Между Аллахом и «большим Сатаной»

Между Аллахом и «большим Сатаной»

Нынешнее соглашение в Женеве – только вершина айсберга. Иран избран на роль главного жандарма Ближнего Востока.

После подписания промежуточного соглашения в Женеве верховный лидер Исламской республики аятолла Али Хаменеи возблагодарил Аллаха. Именно благосклонность Аллаха, равно, как и молитвы иранского народа, сделали возможной, по его словам, столь удачную сделку с Западом.

В известном смысле, он прав – ведь Аллах, и только он даровал Ирану партнеров, которые настолько потеряли голову от улыбчивого Рухани, что забыли об установленных ими же самими «красных линиях».

Главный пункт соглашения – обязательство Ирана не обогащать уран выше 5%-го уровня. Иными словами, Запад дал принципиальное согласие на производство обогащенного урана. Имеет ли значение, производится ли 5%-й или 20%-й уран? Весьма относительное. Ибо новые центрифуги второго поколения IR-2m (а их у Ирана около тысячи, не считая 17 тысяч центрифуг первого поколения IR-1) в состоянии увеличить уровень обогащения с 5% до любого желаемого за …нескольких недель.

Таким образом, Иран и только Иран будет определять, когда ему запустить на полную мощность центрифуги для производства урана в военных целях. Пока центрифуги продолжают вращаться, ни США, ни Запад вообще не в состоянии контролировать ситуацию. А они вращаются. Еще не высохли чернила на бумаге, а Хасан Рухани уже заявил, что «центрифуги ближайшие полгода будут работать без изменений».

В Вашингтоне, Лондоне, Париже и Берлине понимают несостоятельность заключенной сделки. Не могут не понимать. Ведь еще сами сравнительно недавно так упорно настаивали на полной остановке центрифуг. Нетаниягу, назвавший сделку «исторической ошибкой», саркастически заявил: «мировые державы проигнорировали резолюции СБ ООН, которые сами же утверждали». Таким образом, как до этого КНДР, Тегеран получает «зеленый свет» на производство ядерного оружия, и, по словам Моше Яалона, в состоянии собрать «грязную бомбу» и взорвать ее в любой западной стране.

Сделку в Женеве Хаменеи назвал «фундаментом для последующих шагов», и это весьма крепкий фундамент. Во-первых, Иран выигрывает время для введения в строй новых центрифуг и получает в течение полугода в казну от 6 до 7 млрд. долларов. Во-вторых, шансы, что западные державы дадут обратный ход договоренностям, минимальны. Либерман, назвав соглашение «победой иранской дипломатии», сказал, что оно «ставит трудные задачи перед Израилем».

Объективно говоря, «трудные задачи» теперь стоят не только перед Израилем, но перед Саудовской Аравией и княжествами Персидского залива, которые уже открыто говорят о предательстве Америки. Однако для Израиля это – слабое утешение, и дело не только, и даже не столько в «бомбе».

За очень короткое время мы оказались в качественно новой для себя ситуации, когда Запад кардинально изменил баланс сил в регионе. И дело здесь не в очаровании Рухани, разумеется. Дело в радикальном пересмотре базисных принципов, на которых строилась политика Вашингтона с 40-х годов прошлого столетия.

Со времени Дуайта Эйзенхауэра главным стратегическим союзником США на Ближнем Востоке была Саудовская Аравия. Впоследствии эту роль начали выполнять еще две страны – Израиль и Египет. Таким образом, американское влияние опиралось на ближневосточную «треногу»: Эр-Риад, Иерусалим, Каир. С конца 70-х США и их союзников объединяла, несмотря на зачастую полное несовпадение интересов и идеологии, враждебность к шиитскому режиму в Тегеране с его апокалипсическими фантазиями, стремлением к «исламской (читай, шиитской) революции» и планами создания «шиитской дуги» от Афганистана до Леванта.

Еще 6-7 лет назад казалось немыслимым, что Иран займет в глазах Вашингтона место главного игрока на ближневосточной арене, а традиционным союзникам придется принимать «трудные решения», полагаясь на исключительно собственные силы.

Первый признак надвигающихся перемен обозначился еще в 2008 году, когда сразу после победы на выборах Обама заявил, что «протягивает руку мира» Ирану. Вскоре появились утверждения в СМИ, что Белый дом готов к сотрудничеству с Тегераном в борьбе с «аль-Каидой» и ведет закулисные переговоры с иранским режимом о взаимодействии в Ираке и Афганистане. Иран впервые начал рассматриваться как удобный проводник американских интересов на Ближнем Востоке.

Сразу после повторной инаугурации Обама выступил со своим видением ближневосточной политики. США, подчеркнул он, намерены взаимодействовать с тремя ведущими державами региона. А теперь (внимание!) - эти державы: Египет, Турция и …Иран. В Египте в то время был исламистский режим «Мусульманских братьев». В Турции – исламистская партия Справедливости и развития Раджепа Эрдогана. В Иране… Известно, кто в Иране. Саудовская Аравия и Израиль не фигурировали в данном перечне вообще, а Египет после прихода к власти военных оказался не у дел.

То был осознанный выбор, в котором присутствовало все: экономические, политические и, конечно же, идеологические соображения. С одной стороны, арабский мир в руинах. Надежды на либеральную демократию на Ближнем Востоке не оправдались – нежные цветы толерантности и плюрализма не привились в знойной пустыне. С другой, будущее – за исламистами. Причем, не исключено даже не за «Мусульманскими братьями», с которыми администрация пыталась флиртовать, а салафитами и «аль-Каидой». Теми, что, линчевали, предварительно изнасиловав, посла США в Ливии, ведут борьбу в Сирии и совершают теракты в Йемене. Прогнозы в отношении монархий Персидского залива не слишком оптимистичны: они слишком слабы, изнежены и вряд ли выживут в ситуации, когда США начнут переходить на сланцевую нефть.

Значит остается… Иран. Большая страна, с глубокими историческими корнями, жесткой властью, сильной, по местным меркам, армией. С такой страной удобно вести дела и договариваться. Намного легче, чем с бесчисленными полевыми командирами в Сирии, слабосильными эмиратами, которых нужно все время оберегать, и даже Израилем, который не хочет отдавать полстраны палестинцам, раздражая тем самым всех: от европейских либералов до Эрдогана.

На «бомбу» можно закрыть глаза – в конечном счете, Иран не СССР с его ракетно-ядерными арсеналами. Остаются, разумеется, традиционные союзники. Но союзники уходят и приходят, а интересы остаются. Али Хаменеи вовремя это осознал. В самом деле: если можно прибрать Ближний Восток руками «большого Сатаны», то почему это не использовать? А там и до «Сатаны» дойдет очередь.

Теперь Израилю придется действовать, имея за спиной не плечо «старшего брата», а договор между «старшим братом» и его заклятым врагом. И это, действительно, невероятно усложняет задачу.

…За день до аннексии Чехии Гитлер заявил в Праге о Мюнхенских соглашениях: «Без лишней скромности могу сказать, что сделал я это весьма элегантно».

Вероятно, нам предстоит услышать нечто подобное из уст Хаменеи. Аллах весьма милостив к Ирану. Имея таких врагов, друзья ему не обязательны.

Александр Майстровой, "Вести"