Министр алии

Министр алии

LocalRu :: Израильские города Online. Новости. Доска Объявлений. Досуг.В первом правительстве Государства Израиль (1948-49 гг.) этот пост назывался именно так. Потом были огромные волны алии из Йемена, Ирака, Северной Африки, Восточной Европы, но в стране не было ведомства, ответственного за обустройство репатриантов. Министерство абсорбции было создано только в 1967 году. В течение прошедших с тех пор 40 с лишним лет его возглавляли представители самых разных партий. Кто-то видел в этом назначении почетную ссылку, кто-то считал его взлетной площадкой для штурма карьерных вершин, кто-то искренне считал этот пост важнейшей сионистской миссией. На долю последних восьми выпало принимать олим из бывшего СССР.
О том, что было и что будет с этим министерством и его "клиентурой", мы беседуем с Софой Ландвер (НДИ), 18-м министром абсорбции, заступившим на этот пост всего 5 месяцев назад

- Софа, вниманием прессы вы не обойдены. Интерес моих коллег к вам понятен: не так часто, всего второй раз, пост министра абсорбции занимает тот, кто не понаслышке знает, с чем эту абсорбцию едят. Многие журналисты даже сетуют: именно тогда, когда министром абсорбции наконец-то стал человек, доказавший, что у него есть желание и умение помогать репатриантам, алия практически сошла на нет. Вам есть кого абсорбировать?

- Судите сами. В 2008 году в Израиль приехали 16263 репатрианта, а в этом году только к середине августа их прибыло 9887, так что есть все основания надеяться, что прошлогодний график как минимум будет соблюден. Я только что вернулась из Украины. Встречалась с евреями в Киеве, Днепропетровске и Черновцах. Поездка проводилась в рамках совместного проекта Сохнута и нашего министерства по стимулированию алии из стран СНГ. Уже можно утверждать, что проект реализуется успешно. Я убеждена, что это только начало, потенциал алии далеко не исчерпан. Причем это касается всех стран мира.

- Это планы, а цыплят, как известно, по осени считают…

- На дворе как раз осень. А если серьезно, то десятки тысяч репатриантов за два неполных года – это немало. Да, это несравнимо с показателями начала 90-х, но, во-первых, еще далеко не вечер, а во-вторых, и для меня – в-главных, каждый репатриант – это целый мир. И чтобы этот мир не рухнул, чтобы он выдержал все испытания в новой стране, ему нужна эффективная помощь. Ее и призвано оказывать министерство, которое я имею честь возглавлять. Слова "имею честь" – не дань старомодной риторике. Для меня это действительно огромная ответственность и честь. И потому, что репатрианты - это цель, смысл и главная опора существования нашего государства. И потому, что я поставила перед собой задачу окончательно сдать в архив расхожее утверждение, что Израиль любит алию, но не любит репатриантов. Во всяком случае, все, что зависит от министерства абсорбции, будет для этого сделано.

- Что именно вы намерены предпринять?

- Мы хотим в корне изменить саму концепцию абсорбции. Обустройство людей в новой действительности требует индивидуального подхода, вникания в суть проблем каждой отдельной семьи и каждого ее члена, персонального сопровождения репатриантов везде, где они в этом нуждаются.

- И вы всерьез рассчитываете заставить чиновников изменить складывавшиеся десятилетиями привычки?

- Заставлять не надо. За те месяцы, что я работаю в министерстве, я убедилась, что огромное большинство его сотрудников – люди высокопрофессиональные, болеющие за дело, за репатриантов. Но они, в силу своих должностных обязанностей, выполняют то, что называется политикой министра. Когда я сформулировала для них задачи, они взялись за дело, засучив рукава.

- То есть предыдущие министры никаких задач не ставили?

- Не хочу раздавать оценки предшественникам. Я знаю, что делаю и хочу сделать сама. Это мандат, вверенный мне и представляемой мною партии избирателями, за это я готова и буду отвечать перед ними.

- А что уже сделано вашим министерством?

- Сделано немало. Прежде всего, с каждым репатриантом в министерстве уже говорят на его родном языке. Не надо объяснять, насколько это важно. Мы провели беспрецедентную акцию по заселению пустующих социальных квартир. Для этого такие квартиры надо было выявить, добиться выделения репатриантам, "выбить" фонды на ремонт, спланировать и реализовать программу работы министерства на повышенных оборотах…

- То есть?

