Либерман более 20 минут отвечал канцелярии Нетаниягу

Либерман более 20 минут отвечал канцелярии Нетаниягу

 В общей сложности более 20 минут Авигдор Либерман объяснял сегодня, чью именно позицию представляет он сам, а чью Биньямин Нетаниягу; каким образом следует строить отношения с палестинцами; и почему "лицемерие" депутатов партии "Кадима" достойно книги рекордов Гиннесса…

Вчерашнее выступление министра иностранных дел и лидера партии "Наш дом Израиль" Авигдора Либермана, как это обычно бывает, вызвала бурную реакцию представителей других партий и центральных масс-медиа. Его сразу же обвинили в том, что он выражает исключительно собственное мнение, и по этой причине "должен уйти в отставку".

Эффект критических высказываний в адрес главы дипломатического ведомства усилила официальная реакция канцелярии премьера, распространенная вечером 26 декабря: "Слова министра иностранных дел выражают сугубо личные взгляды министра. У каждого министра свои взгляды, но позиция правительства озвучивается только премьер-министром Биньямином Нетаниягу".

Как следствие, сегодня утром Либерман дал два развернутых интервью государственным радиостанциям на русском (РЭКА) и на иврите ("Решет Бэт"), общей протяженностью более 20 минут. В них он детально прояснил, чью же позицию представляет, как считает необходимым добиваться урегулирования конфликта с палестинцами, и что думает о нападках на себя со стороны оппозиции. Портал IzRus составил подборку наиболее значимых и содержательных фрагментов из обоих этих интервью.

Я не спикер премьера!

Реагируя на сообщение канцелярии Нетаниягу, Либерман заявил в интервью радиостанции РЭКА: "Безусловно, я выразил свои личные взгляды. Они не для кого не секрет. Эти взгляды закреплены в нашем коалиционном соглашении с партией "Ликуд". Нет ни одного слова, ни одной точки, ни одной запятой, которые я бы выразил до сегодняшнего дня, и которые находились бы в противоречии с тем основным, базисным документом, на котором основано правительство. Все пункты, связанные с внешнеполитической линией Израиля, обозначены в параграфах 10-17, и нет не одного пункта, по которому бы мои взгляды противоречили тому, что мы подписали".

В интервью "Решет Бэт" он отметил по тому же поводу: "На внутриведомственных форумах (коим является съезд послов) я представляю свою позицию… Я совру сам себе, если стану представлять нечто иное… У него (Нетаниягу) есть свое мировоззрение. У меня - свое. Что поделаешь, они различаются. Поэтому мы не состоим в одной партии. Ни его, ни мои взгляды не являются секретом. И все об этом знают… Я не спикер главы правительства. Я могу говорить за себя, а не за премьер-министра. У него собственное мировоззрение, свой подход, и у него есть на это полное право. И у меня есть право на собственное мнение".

В этой связи Либерман подчеркнул: "Я согласен с тем, что в США невозможна ситуация, когда Госсекретарь высказывает мнение, отличное от позиции президента. Именно поэтому нужно перейти к президентской системе правления. Это - первая часть программы партии "Наш дом Израиль". Мы уже не первый год считаем, что правильнее будет перейти к президентской системе правления. И тогда, безусловно, можно управлять страной по другому".

По сути своих вчерашний заявлений относительно Турции и палестинцев, Либерман добавил в интервью радио РЭКА: почему им можно высказывать вслух собственную позицию, и это воспринимается всеми, как должное, "а мы должны постоянно молчать, "проглатывать", подставлять вторую щеку?!".

О палестинцах и "Кадиме"

Либерман повторил свой тезис о том, что "мы должны стремиться к заключению долгосрочного промежуточного соглашения" (с палестинцами).

"Мы дали максимальный лимит правительству и премьер-министру, чтобы заключить те самые соглашения (о всеобъемлющем мире с палестинцами). Было очень не просто для Авигдора Либермана и партии "Наш дом Израиль" поддержать одностороннее решение о введении моратория на строительство в поселениях сроком на десять месяцев. Но мы на это пошли. Мы готовы были проверить все варианты. Однако даже после того, как мы согласились на мораторий, ровным счетом ничего не изменилось, - отметил Либерман в интервью "Решет Бэт". - … Были соглашения "Осло-1" (1993) и "Осло-2" (1995), "Уай плантейшн" (1998), переговоры Барака с Арафатом в Кэмп-Дэвиде (2000), Аннаполис (2007), переговоры с участием Ципи Ливни, Кондолизы Райс и Абу-Мазена (2008), затем десять месяцев моратория на строительство в поселениях (26.11.2009-26.09.2010). И ничего! И это несмотря на все наши уступки: мы ушли из сектора Газа (2005), демонтировали поселения, выселили оттуда всех евреев… После всех этих уступок и усилий мы стоим на том же месте".

"Та ложь, то вранье, которое я слышал от Исраэля Хасона и от остальных руководителей "Кадимы", это – лицемерие, достойное книги рекордов Гиннесса. Это правительство с самого начала сказало, что готово сесть за стол переговоров с палестинцами. Но у них предварительное условие: сначала "заморозьте" все строительство, в том числе в Иерусалиме, а после того мы сядем договариваться. И до этого еще обязуйтесь, что вы готовы уйти к границам 1967 года. Если "Кадима" готова заранее дать обязательства палестинцам "заморозить" строительство в кварталах Рамот, Рамат-Эшколь, Гива ха-Царфатит, Армон ха-Нацив – во всех районах Иерусалима, то, возможно, палестинцы сделают им одолжение, и сядут с ними разговаривать. Но я не готов платить дополнительную цену лишь за удовольствие с ними общаться", - заявил Либерман в интервью радио РЭКА.

"Мы сделали все возможное, чтобы разрядить обстановку и начать переговоры. Была бар-иланская речь премьера, и он признал (тезис) "Два государства для двух народов". Нам было не просто, но мы приняли этот тезис. После того было принято одностороннее решение о замораживании строительства в поселениях сроком на десять месяцев. А уже в конце десятого месяца этого палестинцы сказали: чтобы продолжить переговоры, давайте еще раз объявите неограниченный по времени мораторий на строительство не только в поселениях, но и в новых кварталах Иерусалима, а после того мы с вами сядем" (за стол переговоров).

"С точки зрения "Кадимы", после позорных провалов, Второй ливанской войны и Аннаполиса, после того, как Катар и Мавритания разорвали с нами дипотношения, немножко скоромности отнюдь не помешало бы. Можно делать свое дело по-разному (в качестве оппозиции). У меня нет проблемы с критикой. У меня есть проблема с ложью, враньем, обманом, когда люди просто отказываются видеть реалии и факты", - заключил Либерман.

 

Игорь Гантман

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD_%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B5_20_%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D1%83%D1%82_%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%87%D0%B0%D0%BB_%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%BB%D1%8F/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку