Министр туризма Израиля отдыхает там, где работает

Министр туризма Израиля отдыхает там, где работает

Министр туризма Стас Мисежников сегодня - один из самых популярных политиков на "русской улице". Молодой и энергичный, он стремительно ворвался в израильскую политику, быстро завоевал авторитет и уважение коллег. Будучи депутатом кнессета прошлого созыва, возглавил экономическую комиссию, благодаря чему вошел в рейтинг людей, имеющих самое большое влияние на экономику страны. Сегодня Мисежников руководит важнейшим министерством, которое совсем недавно добилось большого успеха, - принятия решение об отмене визового режима с Украиной. Туризм для нашей страны - вообще особая статья, поэтому разговор с министром, что называется, назрел.

- Господин министр, давайте начнем с насущного. В связи с обострением отношений с Турцией у нас, кажется, появилась возможность привлечь израильтян домашним отдыхом. Но цены в Израиле все-таки кусаются, а сервис часто ценам не соответствует. Собираетесь ли вы действовать в этом направлении и что-то менять?

- Ситуация с Турцией подтолкнула нас к определенным действиям. Недавно мы дали старт кампании "Именно сейчас - отдых в Израиле!". Мы прекрасно понимаем, что не сможем предложить туристам дили, подобные турецким, но мы попытались найти оптимальное решение для людей, которые лишились привычного места отдыха. Мы пошли по пути разнообразия туристического продукта, сделали упор на фестивалях, спортивных мероприятиях по всему Израилю, параллельно отели и туристические организации вышли с различными акциями и скидками. В итоге получается богатый туристический товар. На сайте министерства туризма размещен баннер кампании, и, нажав на него, вы получите информацию обо всех мероприятиях, акциях, отелях, парках, аттракциях. Мы словно говорим израильтянам, что мол, да, ребята, вы будете кушать не пять раз в день, как в Турции, а, может быть, только два, зато получаете разнообразный отдых. Плюс, воспользуйтесь моментом продемонстрировать национальную гордость - она должна проявиться именно сейчас.

- А какое любимое место отдыха в Израиле у министра туризма?

- Если я отдыхаю с семьей, то предпочитаю циммер на севере - деревянные домики, джакузи, завтрак на террасе, пение птиц, зимой - обязательно камин в комнате… Очень люблю Эйлат - это единственное место в Израиле, где я ощущаю себя за границей. Может, потому что лечу туда на самолете, а может, потому, что там все "слишком туристическое". Хотя на самом деле мы "теряем" Эйлат - он проигрывает Аккабе, Шарм Аш-Шейху. Аттракции там совершенно не обновляются, с детьми уже просто некуда пойти. Если ты уже попрыгал на банане, покатался на верблюде и съездил в "Ир ха-Малахим", то все, больше делать нечего. Единственный лунапарк - и тот уже закрыт. Люблю Иерусалим. Это особый город и наш самый сильный бренд. И люблю Тель-Авив, который живет без перерыва 24 часа в сутки и дает мне драйв на будущий рабочий день.

- Вы наконец-то пробили отмену виз с Украиной. Почему все-таки так тяжело это далось?

- Есть мнение у минюста, министерства внутренних дел и полиции, что Украина - одно из самых опасных государств в мире, откуда могут проникнуть нежелательные элементы. Эти ведомства оперировали какими-то фактами, говорили, что, мол, вот и Америка так считает и не отменяет визовый режим с Украиной. Однако Америка не отменяет визовый режим и с Израилем, поэтому этот аргумент достаточно слабый. Какие-то достаточно нелепые цифры предоставлялись о том, что длинная череда проституток - уроженки Украины. Но за прошлый год за проституцию было посажено 14 женщин, из них всего 2 украинки. И в абсолютных величинах, и в процентном отношении это - ничто. Однако, что называется, привязались… Мне это, к сожалению, напоминает начало 90-х, когда каждая блондинка, въезжавшая в Израиль, считалась проституткой, а каждый человек с двумя копейками в кармане - мафиози. Но мы сумели убедить всех, что если за два года, прошедших после отмены виз с Россией к нам не пробралось ни одного криминального авторитета, не случилось волны проституции и иностранных рабочих, то и с Украиной не будет ничего подобного. А с точки зрения экономики нас ждет сумасшедший подъем. Отмена виз с Россией увеличила туристический поток в четыре раза за 2 года. С Украиной мы ожидаем увеличение этого показателя в три раза. Сегодня, например, приезжает 70.000 туристов, а будет приезжать около 200.000. Плюс здесь живет полумиллионная община выходцев из Украины, которая сможет без проблем ездить туда-сюда. Бизнесмены могут лететь спокойно без виз, и на столько, на сколько надо. Я был в Украине в марте, и уже тогда само ожидание отмены виз принесло нам новые договоры с авиакомпаниями из регионов Украины, с ведущими туроператорами.