- Отыскать квартиры и предложить их репатриантам – это много, но еще не все. Чтобы люди смогли в них вселиться, нужно было своевременно обработать тысячи обращений (всего их поступило 12 тысяч), обеспечить сопровождение представителей министерства при осмотре жилья, оформлении документов, согласовании сроков и видов ремонта. А участниками акции были те, кому труднее всего справляться с бюрократией: матери-одиночки, пенсионеры, люди предпенсионного возраста. Помощь необходима им буквально на каждом шагу. Сегодня я с гордостью могу отчитаться за успешную реализацию этой инициативы и поблагодарить сотрудников министерства за самоотверженную работу, чуткость и профессионализм.

- И что теперь? Акция закончена, забудьте?

- Наоборот, все только начинается. Успех первого этапа операции по заселению пустующих амидаровских квартир позволит нам аргументированно поставить перед правительством вопрос о необходимости решать проблему социального жилья. И поверьте, мы это сделаем. Я человек упорный. Когда я полтора десятка лет назад начала борьбу за больницу в Ашдоде, многие вот так же считали, что это пустое прожектерство, но я добилась принятия соответствующего закона. Предыдущее правительство его заморозило, а я добилась, чтобы нынешнее правительство начало его реализовывать. Так, уверена, будет и с программой социального жилья. Работа предстоит долгая и нелегкая, как и все, что сопряжено с большими бюджетными затратами, но руки мы не опустим.

- Жилье станет стратегическим направлением вашей работы?

- Одним из них. Для успешной абсорбции репатрианту необходимы иврит, трудоустройство и жилье. Это три столпа обустройства людей в новой стране. Отнимите любой из них, и вся конструкция окажется на грани краха. Эти три направления и являются стратегическими для меня и моих сотрудников. Над соответствующими программами мы сейчас работаем. Кстати, на иврите начальные буквы слов "иврит, трудоустройство и жилье" складываются в слово "атид" – будущее. Согласитесь, это символично.

- Да, действительно. Софа, заметно, что вы относитесь к своему посту не только ответственно, но и с глубоко личных позиций, и это понятно. Каков ваш репатриантский стаж?

- Я приехала в Израиль 30 лет назад – 20 августа 1979 года. Тогда у меня и в мыслях не было "идти" в министры и вообще в политику. Мой покойный муж (его не стало 9 месяцев назад) был врачом-стоматологом, я по профессии логопед. Для меня главным было поскорее приступить к работе, и я днями и ночами даже не учила, а вгрызалась в иврит. Уже через полгода я начала работать по специальности. На днях, первого сентября я побывала в той самой спецшколе в Ашдоде, в которой 30 лет назад начала работать логопедом, исправляя ученикам дефекты речи, еще толком не зная иврита. Они помогали мне осваивать иврит, а я ставила им правильную речь. В политику я пришла тоже по репатриантской стезе. Как-то в Хайфе репатрианты устроили забастовку. Они добивались выделения социального жилья (тогда его еще хватало) не там, где хотелось чиновникам, а там, где это было нужно им. Мы с группой жителей нашего центра абсорбции поддержали забастовку и добились, чтобы и нам в Ашдоде выделили амидаровские квартиры. Так все и началось. С 1989 года я стала депутатом горсовета Ашдода, с 1993 года и вплоть до назначения на пост министра была председателем Федерации русскоязычных израильтян, с 1996 года я депутат кнессета. Работая на этих постах, я боролась за алию, за интересы репатриантов. Не все шло гладко, но кое-чего мне удалось добиться. Видимо, поэтому, когда НДИ на выборах в этом году получила 15 мандатов, председатель нашей партии Авигдор Либерман предложил пост министра абсорбции мне. Повторяю: я не собираюсь подводить ни свою партию, ни ее избирателей, ни репатриантов вообще. Я привыкла оправдывать доверие.

- Что бы вы хотели пожелать нашим читателям в наступившем новом году?

- В еврейской записи порядковый номер наступающего 5770 года состоит из букв "тав", "шин" и "айн". Это можно расшифровать как "техи шнат алия" – "наступает год алии". Закончить это интервью я хочу таким пожеланием: пусть наступивший год станет годом алии и ее огромных успехов!

- Спасибо, госпожа министр

"Новости недели"
Фото - Михаил Фейгин