От «Хамастана» до «Хизбалластана»: эхо Второй ливанской

От «Хамастана» до «Хизбалластана»: эхо Второй ливанской

forumdaily   6 августа, на другое утро после успешно отраженной атаки боевиков-исламистов на юге в районе Рафиаха, я отправилась в прямо противоположном направлении – на границу с Ливаном. Поездка по населенным пунктам, расположенным в северной оконечности страны, была организована региональным советом Маале Йосеф и Поселенческим отделом ВСО. 

По дороге на север я поймала себя на мысли: ровно шесть лет назад, в августе 2006 года, я ездила сюда постоянно, как на работу. Пункт назначения выбирала по пути: если ракетному обстрелу подверглась Кирьят-Шмона, ехала туда, а если Нагария – сворачивала в ее направлении. Публицистика – чуждая мне, враждебная, я бы сказала, стихия. Не мое это призвание – словесная эквилибристика. Другое дело – факты. Записанные на диктофон (иногда – под грохот рвущихся ракет) беседы с местными жителями. Фотографии… 

Вторая ливанская продолжалась 34 дня. Для меня эта война вылилась в серию репортажей, опубликованных в газете «Новости недели», написанную «в стол» книгу и тысячи фотографий. Вот и сегодня, как обычно, с собой я захватила камеру и диктофон.

 Береженого ШАБАК бережет

Первое, что бросилось в глаза у здания Дома культуры неподалеку от перекрестка Кабри, — бронированный автобус. Меры предосторожности (в том числе тщательная проверка всех потенциальных пассажиров сотрудниками Службы безопасности) вполне оправданы: в поездке по пограничным населенным пунктам участвуют министр иностранных дел Авигдор Либерман, министр внутренней безопасности Ицхак Аронович, министр энергетики и водного хозяйства доктор Узи Ландау и министр туризма Стас Мисежников (все четверо – депутаты от НДИ). И если накануне на юге, на границе с «Хамастаном», исламисты убили 15 египетских пограничников, захватили бронетранспортер и прорвались на территорию Израиля, — не исключено, что сегодня повторить неудавшийся, впрочем, «подвиг» синайских боевиков попытаются террористы шиитской «Хизбаллы».

Поездка министров по населенным пунктам регионального совета Маале Йосеф была запланирована заранее: как рассказал нам уже в автобусе Авигдор Либерман, в 1999 году первым коллективным «походом» основанной им партии на север стало посещение именно этих мест. После выборов-2009 – в соответствии с коалиционными соглашениями – НДИ курирует деятельность Поселенческого отдела ВСО, а он занимается реализацией главной задачи сионизма – заселением Эрец Исраэль. В Западной Галилее этот процесс заметно активизировался: многие поселки расширяются, строятся новые дома, но и проблем хватает. Чтобы услышать о трудностях из первых рук – от местных жителей, к министрам присоединились глава национальной водной компании «Мекорот» Алекс Вижницер и председатель национальной Компании по строительству дорог Яир Шамир, сын бывшего главы правительства Ицхака Шамира (благословенна его память).

«Мертвая зона»

Когда автобус приблизился к границе с Ливаном в районе мошава Зарит, глава оперативного штаба Поселенческого отдела, 43-летний полковник запаса Шимон Коэн, служивший в свое время комбатом в Северном округе ЦАХАЛа, подробно рассказал, при каких обстоятельствах были захвачены в 2006 году боевиками «Хизбаллы» двое израильских воинов-резервистов.

- Особенности местности в окрестностях мошава Зарит таковы, что наблюдательные пункты «Хизбаллы» находятся на возвышенности – с каждого из них наша территория прекрасно просматривается, — объяснил Шимон Коэн.

После инициированного Эхудом Бараком вывода израильских войск из Южного Ливана от «Хизбалластана» Израиль отделяют два забора: первый, вдоль которого сейчас едет наш автобус. Металлическая сетка. На некотором расстоянии от дырявой сетки, на склоне ущелья, сооружен другой забор, линия которого проходит по международно-признанной границе. Именно этот «карман» между двумя заборами и стал после вывода ЦАХАЛа из Ливана смертельно опасной зоной. Формально он находится под контролем израильской армии. Но де-факто (благодаря тому, что еще в июне 2000 года «Хизбалла» в мгновение ока придвинулась вплотную к международно-признанной границе) контролируют его вооруженные до зубов боевики, чьи наблюдательные пункты оборудованы в жилых домах находящейся на противоположном склоне ущелья ливанской деревни.