- Есть ли планы по отмене виз с другими странами бывшего СССР?

- Да, есть такие планы. В ближайшее время, я думаю, это будут Молдавия и Казахстан. С Беларусью сложнее - там уже чисто политические проблемы, и не только внутренние, но и внешние.

- Как вы оцениваете свою работу и работу партии НДИ после выборов? Есть ощущение, что не все удалось из того, что обещали. В первую очередь, то, что интересует русскоязычных избирателей - гиюры и тп...

- Хочу напомнить, что мы только год и три месяца во власти, и закон о гиюре подан, и закон о гражданских браках - тоже. У нас разношерстная коалиция, где каждый тянет одеяло на себя. Но сегодня это самое сильное правительство, которое действительно может, если отработает всю каденцию, добиться стабильности. Ведь выборы и смена правительства каждые два с половиной года означают, что каждый раз министерство теряет министра, который начал его изучать, теряется темп, теряются планы. Это очень плохо отражается на экономике, на настроении граждан и на имидже Израиля. Поэтому приходится считаться с мнениями коалиционных коллег. Но мы будем продвигать те темы, которые обещали. Например, мы шли под флагом "Без лояльности нет гражданства", и очень четко проводим законы, которые связаны с этим. Министр иностранных дел сумел провести у себя в министерстве внутренний закон, по которому на курсы кадетов, будущих дипломатов, набираются только те, кто прошел армейскую или альтернативную гражданскую службу. Летом заканчивается парламентская сессия, а осенью мы продолжим ведение работы в области облегченных гиюров и гражданских браков. Я думаю, что к концу каденции мы доведем все до конца.

- Как вы оцениваете разговоры последней недели о возможности создания лево-центристской коалиции без НДИ?

- Я не слышал о том, что это будет коалиция без НДИ, я слышал, что будут расширять коалицию и вводить в нее самую крупную партию - Кадиму. По крайней мере, приглашают ее, но не за счет кого-то, а вдобавок. Я хочу напомнить, что именно НДИ была тем самым игроком, который создал правительство. Мы могли рекомендовать Ципи Ливни, но рекомендовали Биби Нетаниягу. В сегодняшней ситуации без НДИ невозможно создать более-менее устойчивое правительство. Мы та ось, которая поддерживает правительство последние полтора года. Иногда даже идем вразрез со своими интересами, больше считаясь с интересами национальными. Ни одна другая партия не будет себя так дипломатично и по-джентельменски вести, поэтому без нас вся эта лавочка просто закроется. Я думаю, что это понимает премьер-министр, и он не будет жертвовать своим центральным союзником ради мимолетной аферы.

- Вы ворвались в политику, как метеор, и за очень короткий срок добились многого. Но неужели можно получать удовольствие от политики? Или, может, это не такое грязное дело, как принято считать?

- Ну, кто-то же должен это делать - как и любую другую работу. А если серьезно, то да, я получаю удовольствие от своей работы. Я нахожусь на позиции, где имею влияние на всю нашу жизнь, я - один из 30 министров, и мы принимаем решения по всем вопросам. Это добавляет ответственности, интереса и вкуса к жизни. Министерство туризма, которое я возглавляю, - одно из самых экономически важных и интересных, оно приносит Израилю не только дополнительные рабочие места и доходы, но и поднимает его имидж во всех уголках земного шара. Я это умею делать и, надеюсь, что неплохо.

- В этом году мы празднуем 20-летие алии. Как вы считаете, нужна ли сегодня узкосекторальная партия, которая защищала бы интересы алии?

- Время такой партии, какой была "Исраэль ба-алия", однозначно прошло. Нет сомнения, что должны быть учтены интересы полуторамиллионной армии выходцев из бывшего Советского Союза, у которых остался культурный багаж, определенный менталитет, проблемы с языком… Некоторые группы населения до сих пор не имеют крова над головой, не работают по специальности, не получают льгот и не имеют статуса, к которым привыкли в странах исхода - ветераны и инвалиды войны, узники гетто, чернобыльцы… Поэтому совершенно ясно, что всеизраильская партия НДИ также призвана защищать интересы репатриантов. Защищая интересы репатриантов, мы помогаем стране, а помогая стране - защищаем интересы репатриантов. У нас одно не идет в разрез с другим, как это было у "Исраэль ба-алия".

