Нельзя ублажать террористов

Нельзя ублажать террористов

Интервью Авигдора Либермана на радио РЭКА

- Господин Либерман, сегодня все новостные ресурсы цитируют ваше заявление в «Фейсбуке». Я его тоже процитирую: «Террористические атаки, совершенные вчера почти в одно и то же время в разных концах света – в Иерусалиме и в Оттаве, - вновь доказывают, что террор – это глобальная эпидемия, с которой нужно бороться мощно и бескомпромиссно. Причиной террора является не строительство в Иерусалиме, Оттаве, Нью-Йорке, Мадриде, Лондоне или Момбасе. Его корни кроются в борьбе радикального ислама против западной цивилизации. Мы должны твердо стоять на страже, как наших интересов, так и наших друзей и союзников. Вы это понимаете, мы это понимаем. А в мире это понимают, или еще не дошло?

- К сожалению, и в Израиле еще далеко не все понимают. Многие считают, что причиной террора является наша неготовность к уступкам или наша строительная деятельность в Иерусалиме или в поселениях Иудеи и Самарии. Абсолютно ясно, что террор старается уничтожить как можно больше невинных людей вне всякой связи со строительством в Иерусалиме, в Оттаве или в Лондоне. Мы помним и взрыв башен-«близнецов» 11 сентября, и все теракты в Израиле, в том числе в Нетании, в гостинице «Парк», в пасхальный вечер. Ясно, что суть террора, его идеология – уничтожение неповинных людей, неважно, придерживаются ли они одной религии или нет. Мы видим, как сунниты убивают шиитов в Ираке и, наоборот. Эта идеология исходит из того, что любой с ней несогласный не имеет права на жизнь. Поэтому любые попытки объяснить террор какими-то политическими воззрениями не имеют отношения к действительности. Весь наш левый лагерь оторван от нее. К сожалению, даже во время последней военной операции, когда у нас была возможность довести дело до конца, уничтожить террористов ХАМАСа, мы опять не решились пойти до конца. Я думаю, что сегодня нам нужно пересмотреть свою концепцию. Когда я говорю «нам», я имею в виду всех тех, кто придерживается принципов, которые принято относить к ценностям западной цивилизации. Любые попытки пойти на компромисс с радикалами, ублажить их – только наоборот придадут им новой мотивации, энергии для продолжения террористических актов. Все половинчатые решения, при которых мы будем бороться с террором, не дадут результата. Должна вестись полноценная тотальная война против любых появлений террора. Я надеюсь, что это будет усвоено и в Москве, и в Вашингтоне, и в Иерусалиме, и в Оттаве, и в Лондоне.

- Вы в качестве министра иностранных дел много ездите по миру, ведете переговоры с вашими коллегами из других стран. Я думаю, что на этих переговорах вы излагаете те же аргументы, что сегодня в нашем эфире. Интересно, каковы аргументы другой стороны?

- В ответ я слышу достаточно невразумительную риторику, которая больше рассчитана на своего избирателя, чем на реальное решение проблемы. Я не стараюсь аргументировать, я стараюсь только приводить факты. Во Франции, мы помним, в Тулузе, гражданин этой страны, радикальный исламист, убил и французских солдат, и детей, которые учились в еврейской школе. Недавно мы видели радикала из той же Франции, который совершил теракт в Еврейском музее в Брюсселе. Когда ты приводишь факты, факты, факты, то противоположная сторона старается все время увещевать и говорить, что, дескать, может быть, мы сделали недостаточно, может быть, мы плохо объясняем, не готовы делать достаточно уступок. Сегодня мы видим результаты этой политики в том, что происходит в Ливии, в Йемене, в Сирии, в Ираке. Мне трудно понять этот подход, который уже применялся в 30-х годах прошлого века, когда пацифизм, ублажение Гитлера и других фанатиков закончились самой большой катастрофой в истории человечества. Мы должны стоять на своем. Я думаю, что рано или поздно здравый смысл возобладает над всеми другими соображениями и интересами.

- Вы упомянули 30-е годы. Внутри общей катастрофы была Катастрофа еврейского народа. У вас не возникает ощущения, что Европа и США сознательно ведут дело к повторению этого?

- На протяжении последнего месяца всюду, где я выступал вместе с европейскими коллегами на форумах, в интервью в европейской прессе, я возвращался к этому. Сегодня отношение Европы к Израилю слишком напоминает отношение Европы к Чехословакии накануне Мюнхенского соглашения в 1938 году. Даже если Европа не готова менять свое отношение, поведение, мы не должны вести себя так, как Чехословакия вела себя в 1938-м. Безусловно, значительная часть ответственности лежит на нас.

Интервью вел Йосеф Эйтан