«Миротворческая» акция Барака, принявшего решение отступить под давлением добровольного объединения «Четыре матери», обернулась для Израиля катастрофическими последствиями.

Полковник Шимон Коэн напомнил: в октябре 2000 года, через пять месяцев после вывода подразделений ЦАХАЛа из Южного Ливана, боевики «Хизбаллы» захватили в районе Хар Дов трех израильских солдат – Бени Авраама, Ади Авитана и Омара Сауда. (В январе 2004 года в обмен на тела этих солдат, а также на живого и здорового Эльханана Тененбаума, приятеля тогдашнего премьера Ариэля Шарона, Израиль освободил из тюрем 450 террористов).

- В ноябре 2005 года, — напоминает Шимон Коэн, — террористы «Хизбаллы» атаковали израильских солдат с целью захвата в деревне Раджар, поделенной на две части линией границы. Нападение было совершено в той части деревни, которая осталась под израильской юрисдикцией. К счастью, наши воинские подразделения действовали четко: им удалось отбить вражескую атаку и уничтожить террористов, после чего артиллерия открыла огонь по позициям боевиков.

Пока полковник Коэн ведет свой рассказ, я пытаюсь сфотографировать деревенские дома, переоборудованные «Хизбаллой» в наблюдательные пункты. Тщетно: в автобусе двойные стекла, к тому же грязные… Единственное, что абсолютно ясно: улицы израильского мошава Зарит днем и ночью находятся под неусыпным наблюдением шиитских боевиков.

Такую же картину я видела летом 2000 года, вскоре после вывода наших войск из Ливана, в кибуце Маргалиот: в считанные дни дома ливанских сельчан, нависающие над кибуцем на противоположном склоне ущелья, были захвачены боевиками «Хизбаллы» и превратились в напичканные оружием и средствами слежения форпосты. Кибуцники жаловались: по вечерам приходится плотно закрывать и занавешивать окна – в противном случае каждое твое движение по дому просматривается, и в любой момент ты можешь быть застрелен снайпером.

- Мне довелось командовать резервистами в этом районе за шесть месяцев до захвата Эльдада Регева и Эхуда Гольдвассера, — рассказывает тем временем полковник Коэн. – Ситуация была сложной. В течение восьми месяцев наши солдаты не спускались в образовавшийся вдоль границы «карман»: боевики «Хизбаллы» заминировали местность. Участок границы между мошавом Зарит и КПП Каркум был не только напичкан взрывчаткой — жизни наших солдат угрожали шиитские снайперы, в любой момент готовые открыть стрельбу из домов расположенной напротив деревни. Нашим воинским подразделениям приходилось ограничиваться наблюдением за вражескими позициями да сбором разведданных, но к «мертвой зоне», образовавшейся между двумя заборами, никто не приближался…

Усугублял ситуацию тот факт, что расположенная в низине «мертвая зона» не просматривалась ни с одного наблюдательного пункта ЦАХАЛа.

Вечером 11 июля 2006 года один из командиров сообщил, что слышит в районе забора странный шум. Патруль должен был выехать в «мертвую зону» на другое утро в 9 часов. Резервистов, как водится, проинструктировали, но солдаты знали: это — последнее патрулирование. Затем сборы закончатся, и они разъедутся по домам. Буквально за две недели до того на КПП Керем-Шалом, что на границе с сектором Газа, боевики ХАМАСа убили двух наших танкистов и захватили в заложники Гилада Шалита. Разведка донесла: аналогичная акция готовится «Хизбаллой». В связи с этим войска, дислоцированные на северной границе, были приведены в состояние повышенной боевой готовности. Но никаких диверсий совершено не было, и повышенную готовность отменили.