- А какой была ваша собственная алия? Я знаю, что вы в Израиль приехали в 13 лет - а ведь это тяжелый подростковый возраст…

- Я приехал в 1982 году, в 13 лет. Мне было и тяжело, и легко. Почему было легко? Знаете, можно по-разному учить человека плавать - начать осторожно, у берега, или сразу кинуть в воду - и плыви сам, не выплывешь - утонешь. Моя бабушка, когда отправляла меня на речку, говорила: "Если утонешь, домой не возвращайся!" И я всегда боялся утонуть, потому что боялся бабушку. И вот я очутился в израильской школе, где никто не говорил на русском, а потом в университете, в армии… Надо было выплывать самому. Иврит я хорошо схватил во дворе. Мои родители быстро прошли курсы переквалификации. Отец был санитарный врач с 25-летним стажем, но его заставили переквалифицироваться, заявив, что, мол, нет такой специальности в Израиле. Мама - инженер-экономист, должна была стать программистом, потому что нет инженеров-экономистов в Израиле. И все это было на иврите, поэтому мы очень быстро вошли в израильскую действительность. Тяжело было без общения, надо было бороться за место под солнцем. Тем более, что два года мы вообще жили в центре абсорбции без багажа и без вещей - можно сказать, приехали голыми. Сейчас люди приезжают с книгами, коллекциями, памятными вещами, фотографиями. У нас все это отобрали, и действительно приходилось все заново начинать. Но это закалило.

- В последнее время было несколько довольно странных публикаций, в которых фигурировало и ваше имя, и имена людей из вашего окружения, скандальное заявление Демьяна Карлика … С чем это связано?

- Я не буду считать себя Наполеоном и говорить, что меня кто-то боится, что я стал зловещим бандитом… Я вчера пошутил с министром внутренней безопасности: "Ты плохо выполняешь свою работу. Почему я до сих пор без наручников?" Когда я читаю про себя такие вещи, то мне от самого себя становится страшно …

- У нас обычно начинают такое придумывать, когда человек перешел определенный уровень популярности...

- Может, это связано со скандалом четырехмесячной давности, когда я в Испании не явился на какой-то ужин, и пресса из меня в течение недели делала монстра. А может, из-за того, что я стал более популярен и заметен, вышел на свет, и мне попытались прижать хвост. В данном случае, мне кажется, речь идет о какой-то безумной попытке адвокатов Карлика придумать схему, при которой убийца детей будет выглядеть умалишенным. Они пошли по этому пути, чтобы его признали невменяемым, чтобы спасти своего клиента. Другого объяснения я просто не вижу.

- Вас вообще не беспокоит эта мода на противостояния между популярными политиками и полицией? Такого, например, как у главы вашей партии Авигдора Либермана?

- Меня подобные вещи напрягают. Хотелось бы, чтобы не в каждом политике полиция видела врага. Однако, к сожалению, некоторые политики зарекомендовали себя именно как люди морально неустойчивые, нечистые на руку. Как говорится, в семье не без урода, но не нужно делать обобщений. Нужно точечно бороться с теми, кто действительно согрешил, и не пытаться демонизировать людей, которые для кого-то являются чужаками с нетипичными именами и фамилиями, приехавшими сюда, вырвавшимися в дамки, говорящими с акцентом… Тем более невозможно, чтобы силовые структуры истязали человека так же долго, как Авигдора Либермана. Виноват - докажи вину, и вперед. Не виноват - перестань морочить голову и мурыжить человека, не мешай его работе.

- У вас остается время на семью, детей?

- Мало, совсем мало. Я стараюсь выходные проводить с семьей, но не всегда это получается. Вот сегодня, перед поездкой на Мальту, приду домой рано - где-то в полдесятого. Обычно возвращаюсь гораздо позже, когда уже все спят. Но я в политике пять лет, до этого работал на муниципальном уровне, поэтому жена уже привыкла. Не то, чтобы она от этого слишком счастлива, но, по крайней мере, свыклась с таким положением вещей.

- Чего вы хотите достичь в политике? Какова ваша цель?

- Я, конечно, могу ответить казенными фразами, что у всех дети, а у меня трое детей, и мне хочется, чтобы они жили в лучшей стране... Хотя, это тоже правда. Но на самом деле, когда меня приводили к министерской присяге, и тем более, когда я впервые в качестве министра появился в Москве, откуда уехал 28 лет назад, во мне проснулась какая-то гордость - и за свою семью, и за свое государство, и за свой флаг, и за себя лично. Мы начали все заново и многого добились. Хотелось бы продолжить в том же направлении. Делать то, что получается и то, что приносит пользу.

Фото: НДИ

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%80_%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B0_%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D1%8F_%D0%BE%D1%82%D0%B4%D1%8B%D1%85%D0%B0%D0%B5%D1%82_%D1%82%D0%B0%D0%BC__/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку