Над схваткой

Над схваткой

Задача Израиля - не позволить втянуть себя во внутриарабский конфликт, ареной которого стала уже не только Сирия, но и Ливан.

Реакция Израиля на обстрел из Ливана была символической. ВВС ЦАХАЛа нанесли удар по неким позициям террористов к югу от Бейрута, на чем дело и ограничилось, а армейский пресс-секретарь заявил, что ответственность за обстрел лежит на боевиках «Всемирного джихада». Это определение выглядит несколько туманным. Кто они – боевики «Всемирного джихада», учитывая, что группировки «моджахедов» размножаются в современном мире, как грибы после дождя? Насколько они влиятельны и опасны? Наконец, какова их цель, и почему реакция Израиля была столь невразумительной?

В прошлом, в 2009 и 2011 годах, Израиль уже подвергался одиночным обстрелам из Южного Ливана родственными с «Аль-Каидой» организациями. Но цели, которые они ставили тогда, не имеют ничего общего с нынешними. В прошлом «джихадисты» считали своим долгом показать всему исламскому миру, что вредят «сионистам», как могут (а могут не слишком). Ныне их задачи куда изощреннее – втянуть Израиль в эпическую схватку «братьев-врагов»: суннитского и шиитского ислама.

Прошло время, когда «Хизбалла» была источником вдохновения арабской нации. За пять лет со времени второй ливанской кампании все изменились. Из символа героического сопротивления «Партия Бога» стала «Партией сатаны» («Хизб а-Шайтан») и пособником Ирана.

Сперва Совет по сотрудничеству в Персидском заливе (Саудовская Аравия, Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман и ОАЭ) внес «Хизбаллу» в список террористических группировок; затем объявил о введении против этой организации санкций – причем без всяких различий, в отличие от европейцев, на политическое и военное крыло. Шейх Юсуф Кардави, еще не так давно восхвалявший «Хизбаллу» за ее доблесть и подвиги, признал свою ошибку и призвал «всех мусульман, способных держать оружие, отправиться в Сирию» и одолеть «Дьявола» (сиречь, «Хизбаллу»). В Египте лидеры местных салафитов, включая Мухаммеда аль-Завахири (брата главы «Аль-Каиды» Аймана аль-Завахири) воззвали «суннитов встать в полный рост и перенести пламя войны туда, где оно разгорелось», т.е., в шиитские районы Ливана. Боевики Сирийской свободной армии срывали флаги «Хизбаллы», развивавшиеся в пограничных сирийских городах еще с 2006 года. Салафитские проповедники в мечетях Триполи на севере Ливана призывали к «джихаду» против «сектантов».

Эти пламенные призывы не могли не разжечь огонь в сердцах правоверных, тем более, что в средствах для вооружения, тренировки и переправки в Сирию у боевиков нет недостатка. Две ведущие суннитские исламистские группировки – филиал «Аль-Каиды» «Джабхат аль-Нусра» и «Халифат Леванта» (Билад аль-Шам), обещающая создать исламское государство на территории Сирии, Ливана, Иордании и Израиля - взяли на себя роль «бича Божьего».

Первое «предупреждение» прозвучало в конце мая, когда боевики «Хизбаллы» вели наступление на сирийский город Эль-Кусейр – тогда был обстрелян ракетами «град» шиитский квартал Бейрута. Насралла послания не услышал – а даже если бы «услышал», сделать ничего не мог, так как решения за него принимали в Тегеране. С того момента «предупреждения» превратились в целенаправленную террористическую кампанию «моджахедов» против «Хизбаллы» - с взрывами смертников, начиненными взрывчаткой машинами, ракетными обстрелами, убийствами сторонников этой группировки. Парадоксальным образом «Хизбалла» оказалась жертвой собственной изощренной тактики – отныне весь «Хизбалластан» с его учреждениями, армией, службами безопасности, мирным населением оказался мишенью террористов, не менее изощренных, фанатичных и беспощадных, чем она сами.

Гражданская война в Сирии уже перебросилась на Ливан. «Хизбалле» не слишком помогает даже то, что на ее стороне сражается ливанская армия, выполняющая распоряжение Насраллы. Недавно духовный лидер ливанской ячейки «Джабхат аль-Нусра» Шейх Мустафа эль-Худжари (Абу-Такия) издал «фатву», обязывающую убивать солдат ливанской армии. Через городок Арсал в долине Бекаа на границе с Сирией идут в Ливан потоки оружия, а сам Арсал превратился в опорный пункт «Джабхат аль-Нусра». В Триполи полевой командир Ясир эль-Бадид с 600 боевиками создал оплот на границе с алавитским кварталом, «джихадисты» формируют свои подразделения в городе Хальба и населенных пунктах на севере Ливана.

В форпосты приверженцев «Аль-Каиды» превратились лагеря палестинских беженцев Айн эль-Хильва возле Сидона и Мар-Элиас (некогда здесь был греко-православный монастырь) на юге Ливане - настал и их черед побороться за власть в стране. Сторонники радикального суннитского ислама в Ливане обретают все больше влияния – становятся организованнее, получают оружие, привлекают в свои ряды новых боевиков со всего арабского мира, как это происходило в Афганистане, Ираке, Ливии и Йемене. И чем больше втягивается «Хизбалла» в гражданскую войну в Сирии, тем уязвимее становится в «собственных стенах».

Несомненно, на сегодняшний день «джихадистам» еще не под силу тягаться с «Хизбаллой», давно уже превратившейся в «государство в государстве», и обладающей регулярной, боеспособной армией. Это побуждает сторонников «всемирного Халифата» искать новые, не только военные, пути ослабления своего врага, и один из них – провокация конфликта между «Хизбаллой» и Израилем. Война на двух фронтах – с ЦАХАЛом и в Сирии – истощит «Хизбаллу» и сделает ее легкой добычей исламистов. В случае если бы последние обстрелы привели к жертвам среди мирного населения, Израиль вынужден был бы реагировать куда более решительно и вторгнуться во владения «Хизбаллы» в Южном Ливане со всеми вытекающим последствиям.

Для Израиля сегодня – главная задача не допустить такого развития событий, и это объясняет расплывчатые слова Нетаниягу, что Иерусалим «будет действовать ответственно». Либерман в отличие от Биби, не ограничился полунамеками. «Те, кто организовал вчерашний ракетный обстрел, хотели заманить Израиль в ловушку, спровоцировать на мощный удар и вовлечь в сирийский конфликт. Но у нас нет никакого желания «таскать каштаны из огня» для любой из сторон в Сирии», - разъяснил он.

Израиль пока что находится в крайне благоприятной для себя роли стороннего наблюдателя схватки двух монстров, ни один из которых не уступает другому по свирепости, жестокости и хитрости. Нет нужды доказывать, что это – самая оптимальная ситуация из возможных.