12 июля в 9 часов утра в находящееся за сетчатым забором ущелье въехали два бронированных армейских «хаммера» (к тому моменту патрулирование «кармана» было возобновлено). Шли машины след в след, не отрываясь друг от друга. Никому из сидящих в «хаммерах» резервистов и в голову не пришло, что под покровом ночи боевики устроили засаду сразу в двух местах. Тщательно замаскировались (из окна автобуса видна возвышенность, на которой окопались террористы) и терпеливо ждут свою добычу.

- Нападение на патруль было совершено очень быстро, — рассказывает Шимон Коэн. – Сразу с двух позиций по «хаммерам» был открыт огонь. Одна из машин покатилась на дно ущелья. К другой подскочили боевики, открыли дверь и уволокли тела Регева и Гольдвассера в ливанскую деревню (кроме них, были убиты еще трое наших солдат – Е.К.). Операция по захвату проводилась под прикрытием ураганного огня, открытого артиллерией «Хизбаллы», и ракетного обстрела близлежащих населенных пунктов, включая городок Шломи. Лишь спустя полтора часа комбату бронетанковых войск позвонили и сообщили: наш патруль пропал, солдаты пытаются связаться с ним по рации, но ответа нет. И лишь через два часа после операции по захвату бойцам танковых войск и НАХАЛа удалось добраться до сгоревших «хаммеров». Они передали: три человека убиты, двое захвачены боевиками «Хизбаллы». Один из танков, выехавших на поиск резервистов в «мертвую зону», напоролся на мину и подорвался. С этого момента и вплоть до утра следующего дня процесс принятия решений политическим руководством страны остается неясным (летом 2006 года, напомню, у власти находилось правительство «Кадимы» и Эхуда Ольмерта – Е.К.). Лишь на другое утро правительство приняло решение о начале военных действий.

Так началась Вторая ливанская война…

- Ситуацию, сложившуюся к началу Второй ливанской войны на границе, военные называют ассиметричным противостоянием, — объясняет Шимон Коэн. — Регулярной армии — какой бы сильной она ни была — крайне сложно противостоять боевикам-партизанам. В период Второй ливанской, когда пошла вторая неделя войны, я с подразделением воинов-пехотинцев вошел в Ливан и сражался в районе Мардж-Айуна. Противник явно подготовился к наземной операции: в лесах были вырыты окопы и сооружены тщательно замаскированные подземные склады, где боевики прятали арсеналы оружия. Однако за шесть лет, минувшие с начала войны, ситуация изменилась: в большинстве деревень Южного Ливана «Хизбалла» переместилась в жилые дома. Под ее контролем находятся практически все автодороги. Чуть не в каждом доме прячут противотанковые ракеты.

Причины и следствие

Узи Ландау, министр энергетики и водного хозяйства, чувствует себя на севере как дома: здесь он прошел срочную службу в десантных частях ЦАХАЛа, участвовал в Первой ливанской войне.

- До конца своей жизни не забуду двадцать первое мая 2000 года… — говорит доктор Ландау.

Узнав, что Барак под покровом ночи вывел из Ливана наши войска, Узи Ландау (тогда он был депутатом Кнессета от «Ликуда») поехал в Метулу.

- Я видел, как боевики «Хизбаллы» уничтожают брошенную нашими солдатами технику и амуницию, — вспоминает он, — с каким ликованием топчут каждую вещь, обнаруженную на покинутых ЦАХАЛом позициях. Тем временем у ворот Фатме собралась толпа объятых ужасом солдат и офицеров ЦАДАЛа — союзнической армии Южного Ливана. Арабы-христиане, много лет сотрудничавшие с израильской армией, были обращены в бегство боевиками «Хизбаллы». Я с содроганием наблюдал, как в считанные часы террористы захватили все деревни на юге Ливана, но больнее всего было сознавать, что ЦАХАЛ бездействует. На мой взгляд, такого позора Израиль еще не переживал.

- Связываете ли вы вывод ЦАХАЛа из Южного Ливана с тем, что шесть лет спустя «Хизбалла» спровоцировала Вторую ливанскую войну?

