Ни мира, ни войны, или Возвращение к статус-кво

Ни мира, ни войны, или Возвращение к статус-кво

У Израиля нет никаких оснований для паники в связи со срывом переговоров: палестинцы в худшем положении, чем еврейское государство.

Одностороннее прекращение переговоров Абу-Мазеном и обращение в организации ООН означает возвращение к «странной войне», когда каждый из игроков, с одной стороны, полон показной решимости положить на лопатки противника, а, с другой, делает все, чтобы избежать этого. Таковы негласные правила игры двух «партнеров», которые, как разведенные супруги, продолжают жить в одном доме, не перенося друг друга, но и не в силах избавиться друг от друга. Они не в состоянии обрести общий язык, мир и согласие, но слишком связаны взаимными житейскими обстоятельствами, чтобы желать смерти друг другу.

Обе стороны предпочитают видеть друг друга ослабленными, но жизнеспособными, ибо альтернатива может быть куда более неприятной и непредсказуемой: лучше хорошо знакомый старый враг, чем новый и незнакомый, или, что еще того хуже, знакомый и более опасный.

Для Абу-Мазена и его окружения ситуация «ни мира, ни войны» оптимальна. Международное сообщество благоволит к нему, финансовая помощь течет рекой (правда, поток несколько иссяк в связи с экономическим кризисом); можно ездить по миру, играя роль мученика и не неся ни малейшей ответственности за положение своего населения; демонстрировать принципиальность, не будучи легитимным правителем. Израильские спецслужбы и армия гарантируют, что ХАМАС не совершит в ПА переворот, как в Газе, а израильские налогоплательщики с определенной степенью регулярности переводят средства Рамалле, которые составляют львиную долю ее бюджета. Важно, впрочем, «не перегнуть палку». В противном случае, Израиль может погрузить Западный берег во «тьму египетскую» – в прямом смысле, отключив электричество, и оставив без жалования десятки тысяч палестинских чиновников и полицейских, что приведет к хаосу и бунтам в ПА. Ситуация выйдет из-под контроля, а у Абу-Мазена слишком процветающий бизнес и слишком благополучный клан, чтобы ставить все это под удар во имя эфемерной независимости.

Что касается Израиля, то он заинтересован, прежде всего, в стабильности и спокойствии, т.е., тоже в сохранении статус-кво. В Иерусалиме готовы закрывать глаза на проделки Аббаса до тех пор, пока он открыто не провоцирует насилие и не поощряет террор, а палестинские спецслужбы сотрудничают с ШАБАКом и армией. Здесь также хотят избежать «перегибов». В случае, если Израиль полностью заморозит перевод средств своим «партнерам», палестинские полицейские найдут себе иных спонсоров и повернут оружие против израильтян, а правительству придется решать головоломку, как навести порядок в Шхеме, Хевроне, Дженине и Рамалле, не вводя войска в эти города. Не лучше ли, чтобы палестинцы торговали, строили и занимались бизнесом, чем оставались без средств к существованию и оказались в объятиях исламистов? Иными словами, у них должно быть что терять. Тем более, что есть два серьезных обстоятельства. Во-первых, распад ПА способен спровоцировать смуту в Иордании, а последнее, что нужно сегодня Израилю – это падение дружественной Хашимитской монархии и проблемы на самой протяженной границе, через которую хлынут все кому ни лень: от боевиков «аль-Каиды» до беженцев из Эритреи. Во-вторых, демографическая динамика свидетельствует, что прирост населения у палестинцев на Западном берегу неуклонно падает (за счет снижения рождаемости и эмиграции), а в Израиле остается стабильным и даже увеличивается. Таким образом, истерики в левом лагере о превращении Израиля в двунациональное государство безосновательны, и от правительства не требуются радикальных шагов в виде соглашения любой ценой или очередного «размежевания».

Конечно, в Рамалле обязаны демонстрировать всему миру, что отчаянно и бескомпромиссно борются за независимость. Борьба эта «выверена» и многообразна: обращения в международные структуры (что и было сделано); иски в судебные инстанции (против Израиля в целом, и отдельных политических деятелей, в частности), призывы к бойкоту и санкциям; пропагандистская деятельность (сфера, где Абу-Мазен добился несомненного успеха); ползучая земельная экспансия в зоне «С» и Восточном Иерусалиме; отрицание еврейской сущности Израиля и евреев, как народа в целом (здесь воистину неоценима помощь со стороны отечественных академиков и интеллектуалов, типа Шломо Занда); современная палестинская мифология (вроде преднамеренного заражения палестинцев СПИДом и отравления колодцев) и т.д. и т.п.

Этот набор манипуляций прекрасно известен Израилю, как известны и контрмеры: угроза «перекрыть краник» самим или посредством лоббирования в Конгрессе (который был и, вероятно, останется, республиканским); запрет на палестинское строительство в зоне «С» и расширение поселений; застройка стратегических анклавов, как, зона Е между Иерусалимом и Маале-Адумим, например; ужесточение въезда на работу в Израиле палестинских рабочих; легализация незаконных поселений; санкции против чиновников правительства Махмуда Аббаса.

Наконец, встречные обращения в международные организации – т.е., борьба с Абу-Мазеном его же оружием. Например, присоединение ПА к Венской конвенции о праве международных договоров дает Израилю шанс вчинить палестинцам иск за нарушение ими Соглашений Осло, а к Конвенции против пыток - обвинить Рамаллу в издевательствах над политическими заключенными. Вступление в Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации плохо согласуется с призывами Абу-Мазена изгнать всех евреев из ПА, а Международный пакт о гражданских и политических правах - с дискриминацией христиан. Конвенция ООН против коррупции – это вообще особая песня. Как следует из отчета Европейского суда аудиторов, в Рамалле бесследно исчезли переведенные туда 2.5 миллиарда евро (это - европейская помощь за четыре года: с 2008 по 2012). Одна только UNRWA переводит ПА ежегодно около миллиарда долларов, но никто не знает, куда они деваются. Впрочем, Мухаммед Дахлан, заклятый враг Абу-Мазена, бежавший от него в ОАЭ, знает: 700 млн. долларов, по его словам, покоятся на счетах самого Аббаса, его сыновей Ясера и Тарика, и ближайших сподвижников «раиса».

Израиль обладает достаточным инструментарием, чтобы держать на коротком поводке Аббаса, и, как справедливо сказал Либерман, нет никаких причин для паники по поводу односторонних шагов Аббаса. Израиль находится в более выигрышном положении, чем Аббас, по той причине, что умеренным арабским государствам сегодня практически нет никакого дела до «палестинской проблемы» - они заняты собственным выживанием в борьбе с Ираном и исламскими фундаменталистами. Это объединяет их с Израилем, делая естественным негласный израильско-арабский союз. Что касается палестинцев, то, по словам главы МИДа, «если они захотят – пусть присоединяются к альянсу, не захотят – не надо».

Александр Майстровой, "Вести"