Перелом в миттельшпиле?

Перелом в миттельшпиле?

Иерусалиму удалось навязать ПА два главных условия соглашения: признание Израиля еврейским государством и сохранение под своим суверенитетом Иорданской долины.

Мы мало что знаем о ходе переговоров. Еще меньше мы знаем о планах администрации США. С одной стороны, в СМИ периодически поступают «утечки», что Белый дом готовит собственный план на случай провала переговоров. С другой, слышим официальные заявления Госдепартамента, что такого плана не существует. При этом Джон Керри, сконцентрировавший всю деятельность Госдепа на «мирном процессе», начал все чаще заявлять, что переговоры вошли в критическую стадию. Его оценки оптимистичны, что, впрочем, плохо сочетается с нескрываемым раздражением и недовольством палестинского руководства.

Можем ли мы из этого хаоса обрывочных, двусмысленных и зачастую противоречивых сообщений получить представление, как в действительности идут переговоры? Очевидно, что, прежде всего, каждый из партнеров, как в шахматной партии, стремится загнать другого в угол и вынудить его совершить ошибку: или признать требования противника, или отвергнуть их публично, сорвав тем самым переговоры и подставив себя под удар критики. При этом принципиальное условие успеха каждого из игроков – позиция американского посредника.

В дебюте палестинцы обладали форой. Во-первых, они пользуются поддержкой общественного мнения Запада в целом, во-вторых, навязали Израилю, посредством Вашингтона, вполне конкретные осязаемые требования: освобождение палестинских террористов и замораживание (пусть и не полное) строительства в Иудее и Самарии.

Тем не менее, впоследствии, судя по всему, израильской дипломатии удалось взять реванш, побудив Керри занять точку зрения официального Иерусалима по ключевым вопросам. Таковых, по утверждению главы МИДа Авигдора Либермана, два:

- признание Израиля еврейским государством;

- принятие позиции Израиля по вопросам безопасности, прежде всего, в том, что касается Иорданской долины – «мягкого подбрюшья» страны.

Израильское правительство впервые за всю историю переговоров сделало вопрос признания Израиля еврейским государством центральным пунктом переговоров. До этого, ни в Кэмп-Дэвиде, ни в Аннаполисе таких требований не выдвигалось, в результате чего ситуация была абсурдной: палестинцы вели переговоры с государством, признавать которое отказывались. Принцип признания Израиля как еврейского государства был провозглашен Нетаниягу на первом выступлении в Бар-Иланском университете в 2009 году. Либерман, будучи министром иностранных дел, заявил о неприемлемости ситуации, при которой после заключения соглашения на карте появятся два этнически чистых палестинских государства (на Западном берегу и в Газе) и одно государство, не имеющее ясной идентификации – еврейско-арабское.

Керри принял это израильское требование, остающееся неприемлемым для ПА, и это ставит Абу-Мазена и его окружение в весьма затруднительное положение. Более того, госсекретарь добивается, чтобы это признание было внесено в рамочное соглашение. Иначе, по его словам, у него нет шансов получить от Израиля принципиальное согласие на отступление к границам 67-го года. На недавнем саммите министров иностранных дел Лиги арабских стран, по утверждению выходящей в Лондоне газеты на арабском языке «Аль-Кудс аль-Араби», Керри призвал Саудовскую Аравию и княжества Персидского залива оказать давление на Рамаллу, намекая на возможность прекращения помощи ПА и возобновления массового строительства на «территориях». Этот же вопрос, если верить СМИ, обсуждался на встрече госсекретаря с королем Саудовской Аравии Абдаллой и королем Иордании Абдаллой вторым.

Саудовская Аравия остается ведущим спонсором ПА, не говоря уже о политическом влиянии королевства, но позиция Эр-Риада – вопрос со многими неизвестными. Саудиты, в отличие от некоторых других государств, не привыкли делать «шагов доброй воли», и любые свои действия увязывают с собственными долгосрочными интересами. А главный интерес королевства – это, бесспорно, сдерживание Ирана, чья экспансия в регионе фактически получила после женевских соглашений «карт-бланш» со стороны Вашингтона и Брюсселя. Таким образом, мы наблюдаем столкновение интересов США: с одной стороны, они хотят, при поддержке Эр-Риада, продвинуть вожделенный для себя мирный процесс, с другой вынуждены ограничить для этого Иран, что противоречит их же собственной стратегии умиротворения последнего. Как будут решать этот ребус в Белом доме, остается только гадать.

В любом случае, ПА оказывается в проигрышной ситуации, поскольку постоянные и категорические «нет» еврейскому государству делают затруднительным какие-либо компромиссы.

Второй жизненно важный вопрос для Израиля – сохранение под своим контролем Иорданской долины – также получил поддержку Керри. Правда, объективности ради, следует сказать, что это заслуга не только Израиля, но его негласного союзника – Хашимитского королевства. В начале декабря Иордания уведомила Вашингтон, что при любых договоренностях израильская армия должна оставаться в Иорданской долине, так как в Аммане не доверяют палестинским силам безопасности. Фактически прозрачная граница с палестинским образованием таит смертельную опасность для монархии, где и без того 70% населения – палестинцы, экономическое положение оставляет желать лучшего, исламисты пытаются навязать свою волю правительству, а силы безопасности с трудом сдерживают массовый поток беженцев из соседней Сирии. Израильские лидеры, в свою очередь, представили пакет требований, включающий сохранение Иорданской долины под суверенитетом страны, и Керри принял эти доводы, передав на согласование данный вопрос специальному советнику главы Пентагона, генералу Джону Аллену. Израиль (опять-таки, по сообщениям СМИ) добился признания Керри сохранения контроля над воздушным пространством Иудеи и Самарии.

Позиция ПА по вопросу об Иорданской долине не столь однозначна, как по вопросу о признании Израиля «еврейским государством». С одной стороны, официально в Рамалле категорически отвергают готовность к уступкам по данному вопросу, с другой, по утверждению радио «Решет Бэт», здесь готовы смириться, что контроль над долиной (пусть частичный) останется за Израилем.

В любом случае, можно, действительно, говорить, что американская администрация приняла главные параметры Израиля, и это, несомненно, дипломатическая победа последнего. Публичный отказ признать их Абу-Мазеном или согласие на это станет поражением в шахматной партии, где еще недавно он, казалось, обладал очевидным преимуществом.

Александр Майстровой, "Вести"