- Да, однозначно! – говорит Узи Ландау. – Инициированное Бараком бегство ЦАХАЛа из Ливана (иначе это не назовешь) дало толчок интифаде Аль-Акса, развязанной палестинцами осенью 2000 года, а затем – и Второй ливанской войне, к которой «Хизбалла» успела всесторонне подготовиться. К несчастью, таков нрав нашего региона: стоит Израилю продемонстрировать слабость – как враг тут же идет в наступление. И если первой реакцией на отступление из Ливана стал захват солдат в районе Хар Дов в 2000 году, то к 2006 году «Хизбалла» с помощью Ирана и Сирии успела вооружиться до зубов. Накопленные ею арсеналы оружия позволили в момент операции по захвату Регева и Гольдвассера начать чудовищный ракетный обстрел севера нашей страны и продолжать его 34 дня подряд.

- В промежуточном отчете судьи Элиягу Винограда, посвященном Второй ливанской войне, сказано, что Израиль «не одержал однозначной победы, но и не потерпел поражения». А вы как считаете?

- С точки зрения стратегии, Вторая ливанская война стала для Израиля беспрецедентным фиаско, — говорит Узи Ландау. – Трудно поверить, но правительство официально объявило об окончании войны в то время, когда в Хайфе рвались «катюши»! ЦАХАЛу, однако, запретили отвечать на обстрелы. Тогдашнее правительство продемонстрировало террористам всех мастей на севере и на юге: они могут безнаказанно обстреливать Израиль. Неудивительно, что после окончания Второй ливанской боевики ХАМАСа резко усилили обстрелы населенных пунктов, расположенных на юге страны. Но лишь в конце 2008 года правительство Ольмерта-Ливни решилось провести антитеррористическую операцию «Литой свинец»…

«Арабская весна»: покой нам только снится

В поселке Штула на смотровой площадке вице-премьер Авигдор Либерман дает короткую пресс-конференцию.

- Поездка предоставила нам возможность встретиться с местными жителями и из первых рук получить информацию об имеющихся здесь проблемах и трудностях, — сказал он. – Мы убеждены: гораздо целесообразнее встречаться с людьми на местах, чем узнавать о жизни страны из разговоров в коридорах Кнессета. Прежде всего, я хочу выразить свое восхищение действиями сил безопасности, сумевшими накануне, 5 августа, предотвратить чудовищный теракт. То была из ряда вон выходящая операция – в высшей степени скоординированная и крайне успешная. Ее результаты говорят сами за себя. Вместе с тем, мы должны сознавать: война против нас продолжается, ее ведут постоянно. Что касается Египта, то его кровный интерес – положить на Синае конец действиям боевиков, представляющим угрозу безопасности и причиняющим ущерб египетскому туризму и экономике. Надеюсь, власти Египта извлекут урок из инцидента на границе.

Относительно ситуации на севере Израиля Авигдор Либерман сказал следующее:

- Каждый, кому довелось хоть раз проехать вдоль границы, прекрасно понимает, какова ситуация. Правительство пристально следит за развитием событий на севере и ведет себя ответственно. К сожалению, потрясения, которые переживает арабский мир, продолжаются. И государство Израиль должно быть готово к любому повороту событий.

- Как по-вашему: может ли перекинуться на северную границу террористическая деятельность типа той, которая накануне была пресечена на юге?

- Мне не хотелось бы проводить параллели между происходящим на юге и на севере, хотя боевая готовность повышена и там, и здесь, — сказал министр иностранных дел. — Любое суверенное государство обладает законным правом на защиту граждан от враждебных действий, и Израиль в этом отношении не является исключением. 5 августа мы стали свидетелями попытки совершить мегатеракт: по территории Израиля из сектора Газа были выпущены десятки ракет и минометных снарядов. Это недопустимо. Наша позиция по данному вопросу ясна: еще в момент сформирования правительства НДИ однозначно настаивала на том, что необходимо положить конец терроризму в секторе Газа. Не могу представить, чтобы какое-нибудь государство позволило кому бы то ни было обстреливать свою территорию сотнями и тысячами ракетных и минометных снарядов. Всем ясно, что следует предпринять, чтобы положить этому конец. Остается только принять решение.

Евгения Кравчик

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D0%BE%D1%82_%D1%85%D0%B0%D0%BC%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0_%D0%B4%D0%BE_%D1%85%D0%B8%D0%B7%D0%B1%D0%B0%D0%BB%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0_%D1%8D%D1%85/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку