Между Сциллой и Харибдой

Между Сциллой и Харибдой

Израиль ожидает много опасностей, и наибольшая из них – делать вид, что никаких опасностей не существует и вовсе. 

Пока Израиль занят коалиционными переговорами, мир занят Ближним Востоком, а Ближний Восток, в свою очередь, - тем, чтобы разрешив свои проблемы, вплотную заняться Израилем. «Никто не ждет результатов выборов в Израиле. Не прекращается деятельность наших врагов и в создании новых угроз. Таких угроз много и они реально существуют», - сказал премьер-министр перед началом еженедельного заседания правительства.

Попытаемся проанализировать ситуацию, в которой находится страна. Израиль оказался в эпицентре исторических катаклизмов. Политическая структура на Ближнем Востоке, существовавшая со времени Кэмп-Дэвидского соглашения, рухнула, образовав гигантское облако пыли и хаоса, из которого может выкристализоваться новая угрожающая реальность. Америка уходит из Ближнего Востока. Иран становится региональной державой с ядерным оружием, а Турция все больше бредит османским величием. Наконец, Иорданию лихорадит, и королю Абдалле все труднее удерживать в повиновении массы палестинцев, и бедуинские племена, которые недовольны, что государственные субсидии все чаще достаются палестинцами, а не им – опоре монархии.

Было бы не правильно сгущать краски. Наша страна обладает сильной и жизнеспособной экономикой; развитыми технологиями, суперсовременной армией; гибкой демократической системой, а во всем этом сумбуре и хаосе есть и свои преимущества. Арабские режимы на останках рухнувших автократий крайне неустойчивы, как в Египте, а в ряде случаев не смогут еще длительное время сцементировать государство в любом его виде, как в Сирии. Они не располагают ни материальными, ни интеллектуальными ресурсами, чтобы бросить прямой вызов Израилю.

Иран обречен погрязнуть в болоте суннитско-шиитского противостояния (что уже происходит в Сирии и Бахрейне), его экономика однобока и уязвима, а вооружение устарело. Ядерная бомба – превосходное средство шантажа, но ее применение против Израиля, учитывая ракетно-ядерную мощь последнего, будет означать конец существованию и режима, и самой страны.

Турция умудрилась под властью Эрдогана настроить против себя всех соседей – от Греции, Кипра и христианских государств на Балканах, до все того же Ирана и режима Асада. Курды остаются ахиллесовой пятой турок, и раны, наносимые боевиками КРП, кровоточат все сильнее.

Как и в царствование Давида, Израиль в одиночку противостоит врагам многочисленным, но разрозненным и не дисциплинированным.

Египет, как в ветхозаветные времена, погружен в собственные проблемы – внутренние баталии и борьбу с воинственными кочевниками. Пустыни - Синай и Негев – мощный естественный буфер. Несмотря на американское оружие, армия этой страны вряд ли готова к современной войне с опорой на неожиданные и дерзкие решения.

Для слабого Хашемитского королевства, как для царства Моава в свое время, само существование еврейского государства – залог сравнительной безопасности перед лицом враждебных и агрессивных государств. Абдалла II, как и его отец Хуссейн, прекрасно отдает себе отчет в том, что агония Израиля станет и его собственной агонией.

Сирия, как Арамейский Дамаск, с которого царь Давид сбивал спесь, – образование искусственное, мозаичное и эклектичное. Без жесткой конструкции оно может распасться на несколько фрагментов.

Как и филистимляне, ХАМАС в Газе и «Хизбалла» способны наносить болезненные удары Израилю, но они не в силах создать смертельную опасность. Более того, сегодня они вынуждены бороться за существование. «Хизбалле» угрожает поднимающий голову в Ливане суннитский радикализм, а ХАМАС вынужден противостоять салафитским группировкам. Наконец, рыхлое, коррумпированное, паразитирующее на международных подачках правительство ПА может пытаться подрывать влияние Израиля, но попытки эти, как в свое время усилия царей Аммона, не в силах изменить расклад сил.

