ПАМЯТИ ДРУГА

ПАМЯТИ ДРУГА

Речь Авигдора Либермана на панихиде по Юрию Штерну 16 января 2007 г.

Когда на нас обрушивается весть о потере близкого друга, нам вдруг становятся дороги любые мелочи, связанные с воспоминаниями о нем. И уж тем более дороги нам становятся воспоминания о пройденном вместе пути, о пережитом вместе. Судьбе было угодно, чтобы с начала 80-х годов прошлого века наши с Юрием пути практически непрерывно шли параллельным курсом.

Юрий был последним романтиком в прагматичном мире израильской политики. Подлинно разносторонний человек, блестящий экономист, он легко мог бы занять самые видные посты в любой процветающей израильской, а затем и российской фирме. Но он избрал иной путь - он целиком посвятил себя помощи другим людям.

Не знаю больше политика, который бы так много времени и сил отдавал своим согражданам, обращающимся к нему за помощью. Он непрерывно висел на телефонах, буквально «доставал» «отцов нации» и «слуг народа» - министров, мэров, чиновников -  нуждами и чаяниями обращавшихся к нему «рядовых граждан».

Он постоянно ставил перед собой цели, которые мне казались не реальными, но он в конечном счете всегда их достигал.

Истый романтик, Юрий еще в СССР избрал путь борьбы за права евреев, живших в этой, казавшейся всемогущей и непоколебимой империи зла. А в Израиле подлинным рыцарем борьбы за права, честь и достоинство алии. Нет репатриантской организации, общества, группы, нет репатрианта, которые не знали бы и не ценили бы его. Не было ни одного начинания в деле борьбы за права евреев СССР, а затем за права репатриантов из бывшего СССР, в центре которого бы Юрия с его неиссякаемой энергией, феноменальной работоспособностью и верой в успех.

Я уже говорил о его разносторонности. Среди первых моих воспоминаний о Юрие - история четвертьвековой давности. Ему тогда, совсем новому репатрианту, предложили многообещающую работу в процветающей компании. Но он отказался от этого этого соблазнительного предложения и отправился в буквальном смысле слова в пустыню, чтобы основать там поселок Нокдим, в котором теперь живу и я. Но в те дни мало кто, кроме Юрия, верил, что на месте голых безводных скал вскоре вырастет цветущий прекрасный поселок. А он верил. Точно так же в середине восьмидесятых никто не мог поверить, что в Израиль вскоре прибудет миллион репатриантов из СССР.  А Юрий верил. Он создавал всевозможные организации по борьбе за евреев СССР, разъезжал по всему свету, убеждал, организовывал, поднимал людей на борьбу под лозунгом «отпусти народ мой!».

Даже на смертном одре единственное, что интересовало Юрия, когда я навещал его в больнице, была судьба проекта Закона о неимущих людях, переживших Катастрофу, его поправок к Закону о национальном страховании, о пенсиях...

По-моему, то, чего он добился уже под занавес - окончательное утверждение Закона о неимущих людях, переживших Катастрофу - это ярчайший пример подлинного самопожертвования, умения жить ради других людей. Если бы он жил ради самого себя, его жизнь наверняка сложилась бы иначе. Но и жизнь всех нас выглядела бы совсем по-другому.

Юрий основал на этой земле не только поселок Нокдим. Он был и среди основателей  партии «Наш дом Израиль». Не могу забыть, какие сомнения терзали нас: стоит ли бросаться с головой в водоворот израильской политики, нужно ли создавать новую партию... И окончательно рассеял наши сомнения и сплотил нас всех Юрий Штерн. «Не надо, братцы, бояться!» - цитировал он классика. «Прорвемся, да еще как прорвемся!»... Я считаю, что именно Юрию принадлежит честь создания партии «Наш дом Израиль», именно он сумел перевести наши политические идеи на язык конкретной помощи согражданам и, в первую очередь, репатриантам.

Очень трудно, очень больно говорить о нем в прошедшем времени. Сегодня трудно и оценить его вклад во все, что он делал, а я уже не раз говорил, что он был человеком разносторонним. Он очень много сделал для сохранения окружающей среды нашей страны. Экологи и миллионы сограждан высоко ценят его закон о сотовых антеннах. Он добивался признания социальных прав независимых предпринимателей («ацмаим»). Очень многие сферы жизни нашего общества, очень многие наши сограждане очень многим обязаны Юрию. Огромное ему спасибо за то, что он сделал, за то, каким он был и за то, что он был.

В заключение хочу обратиться к родным Юры. Поселок в котором, живу я, был для Юры родным, и мой дом был его домом. Его домом была наша партия «Наш дом Израиль». И эти дома - ваши дома. Вы - его близкие - как и сам Юра, всегда будете самыми родными, самыми желанными членами нашей большой семьи. Да будет благословенна память Юры!

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D0%BF%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%B8_%D0%B4%D1%80%D1%83%D0%B3%D0%B0/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку