Путь к миру через Освенцим

Путь к миру через Освенцим

Лидеры ПА не скрывают, каким они видят «мирное будущее», а администрация Обамы – как она собирается воплощать это видение. Единственное, что удивляет в этой связи – эйфория отечественных сторонников «окончательного решения».

Переговоры будут основываться на границах 1967 года. Таково утверждение выходящей в Лондоне газете «Аль-Хайат», ссылающейся на неназванного палестинского источника.

В Иерусалиме это отрицают, но не будем забывать, что само израильское правительство говорит на разные голоса, и эти голоса звучат отнюдь не в унисон. То, что для Ципи Ливни и Яира Лапида – «в охотку», для правого крыла «Ликуда», НДИ и «Еврейского дома» - «смерть». Какова позиция самого Нетаниягу? Этого точно никто не знает, включая, судя по всему, и самого Нетаниягу, который будет принимать решения «по обстановке». Это его тактика, и она в известной мере оправдывала себя. Однако на этот раз дело обстоит сложнее, учитывая натиск, с которым предстоит столкнуться главе правительства.

В сообщении «Аль-Хайат» нет ничего нового или неожиданного. Обама с самого начала, в отличие от столь ненавистного американским евреям Джорджа Буша, утверждал, что конфликт должен быть решен на основе Саудовской инициативы, т.е., отступлению к границам 1967 года. Джон Керри добился, чтобы страны Персидского залива внесли поправку о возможности обмена территориями, обернув горькую пилюлю в привлекательную обертку. Но суть осталась неизменной: арабы по-прежнему требуют отступления из практически всей Иудеи, Самарии и Иорданской долины, не готовы смириться с еврейскими кварталами в восточном Иерусалиме и отказаться от возвращения беженцев.

Они, если быть точнее, вообще ни от чего не готовы отказаться – и прежде всего, от желания завладеть всей территорией, на которой находится Израиль. Они говорят об этом открыто и без обиняков. Так, министр по делам религии ПА Махмуд аль-Хабаш в присутствии Абу-Мазена, заявил, что любой договор с Израилем будет равноценен договору в Худайбие, подписанного пророком Мухаммедом с племенем Курейш. Как мы помним, подобное сравнение любил Ясер Арафат. Так, в 1994 году он использовал формулировку халифа Омара об «осуждаемом перемирии» - т.е., перемирии, которое следует заключить в силу обстоятельств и которое не имеет силы.

До этого высокопоставленный активист ООП Мухаммед Зазе заявил в Карачи на Конференции солидарности с палестинским народом, что Израиль –государство, не имеющее права на существование. По его словам, ФАТХ никогда не признавал законность Израиля, и не следует заблуждаться, принимая соглашения в Осло за признание этого «незаконного образования». «Вся Палестина целиком и эль-Кудс (Иерусалим) принадлежат арабам и мусульманам. Это наша священная земля», - провозгласил он.

Не так давно, один из «умеренных палестинских лидеров», бывший силовик Западного берега Джибриль Раджуб заявил, что «если бы палестинцы располагали атомной бомбой, то в то же утро сбросили ее на Израиль». Эти высказывания принадлежат не экстремистам, а нашим «партнерам». Раджуб, например, – любимец израильской леволиберальной публики и частый гость разных конференций о мире и дружбе. Леопард своей шкуры не менял и даже менять не собирается.

Осознает ли этот факт администрация Барака Обамы? Без сомнения, да. Обама сделал ставку на «Мусульманских братьев»: партию справедливости и развития Реджепа Эрдогана, своего ближайшего поверенного в ближневосточных делах; одноименную партию Мухаммеда Мурси в Египте; их идейных сподвижников в Сирии. Урок с Хосни Мубарком пошел не впрок. Администрация не сделала выводов, и не могла их сделать, так как находится в плену своих романтических представлений о «ближневосточной демократии». После того, как египетская армия взяла власть в Каире, Обама наказал ее, демонстративно приостановив поставки F-16, и встал на сторону обиженных «Мусульманских братьев». Тоже сделали просвещенные европейцы, устами Кэтрин Эштон призвав военных к «соблюдению демократии». Главное – демократия, а там пусть камня на камне не останется…

Не следует заблуждаться: помпезный визит Обамы и выспренняя риторика о «безопасности еврейского государства» не имеет никакого отношения ни к этому государству, ни к его безопасности. Удав сжимает свои кольца мягко, но кролику от этого не легче. Бескровное удушение осуществляется планомерно, расчетливо и даже добродушно. Вид крови отталкивает публику – крови быть не должно. Раз мир, так мир – все будет мирно.

Для реализации своей задачи президент окружил себя «полезными идиотами», типа Джона Керри (одно сравнение жертв теракта Бостона и боевиков на «Мави Мармара» чего стоит) и откровенными ненавистниками Израиля. Еврейское происхождение некоторых из них не должно вводить в заблуждение: лучше иметь дело с бандой откровенных антисемитов, чем с такими евреями. Еврей Индик, например, считает Израиль главной проблемой США на Ближнем Востоке, и не скрывает этого. Вся команда Обамы – как на подбор, ярые противники Израиля. Новый посол в ООН Саманта Пауэр предлагала вкладывать средства не в ЦАХАЛ, а в «новое государство Палестина». Вероятный новый помощник Керри Роберт Маллей обвинял Израиль в провале переговоров в Кэмп-Дэвиде, вел тайные переговоры с ХАМАСом и критиковал Обаму за санкции против Тегерана. Глава Пентагона Чак Хейгел известен своими антисемитскими выпадами, а глава ЦРУ Джон Бреннан – симпатиями к «Хизбалле», которую характеризовал как «интересное движение». Иерусалим он называл «эль-Кудсом».

В позиции администрации, как и ПА, нет даже намека на двусмысленность. Что удивляет, так это восторженность израильских политиков – включая и тех, кто сидит в нынешнем правительстве, - Ципи Ливни, Шауль Мофаз, Яир Лапид и проч., их щенячьи восторги по поводу наступающего мира и «болезненных уступок». Бен-Гурион и Гольда Меир перевернулись в гробу, наблюдая эти пузыри словоблудия о мире от жертв, ведомых к закланию. Кролику, похоже, нравятся игры удава.

Мы вправе рассчитывать, что правый лагерь «Ликуда», НДИ и «Еврейский дом» заблокируют шаги, которые ведут к самоубийству Израиля. Как и далеко идущие «жесты доброй воли». «Мы ни в коем случае не согласимся, чтобы отправной точкой переговоров стало признание границ 67-го года, которые Абба Эвен называл «границами Освенцима», и не допустим замораживания строительства – ни в Иерусалиме, ни в поселениях Иудеи и Самарии», - заявил Либерман. Беннет, в свою очередь, объявил, что «Еврейский дом» выйдет из правительства в случае замораживания строительства.

Только твердая решимость способна остановить этот путь к миру, открывающий врата Освенцима.