Ложь без статистики, или «Диктатура закона» по-израильски

Ложь без статистики, или «Диктатура закона» по-израильски

За день до очередного судебного слушания по делу Авигдора Либермана практически во всех СМИ появились очередные "утечки". Причем появились синхронно – в один и тот же день, перед тем, как суд рассматривал обвинение против экс-министра, а ныне – главы Комиссии по иностранным делам и обороны в Кнессете в "подрыве общественного доверия". "Подрыв общественного доверия" состоит в оказании давления на комиссию МИД по назначениям при обсуждении кандидатур на должность главы дипломатического представительства Израиля в Риге. (Либерман обвиняется в продвижении на этот пост бывшего посла в Минске Зеэва Бен-Арье). Это все, что осталось от непомерно раздутого списка обвинений в отношении Либермана, дело которого велось уже более 16 лет. Гора - миллионные средства, штаты работников и годы напряженного труда - родила мышь, и в прокураторе не могут не понимать всего абсурда ситуации.

Ситуация повторяется раз от раза в государстве, которое называет себя демократическим, и должно являть собой "диктатуру закона": истеблишмент – политический, юридический, медийный – вполне "законно" устраняет конкурентов. Система проста и достаточно эффективна. В преддверии слушаний судебные инстанции или "анонимные чиновники" Минюста "сливают" информацию журналистам, с которыми давно и плодотворно сотрудничают, а те, в свою очередь обрисовывают ее надуманными и приукрашенными подробностями. В результате, формируется общественное мнение, которое, еще до начала слушаний против неугодного "фигуранта", оказывает давление на исход дела. Негативный, разумеется. Это ситуация, при которой связка "независимые юристы" - "независимая прокуратура" в любом случае выходит победительницей. Даже, если "утечки" не имеют ничего общего с реальностью, а обвинения не доказуемы, взвинченное истерией СМИ общество требует "разоблачения", а сам обвиняемый и его родные измотаны до такой степени, что им уже не до политических амбиций.

Чтобы не быть голословным, приведу несколько характерных примеров. Например, в конце 90-х годов профессор проф. Яаков Неэман, один из ведущих юристов Израиля и совладелец крупнейшей юридической компании в стране, подвергся самой настоящей полицейской травле в момент назначения на должность министра юстиции. Проф. Неэман не скрывал стремления осуществить коренные реформы в системе судопроизводства, а это было неприемлемо для истеблишмента. За несколько часов до вступления Неэмана в должность журналист Йоав Ицхак подал иск в БАГАЦ против его назначения. На следующий день юридический советник правительства Михаэль Бен-Яир начал следствие и обвинил Неэмана в подаче в суд ложной декларации. Формальной причиной стала процессуальная неточность, допущенная им много лет назад, которая никоим образом не отразилась на деле. Путь к креслу министра юстиции был уже перекрыт. Впоследствии Неэмана полностью оправдали, но получить желанный пост он не смог, зато перенес инфаркт, а потом операцию на сердце.

Другой пример - бывший начальник генштаба Израиля, известный своим мужеством и принципиальностью генерал Рафаэль Эйтан претендовал на пост министра внутренней безопасности, однако также столкнулся в последний момент с судебными исками, и, в конечном счете, довольствовался министерством сельского хозяйства. Вскоре дело было закрыто за отсутствием доказательством.

В случае с героем Войны Судного дня Авигдором Кахалани произошла сходная история: в последний момент Минюст и прокуратура "обнаружили нарушения", а журналисты рассказали о них "по секрету всему свету". В конечном деле, "дело" закончилось ничем, но политическая карьера Кахалани была сломлена, его здоровье подорвано и вскоре он ушел из "большой политики".

Можно вспомнить и "разоблачения" сторонников "жесткой линии" в "Ликуде" (в частности, Дани Навэ и Лимор Ливнат) после провала Эхуда Барака на выборах в 2001 году – против которых СМИ, с подачи прокуратуры, развернули кампанию по обвинению в сотрудничестве с незаконной радиостанцией "Седьмой канал".

