Осажденная вилла

Осажденная вилла

Главная угроза Израилю – не крупные и мелкие хищники региона, а "непомерная забота" его стратегического союзника.

"Вилла в джунглях". Так определил текущее положение Израиля глава Комиссии по иностранным делам и обороне Авигдор Либерман.

Действительно, спустя почти три года после начала кровавых катаклизмов под романтическим названием "арабская весна", Израиль остается островком не только стабильности, но и благополучия в море хаоса, войн, насилия. Положение, сложившееся для Израиля, благоприятно не только в контексте текущих событий, но и в более отдаленной перспективе.

В Египте установился военный режим под командованием генерала эль-Сиси, который проводит необычайно жесткую линию в отношении исламистов всех мастей – начиная от свергнутых "Мусульманских братьев" и кончая салафитскими группировками на Синае. Это (во всяком случае, на данный момент) снимает угрозу расторжения мирного соглашения и конфликта с Египтом, опасность которого возникла сразу с приходом к власти Мухаммеда Мурси.

Эль-Сиси хорошо знаком израильскому военному истеблишменту, он – амбициозный и сильный, но вполне прагматичный политик, ставящей перед собой цель предотвратить сползание своей страны в пучину анархии и радикализма.

О его подходе свидетельствует та решимость, с которой он взялся за искоренение террора на Синае, и полная военная изоляция Газы, где скрывались негласно поддерживаемые ХАМАСом террористы. За предельно короткий срок практически все туннели в Рафиахе были разрушены, а КПП открывается на короткое время для поставок гуманитарных грузов. Экономическое положение Египта оставляет желать лучшего, но военных спасают массированные вливания Саудовской Аравии и стран Персидского залива, которым, в отличие от Обамы, нужны не "Мусульманские братья" у власти, а сильный режим, способный сдержать иранскую экспансию.

На восточной и самой протяженной границе с Иорданией ситуация остается стабильной. Король Абдалла, балансируя между бедуинскими кланами и палестинским большинством, сумел уберечь свою страну от внутриарабской смуты. После коллапса в Ливии, Йемене и Сирии в Хашимитском королевстве сегодня уже намного меньше сторонников политических экспериментов.

На севере сирийская граница перестала быть спокойной, какой она была на протяжении долгих десятилетий, но режим Асада менее всего заинтересован в конфликте со своим намного более сильным южным соседом.

Наконец, террористические группировки, угрожающие Израилю – ХАМАС и "Хизбалла" – вынуждены думать сегодня не столько о "борьбе с сионистами", сколько о собственном выживании. ХАМАС, рассчитывавший на помощь "Мусульманских братьев", оказался в фактической изоляции. Военный переворот лишил их союзников власти в Египте, а Башара Асада Хания и Машаль превратили, поддержав сирийскую оппозицию, в своего заклятого врага. Впрочем, даже если бы Асад хотел, ему сейчас не до "освобождения Палестины". Ставка на суннитских джихадистов также оттолкнула ХАМАС и от Ирана, и хотя в Газе пытаются вновь вернуть доверие прежнего спонсора, возможности Тегерана ограничены – Египет блокирует контрабанду оружия в сектор.

Что касается "Хизбаллы", то ее будущее под угрозой, несмотря на гигантский ракетный потенциал и боеспособные формирования. "Хизбалла" увязла в изматывающей войне с сирийскими боевиками из "Фронта Аль-Нусра" и "Халифата Леванта" («Билад аль-Шам»), которые успешно применяют против этой группировки тот же ассортимент диверсионной войны, который сама она использовала против Израиля. Открыв второй фронт с Израилем, «Хизбалла» попадет в клещи, из которых не выберется по всей вероятности живой.

Иран, при всей своей риторике, вынужден сосредоточиться уже не на экспансии, а на удержании завоеванных позиций в Ираке и Леванте, осаждаемых набирающими силу суннитскими "моджахедами". Турция, при всех неосманских амбициях Эрдогана, вызывает плохоскрываемые опасения и неприязнь арабов, и умудрилась испортить отношения со всеми соседями – от Греции и Кипра до Ирана.

В долгосрочной перспективе, несмотря на зыбкость и переменчивость ситуации, общая тенденция, с точки зрения Израиля, достаточно благоприятна. Исламская цивилизация все больше погружается в жесточайший с момента своего возникновения конфликт – между суннитами и шиитами. Это противостояние сопоставимо с религиозными войнами в Европе, и втягивает в себя все новые страны, движения и общины Ближнего Востока. Его запал нарастает, застаревшая ненависть и взаимный фанатизм набирают обороты. В то же время курдский национализм неуклонно подспудно пробивает себе дорогу, создавая условия для создания курдского государства на территории Северного Ирака и северо-восточных провинциях Сирии. Курды – дружественный игрок для Израиля и потенциальный партнер для альянса – открытого или негласного. Все что остается Израилю в этой ситуации, это оставаться в стороне, избегая любых попыток вовлечь себя во внутриисламские "разборки".

Значит ли это, что обитатели "виллы" могут расслабиться и спать спокойно? Увы, нет. Ибо угроза его будущему существует, и угроза немалая. Исходит она в первую очередь от нашего "стратегического союзника" – США во главе с администрацией Обамы, а также ЕС и многочисленного "лагеря мира" в самом Израиле. Все они ставят перед собой цель – достижение мира. Этот мир предполагает создание палестинского государства, напрямую граничащего с Гуш-Даном и Иерусалимом; раздел Иерусалима; контроль палестинцев над Иорданской долиной, а также стратегическими высотами Иудеи и Самарии; возможное возвращение части беженцев в собственно Израиль (Ольмерт соглашался на сто тысяч). Как показывает опыт соглашений в Осло, любые формулировки на бумаге не имеют ровным счетом никакого значения. Даже если Абу-Мазен и захочет соблюдать их (что сомнительно, учитывая его нежелание признавать конфликт исчерпанным), никто не гарантирует, что ХАМАС не повторит сценарий в Газе на Западном берегу.

Тем не менее, Обама, потерпев полное фиаско в международной политике вообще и на Ближнем Востоке, в частности, продолжает видеть в мирном процессе (т.е., сведение Израиля к "границам Освенцима") своей принципиальной целью. И это догматическое начетничество, эта зашоренность, инфантильное упрямство, воплощением которых стал Джон Керри, мечущийся между Иерусалимом и Рамаллой, представляют серьезную опасность Израилю. Переговоры не приведут к успеху – по той причине, что Абу-Мазен не хочет никаких договоренностей и, кроме того, его шантаж будет только усиливаться – ведь он знает, что Запад на его стороне.

Проблема в том, что ответственность будет почти неизбежно возложена на Израиль, а это означает новый виток демонизации и политического остракизма.

Иными словами, перед Израилем ставят тяжелый выбор: разбойничье гнездо на "заднем дворе" своей виллы или изоляция. И это куда опаснее крупных и мелких хищников, рыскающих у стен виллы.

Александр Майстровой, "Вести"