Поверх стереотипов

Поверх стереотипов

Израиль и арабы, более чем когда-либо, близки к подлинному миру, основанному на общих интересах и общих угрозах. И мир этот никак не связан с палестинцами…

В то время как израильские политики и обозреватели заняты агонизирующим «мирным процессом», глава МИДа дал общую картину геополитической ситуации в регионе и обозначил стратегические приоритеты Израиля.

В фокусе внимания должны быть не палестинцы, а выстраивание отношений с умеренными арабскими режимами. Эти государства, считает Либерман, и Израиль связывают общие вызовы, что превращает их в естественных союзников – тенденция, немыслимая еще десять лет назад.

«Здесь сегодня хорошо понимают, что их враги - не евреи и сионисты, а джихадисты и Иран, и эти режимы признают возможность сотрудничества с Израилем. У них есть деньги и ресурсы, у нас - знания и технологии. Мы можем построить совершенно иную реальность», - считает он.

Действительно, если мы перестанем фокусироваться исключительно на палестинской проблеме и взглянем поверх нее на региональные тенденции, то обнаружим, что Израиль и арабские режимы волею судеб оказались в «одной лодке»: они вынуждены противостоять трем принципиальным угрозам, каждая из которых таит смертельную опасность.

Угроза первая – Иран и его марионетки: «Хизбалла» в Ливане, шиитское правительство в Ираке и шиитская «пятая колонна» в княжествах Персидского залива. В Бахрейне шииты представляют собой подавляющее большинство (75% населения). В начале февраля 2011 года они попытались, при поддержке Ирана, сбросить суннитскую династию во главе с королем Хамадом ибн аль-Халифа, и если бы не саудовский контингент, смогли бы осуществили свой план. В Кувейте шиитов - 30-40% и они также находятся под влиянием иранцев. В 2010 году спецслужбы страны раскрыли иранскую раздевательную сеть, занимавшуюся сбором информации о стратегических объектах княжества; в мае 2011 года – разоблачили проиранскую группировку, которая должна была спровоцировать восстание и привести к падению правящей монархии.

В ОАЭ шиитов 15%, но проблема в том, что из 8.5-миллионного населения княжества коренных жителей всего …11%. Остальные – мигранты и временные рабочие из арабских стран и Южной Азии. В случае, если пусть незначительная, но организованная военизированная шиитская группировка попытается захватить с помощью иранцев власть, княжество будет бессильно противостоять заговорщикам.

Наконец, в Саудовской Аравии – ведущем государстве Персидского залива и хранительнице исламских святынь – шиитов всего 8%. Однако слово «всего» не должно вводить в заблуждение, ибо шииты населяют восточные провинции, где сконцентрированы главные нефтяные богатства королевства. Если они поднимут поддержанное Тегераном восстание, престарелые саудовские монархи могут попрощаться и с «черным золотом», и с троном, и с королевством. У Саудовской Аравии нет недостатка в американской боевой технике, но ее армия небоеспособна, и, без внешней поддержки, не выстоит и нескольких дней под напором иранцев.

Ираном и его марионетками угроза арабским режимам не ограничивается. Не меньшая опасность - суннитские исламисты разного толка. «Аль-Каида», взращенная на почве салафитского (ваххабистского) ислама, уже пыталась в начале прошлого столетия дестабилизировать Саудовское королевство, однако потерпела неудачу. Неудача, впрочем, не означает, что последователи Бин-Ладена не попытают счастья вторично, тем более, что хаос в арабском мире – от Ливии до Йемена – создает идеальную питательную среду для их идеологии. Не меньшая угроза, чем «аль-Каида» – «Мусульманские братья» со своей версией агрессивного политического ислама. Именно идеологи «Мусульманских братьев» Сайид Ктуб и палестинец Абдалла Аззам, ликвидированный Израилем, дали толчок созданию «аль-Каиды». Сегодня «Мусульманские братья» запрещены и в Саудовской Аравии, и в соседних княжествах, за исключением Катара, который этих «братьев» поддерживает. Последнее обстоятельство стало причиной острого раздора в еще недавно дружной семье «нефтяных народов».

Саудиты сделали все, чтобы подорвать позиции Мухаммеда Мурси в Египте и привести к власти армию, а сегодня они, вместе с ОАЭ, Кувейтом и Бахрейном, – главные спонсоры Каира. Более того, они поддерживают ас-Сиси в его войне с ХАМАСом – палестинским филиалом «Мусульманских братьев», с одной стороны, и «джихадистами» на Синае, с другой. И то, и другое, естественно, находит полное понимание в Израиле. Пока египтяне блокируют Газу, Израиль вместе с саудовцами (невообразимый недавно тандем) отстаивают на Западе режим ас-Сиси. В июле прошлого года Совет по сотрудничеству в Персидском заливе ввел санкции против «Хизбаллы», внеся ее в список террористических группировок. И без шизофренического, как у европейцев, разделения на «политическое» и «военное» крыло.

На этом, впрочем, общие интересы арабов и Израиля не ограничиваются. За пределами региона и тем, и другим приходится иметь дело с возрождающимися империями: Россией и Турцией. И Москва, и Анкара поддерживают Тегеран. У Кремля дружественные отношения с ХАМАСом, Эрдоган - главный опекун Газы и «Мусульманских братьев» в Египте. Россия – ведущий покровитель Асада, которого саудовцы мечтают сбросить. Какую бы игру не вели эти державы на Ближнем Востоке, ее жертвами в равной степени рискуют оказаться и арабы, и евреи.

Но и это еще не все. Проблема в том, что в борьбе с исламистами и Ираном, Иерусалим, Каир, Эр-Риад и Абу-Даби вынуждены защищать спину от неуемных «правозащитников» и сторонников «демократии» на Западе. Прежний союзник все больше превращается в «заклятого друга». Сделка с Ираном за спиной и Израиля, и арабов; требование к ас-Сиси «прекратить репрессии против законно избранного правительства Мурси»; призывы снять блокаду с Газы; забота о «правах человека» в ПА, Бахрейне, Египте – все это крайне ослабляет и Израиль, и арабские правительства. Путь в «демократический» рай выкладывается телами своих союзников и умиротворением фанатиков.

У Израиля, и арабов не остается иного выхода, кроме как рассчитывать друг на друга, объединить возможности и усилия, израильскую технологию с арабскими ресурсами и влиянием.

Конечно, арабские режимы не могут не вспоминать о «правах палестинского народа». Это – своего рода дань политической традиции и культурным кодам прошлого столетия. Но в действительности, «борьба с сионизмом» волнует их в последнюю очередь - на карту поставлено само будущее арабских государств, их выживание и безопасность. И если им чего-то и «не хватает» для полного набора проблем, так это еще одного нежизнеспособного, террористического образования, только теперь уже на Западном берегу, на границе с Иорданией и в самом центре Ближнего Востока.

В этой ситуации Израиль превращается в союзника – негласного, неофициального, но эффективного и надежного. И задача его в полной мере использовать потенциал, который несет в себе это сближение. Ибо он открывает двери подлинному, а не фиктивному миру.

Александр Майстровой, «Вести»