Что касается Либермана, то подобные методы практиковались на протяжении всей его политической карьеры: как только принималось некое решение, связанное с политической карьерой Либермана, немедленно следовал шквал публикаций и репортажей о его "продвижении следствия", "нарушениях закона" и т.п. Так, накануне выборов 1999 года известный своими левыми взглядами журналист Амнон Абрамович периодически сообщал зрителям о "новых сенсациях" в "деле Либермана". "Сенсации" эти поставлял ему бывший генерал полиции и борец с "русской мафией" Моше Мизрахи, который, как потом выяснилось, проводил незаконные прослушивания телефонных разговоров Либермана накануне выборов 1999 года. (Кстати, он – сегодня депутат Кнессета от партии "Авода", и борец за справедливость Шели Яхимович нисколько не стыдится сомнительного прошлого своего напарника). В дальнейшем эту эстафету перехватила у Абрамовича леволиберальная газета "Гаарец", регулярно публиковавшая и продолжающая публиковать бездоказательные спекуляции в отношении Либермана. Либерман, если верить, этой "газете для умных людей" (так себя называют журналисты "Гаарец") – агент Путина, источник всех бед Израиля и вообще давно уже …сбежал к своему другу Лукашенко в Беларусь.

Не имеет значения, располагает ли прокуратора некими новыми данными по "делу" Либермана". Как это было с Яаковом Неэманом, Дани Навэ, Лимор Ливнат, Рафаэлем Эйтаном и Авигдором Кахалани, доказательства и не нужны. Нужно создать шумовой фон, мешающий назначению определенного человека на определенный пост, а после этого дело можно преспокойно закрыть…

Показательной стала статья ведущего обозревателя газеты "Маарив" Бени Каспита накануне передачи "дела Либермана" в суд. Каспит открыто признал несостоятельность юридической системы, которая, во-первых, предвзята, а во-вторых, вынуждена прибегать к всевозможным ухищрениям, включая "утечки" и спекуляции. Т.е., фактически нарушению законности. "Я закрыл бы "дело Либермана", так как оно стало насмешкой над самой судебной системой. Система должна понести наказание за то, что втянула расследование в трясину, из которой не может выбраться", - писал он в конце прошлого года.

События последних дней подтвердили его вывод. Перед вторичным слушанием по "делу Либермана" в Мировом суде в Иерусалиме в четверг, практически все ведущие газеты страны (других проблем у родины нет) вышли с кричащими заголовками о "новых уликах". "Маарив", например, обстоятельно и подробно цитирует диалог между экс-министром и следователем касательно истории с Бен-Арье. Следователь дознается, каким образом письмо Зеэва Бен-Арье оказалось в распоряжении Либермана, как он его открывал, пытался ли он его утаить и т.п. "Гаарец" повествует изумленному читателю о "нарушении законности в ближайшем кругу Либермана". "Едиот ахранот" рассказывает о "незаконном использовании государственных средств во время поездок за границу". И весь этот шквал откровений – в один и тот же день, за сутки до судебного заседания. Т.е., практически все ведущие издания (разумеется, чистой воды совпадение!) обнародовали абсолютно закрытую информацию, категорически запрещенную к публикации до суда. Как она могла попасть в руки репортеров? Только в одном случае – если это было угодно "высоким чинам" в прокуратуре или Минюсте, или и тем, и другим вместе.

Иными словами, те, кто призваны охранять закон, его же первые и нарушают. И нарушают не "мелкие сошки", а именно те, кто призваны хранить верность Фемиде. Ситуация, немыслимая ни в одной подлинной демократическом и правовом государстве.

Есть во всем этом и примечательный момент. Сегодня Минюст возглавляет Ципи Ливни, которая, по совместительству, выполняет ряд функций МИДа и курирует "мирный процесс". Разумеется, возвращение Либермана в "большую политику" и на пост главы МИДа для нее "страшный сон". И потому, что она лишится своих прерогатив, и вследствие принципиальной, последовательной позиции Либермана по палестинскому вопросу. Будучи главой Минюста, ей следовало бы навести порядок в собственном доме и прекратить беззаконие, при котором прокуратура или чиновники ее ведомства "сливают" информацию СМИ. Предприняла ли она что-либо для этого? Как говорится в анекдоте, "не дождетесь"…

Перефразируя знаменитое высказывание Отто Бисмарка "Есть ложь, есть клевета и есть статистика", заметим, что в данном случае очень много лжи, много клеветы, и совершенно отсутствует статистика. В нашем случае статистика даже не требуется…

 

Александр Вайнберг

mnenia.zahav.ru

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D0%BB%D0%BE%D0%B6%D1%8C_%D0%B1%D0%B5%D0%B7_%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8__%D0%B8%D0%BB%D0%B8_%D0%B4%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0_%D0%B7%D0%B0/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку