"НИЗКИЙ ПОКЛОН МУЖЕСТВУ ЮРИЯ ШТЕРНА!"

"НИЗКИЙ ПОКЛОН МУЖЕСТВУ ЮРИЯ ШТЕРНА!"

Выступление Авигдора Либермана 2 января 2007 г. на пленарном заседании Кнессета после голосования во 2-м и 3-м чтениях по законопроекту Юрия Штерна о статусе и льготах нуждающимся, пережившим Катастрофу.

Уважаемые депутаты!

К сожалению, из-за передряг внутри коалиции, вызванных обсуждением бюджета перед его окончательным утверждением, не все депутаты, в том числе и от нашей фракции, смогли участвовать в голосовании по этому важнейшему законопроекту. Конечно, его следовало бы принять более впечатляющим большинством. Главное, я приношу свои искренние извинения самим пережившим Катастрофу, которые хотели бы присутствовать при принятии этого важнейшего Закона, и не сумели этого сделать из-за того, что голосование по законопроекту было по не зависящим от нас причинам перенесено.

В качестве небольшой компенсации за то, что этот важнейший законы был принят в такой будничной обстановке, мне бы хотелось, не боясь показаться высокопарным, сказать о нем несколько слов. Это важнейший с точки зрения нравственности законодательный акт. Его инициаторами в Кнессете прошлого, 16-го созыва выступили депутаты от нашей фракции Элиэзер Коэн и Юрий Штерн. Под занавес работы Кнессета прошлого созыва депутат Юрий Штерн, предприняв воистину титанические усилия, сумел заручиться поддержкой законопроекту со стороны 66 депутатов, что обеспечило его принятие в 1-м чтении, и, таким образом, законопроект был «унаследован» Кнессетом нынешнего созыва. Должен сказать, что только Юрий Штерн с его неистощимой энергией и огромным опытом депутатской работы был способен на такое. Побольше бы нам всем таких депутатов как  он!

Закон распространяется на людей, переживших Катастрофу и прибывших в Израиль после 1953 года. До сих пор эти люди были лишены каких бы то ни было социальных льгот, и многие из них влачат в прямом смысле жалкое существование. Этот Закон призван хоть в какой-то степени исправить чудовищную несправедливость в отношении этих людей, вернуть им хотя бы часть огромного, прежде всего, морального долга. Государство, в котором память о Катастрофе является основным элементом его национального самосознания, еврейское государство докатилось до того, что вот уже в течение многих лет, в каденции Кнессетов нескольких созывов подряд, мы вынуждены были бороться за то, чтобы хоть немного улучшить положение людей, Катастрофу переживших. Думается, такого положения не должно было бы быть в еврейском государстве.

Повторяю, исправить это вопиющее положение нам удалось лишь благодаря недюжинным усилиям. Надеюсь, что этим мы хоть в какой-то степени скрасим то неблаговидное положение, в котором находилось наше государство и общество в годы, когда нам приходилось безуспешно бороться за принятие этого Закона.

Принятием этого Закона мы отдаем моральный долг еще по одной причине. Думаю, вам, уважаемые депутаты, не надо представлять вашего коллегу Юрия Штерна. Всем известна его неуемная энергия, его мужество, особенно ярко проявившиеся сейчас, когда состояние его здоровья трудно назвать блестящим. Юрий Штерн сейчас в больнице, и должен сказать, что в своей жизни я не видел ничего подобного. Всякий раз, когда я его навещаю, он расспрашивает меня только о том, в каком состоянии находится тот или иной законопроект, обсуждает со мной только дела Кнессета и конкретные дела избирателей, с которыми они к нему обращались. И всякий раз он возвращается к Закону о переживших Катастрофу. Этот законопроект он считает одним из важнейших дел своей жизни, он видит в нем выполнение завета истории советского еврейства, апофеоз всей своей деятельности активиста алии, борца за права евреев СССР, за права репатриантов из бывшего СССР, общественного деятеля и депутата парламента еврейского государства. Эта тема близка ему и потому, что и его семья, как и большинство еврейских семей в СССР, знала о Катастрофе и о Второй Мировой войне не понаслышке. В силу этого  депутата Кнессета Юрия Штерна можно назвать фанатиком во всем, что касалось двух вопросов: проблем ветеранов Второй Мировой и людей, переживших Катастрофу.

Приняв этот Закон, мы отдаем моральный долг и депутату Юрию Штерну. Этот Закон по праву носит его имя. Этот Закон стал делом жизни одного человека, сумевшего преодолеть сопротивление равнодушие и черствость истеблишмента, всевластных чиновников, всесильных бюрократов. Целеустремленность и решимость депутата Штерна достойны восхищения. Я не знаю никого, кто сумел бы провести такой закон при таких обстоятельствах. А Юрий Штерн сумел, и за это ему низкий поклон.

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить также председателя парламентской комиссии депутата Михаила Нудельмана, в последние дни любезно согласившегося содействовать тому, чтобы  этот законопроект был принят до принятия бюджета на 2007 год. В этой связи хочу поблагодарить также персонал комиссии - ее юрисконсульта г-жу Мегидор, ее административного директора Дану Гордон и ее секретаря г-жу Ципи Гилади.

Я благодарю также всех депутатов Кнессета, проголосовавших за этот Закон. И, конечно же, я снова и снова выражаю свою признательность депутату Юрию Штерну и желаю ему скорейшего и полного выздоровления. Спасибо за внимание.

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D0%BE%D0%BD_%D0%BC%D1%83%D0%B6%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D1%83_%D1%8E%D1%80%D0%B8%D1%8F_%D1%88%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B0/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку