к этой партии?

ЛЛ. Прошло больше 4 лет. Я повторяю и сегодня о том, что очень высок авторитет Либермана, как в израильской политике, так и в самой партии НДИ. Есть непререкаемая дисциплина внутри партии.

Вообще же, гораздо более сильной является позиция человека, который может сказать, что ошибался или заблуждался и вовремя понял, где верный путь.

Я считаю, что демократический централизм (в лучшем смысле этого слова) существует в партии НДИ. Либерман доказал его необходимость для проведения в жизнь проектов и законодательных актов. Во многих партиях, в т. ч., в Аводе нет командной игры, нет подчинения меньшинства большинству.

В. Либерман действует как тренер, выбирающий на футбольный матч тех игроков, которые нужны в данный момент.

ЛЛ. Сегодня в Кнессете уже 10 партий играют по этим правилам Либермана.

В. В чём нуждается Израиль в социальном плане, по вашему мнению?

ЛЛ. В области социальной политики – это то, чем я занимался, будучи в Кнессете 17-го созыва, - нам необходимо в корне пересмотреть законы трудового законодательства и создать (вспомнил советское название) Кодекс законов о труде, по которому невыплата пособия после увольнения, отпускных, денег на оздоровительную программу или за дополнительные часы работы карались бы как уголовное преступление.

В. У партий Авода и НДИ диаметрально противоположные взгляды на будущее Иерусалима, Голанских высот, еврейских поселений на Западном берегу и др. 

ЛЛ. Нашего мнения по вопросам государственной политики в Аводе никто не спрашивал. Только – по вопросам социальным. Русскоязычный блок, которым я руководил в Аводе, относился к правому лагерю внутри партии. Поэтому все наши разговоры с Авигдором Либерманом показали, что наши взгляды на идеологическую платформу очень близки, в т. ч., на социальные вопросы – дороговизну жилья, низкие зарплаты, улучшение условий малого и среднего бизнесов. Поэтому и наш переход был достаточно гармоничен.

В. На вашей пресс-конференции по поводу выхода из Аводы группы русскоязычных активистов с вами во главе вы сказали, что число русскоязычных израильтян, голосовавших за Аводу, было гораздо большим, чем число голосовавших за неё израильских арабов, и что «русские» принесли на прошлых выборах Аводе 2 мандата. Какими доказательствами этого вы располагаете?

ЛЛ. Специальный отдел Аводы после каждых выборов проводит внутренние опросы. Глава партийной администрации держит в руках все эти опросы. Русскоязычные избиратели дали такое число голосов, как арабский и друзский секторы, вместе взятые. Голоса последних двух легко определяются, поскольку урны находятся на их избирательных участках.

Нас всегда возмущало, что место русскоязычных израильтян было гораздо дальше в списке, чем арабского и друзского секторов. Наше несогласие с идеологией партии Авода по поводу отношения к русскоязычным израильтянам, к молодёжи и т. д. было причиной нашего перехода в НДИ. Какое место мы займём, - это прерогатива председателя партии Авигдора Либермана и комиссии, которая там работает. Все руководители Объединения репатриантов, которые сегодня уже будут работать в рамках НДИ, получат намного больше инструментов для работы на местах и в рамках команды НДИ, чтобы добиться гораздо большего на муниципальном уровне.

Большое число израильских солдат, офицеров поддерживает Либермана, поэтому переход в эту структуру чётко отражает те цели и задачи, которые мы перед собой ставим.