Таким образом, еврейское государство, как царство Давида, может выживать, играя на противоречиях врагов и вступая в кратковременные, негласные союзы с соседями.

Проблема в том, как будет действовать Запад.

Израиль – часть Запада, но Запад все больше рассматривает Израиль, как обузу. Это уже можно считать свершимся фактом для Европы, а при Обаме такой подход начал активно пробивать себе дорогу и в США. Его почитание Эдварда Саида и симпатии к Рашиду Халиду, инициатору сбора средств для «мирной флотилии» в 2010 году; его политика – от выступления в каирском университете и поклонов саудовскому монарху до оскорбительных окриков прекратить строительство в поселениях и даже в Иерусалиме; его новые назначения в администрации, включая Чака Хагела, Джона Бреннана и Джона Керри – тому свидетельство.

Действия Обамы и ЕС имеют свою логику. Она в том, чтобы начать отношения с арабами с чистого листа – «перезагрузку», столь полюбившуюся Обаме. Логика требует избавиться от всех помех, мешающих этой перезагрузке, и предательство Мубарака - зловещее предзнаменование.

В правящей элите Запада сложилось убеждение – и оно озвучивается с пафосом религиозной догмы, что главная причина всех бед на Ближнем Востоке – это арабо-палестинский конфликт. Таков результат многолетней промывки мозгов арабской пропагандой. И как бы отечественные лидеры – и Нетаниягу, и Либерман – не взывали к Западу здраво взглянуть на вещи и осознать, что нынешние потрясения на Ближнем Востоке не имеют никакого отношения к Израилю, причитания, что мы упускаем последний шанс для мира» продолжают звучать из Вашингтона, Лондона, Парижа и Берлина. Последнее заявление Керри – тому подтверждение. Политика некоторых стран Европы приобретает все большее нетерпимость и нетерпение. Олланд заявляет, что готовит новую программу мирного урегулирования, а Форин Офис в открытую угрожает различными карами. Показатель подхода Лондона – его отчет о правах человека, где Израиль поставлен в один ряд с Ираном и Северной Кореей.

Может ли Запад повысить уровень давления на нашу страну? Вполне, причем достаточно будет даже не санкций, а угрозы санкций и пересмотра отношений. Израильская экономика завязана на ЕС, израильская безопасность и политическая легитимность - на США. Израильтяне привыкли к высокому уровню жизни, они не мыслят свое существование без тесных контактов, профессиональных, научных и культурных, с Западом.

Альтернатива кошмару остракизма - это выполнение всех условий палестинцев: уход к границам 1967 года, раздел Иерусалима и прием беженцев. Но это, в свою очередь, означает самоуничтожение. Это выбор между Сциллой и Харибдой, и он в любом случае даст мощный толчок внутренним конфликтам, резко усилив лагерь пацифистов, а внутренние конфликты - смертельная угроза еврейской государственности.

Пример ЮАР – свидетельство, сколь легко для Запада стереть с карты мира страну, ориентированную на Запад и зависящую от Запада.

«Синдром Мюнхена» глубоко укоренился в политической психологии Запада: вопрос, насколько он захочет перейти к прямым угрозам, не говоря уже о действиях. Так или иначе, как справедливо сказал действующий премьер-министр, Израиль менее всего нуждается в коалиционных дрязгах и более всего, в правительстве «как можно более сильном и всеохватывающем, способном достойно отреагировать на все угрозы в наш адрес». Этому правительству придеться демонстрировать чудеса ловкости и эквилибристики.

Решение двух ведущих партий объединить свои усилия перед лицом этих угроз – было стратегически выверенным и, без сомнения, ответственным. Этого нельзя сказать о голосовании массы избирателей, которые, судя по всему, полагают, что существуют в Австралии, а главные неприятности исходят от кроликов и кенгуру.

 

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D0%BC%D0%B5%D0%B6%D0%B4%D1%83_%D1%81%D1%86%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D0%BE%D0%B9_%D0%B8_%D1%85%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B1%D0%B4%D0%BE%D0%B9/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку