Референдум как обоюдоострое оружие

Референдум как обоюдоострое оружие

Вопреки предположениям, что переговоры, навязанные Израилю, закончатся фиаско, нельзя исключить обратное: мирное соглашение будет подписано. Другое дело, какое это будет соглашение, и чем оно обернется для Израиля. Тем не менее, это может произойти по той простой причине, что нынешняя администрация не остановится ни перед чем, чтобы навязать Иерусалиму свою волю.

До сих пор Израиль лишь в незначительной степени сталкивался с американским давлением. Более того, зачастую прикрывался этим давлением. Так было во время подписания соглашений в Осло, когда США было застигнуты врасплох договоренностями, и в первые дни даже не знали, как им реагировать. Так было и с односторонним уходом Шарона из Газы - Буш-младший и Кондолиза Райс вовсе не были в восторге от его решения.

Бывали времена, когда давление, действительно, оказывалось. Буш-старший и его госсекретарь Джеймс Бейкер после первой войны в Персидском заливе выламывали руки Ицхаку Шамиру, требуя прекратить поселения – такого была цена участия арабов в анти-саддамовской коалиции. Билл Клинтон не скрывал недовольства упорством Нетаниягу, не спешившего идти на уступки Арафату. Однако давление это было ограниченным. Ни Буш-старший, ни Клинтон не стремились ослабить Израиль в стратегическом плане. Первому нужно было показать арабам, что Белый дом способен обуздывать своего союзника; второй грезил себя политиком, распутавшим «гордиев узел» самого запутанного конфликта. При этом Клинтон испытывал искренние симпатии к Израилю, и уж, конечно, не ставил под вопрос его выживание.

С Бараком Обамой ситуация качественно иная. Не случайно медиа-магнат Руперт Мэрдок предупреждал, что его победа станет «кошмаром для Израиля». Прогноз сбывается. Для Обамы, в отличие от прежних президентов США, Израиль помеха, как таковой. Так же и умеренные арабские режимы. Он сделал ставку на «Мусульманских братьев». Это объясняет его доверительные отношения с Эрдоганом, которому прощается все, предательство Мубарака и нынешняя суровость к египетской армии – единственной рациональной силе в регионе. Израиль не вписывается в «новый Ближний Восток», который он выстраивает, и должен прекратить существование – по крайней мере, как независимая величина.

Его тактика умна. Во-первых, во второй каденции Обама окружил себя людьми ограниченными и откровенно враждебными еврейскому государству. По сравнению с Джоном Керри Хилари Клинтон – образец государственного ума и «друг Израиля». Во-вторых, он осознал, что лобовой конфликт с Израилем не приносит дивидендов, и свое второе правление начал под личиной «искреннего друга». «Грязную работу» будут делать за него европейцы, которые с радостью взялись за порученное дело. Тот факт, что антиизраильский тон задает Англия, символичен – именно Лондону Вашингтон традиционно отводит роль проводника своей стратегии в Старом Свете. Санкции против продукции из Иудеи и Самарии не могли быть введены без молчаливого согласия Белого дома. В западных СМИ мы видим недвусмысленные намеки, что за отказом Израиля согласиться на «сделку» последуют дополнительные европейские санкции, и одностороннее признание палестинского государства. А США? США «не в силах противостоять европейскому давлению». Тактика «плохой – хороший следователь». Запад, по словам премьер-министр Канады Стивена Харпера, «отворачивается от Израиля».

Для Израиля европейские санкции – угроза куда большая, чем ядерный Иран. Экономика страны, ее научные, профессиональные, культурные связи завязаны на Европе. Это удар ниже пояса. И нет уверенности, что Нетаниягу выстоит перед давлением. Тем более, имея в своем правительстве страстных сторонников мира, которые как в старом советском анекдоте, сами принесут и мыло, и веревку.

Вопрос, что дальше? И здесь мнения расходятся. Одни, во главе с Нафтали Беннетом, выступают за референдум и даже настояли на проведении соответствующего закона. Другие - в правом лагере, в том числе сами ликудовцы, куда более осторожны. Авигдор Либерман так сформулировал свои сомнения в оправданности референдума. Во-первых, пятая часть населения страны – израильские арабы. Их позиция заведомо определена. Во-вторых, СМИ придерживаются левых и крайне левых взглядов, и не пожалеют сил, чтобы навязать их обществу. В-третьих, на израильтян будет оказано мощнейшее давление всего мира посредством «кнута и пряника».

Действительно, референдум – обоюдоострое оружие, а израильтяне легко поддаются «промывке мозгов». После волн террора, захлестнувших страну в 90-х годах и во время «второй интифады», было очевидно: односторонний уход из Газы – акт мазохизма. Специалисты по террору предупреждали: это будет воспринято террористами, как победа, и придаст им новые силы. Их голоса потонули в панегириках Шарону. СМИ развернули кампанию по обработке умов. В ход шли ложь, сокрытие фактов, запугивание, подлог. Давид Ландау, бывший редактор «Гаарец», и журналист Второго канала TV Амнон Абрамович признавались, что ради ухода из Газы не допускали утечек о коррупции Шарона и его сыновей. Бывший редактор «Маарив» Амнон Данкер сказал впоследствии, что хотя не был уверен в правильности идеи, активно обрабатывал своих читателей. Известный журналист «Едиот ахранот» запугивал «драматическими последствиями» при отказе поддержать уход из Газы. Он жаловался на «религиозных поселенцев», писал, что «размежевание - последний шанс начать нормальную жизнь». Этим журналистом был …министр финансов Яир Лапид. Потом он имел наглость сожалеть, что «не были учтены все последствия этого шага». Отрежьте себе палец, а потом сокрушайтесь, что «не предусмотрели всех последствий»…

В результате, общество почти единодушно поддержало «размежевание». Хотя, повторяю, американского давления не было. Чем окончится референдум в ситуации, когда такое давление будет тотальным? Когда Обама, европейские политики, бизнесмены, интеллектуалы, звезды Голливуда будут наперебой убеждать нас отведать «божественный вкус мира», угрожая судьбой «режима апартеида» в противном случае? Когда пообещают, что на нас посыплются все блага из рога изобилия? Когда пригрозят «интифадой», бойкотом, тем, что закроют путь в Европу даже в качестве туристов? Прибавьте к этому тучные стада «полезных идиотов» на просторах родины, и картина будет удручающая. 70-80% населения поддержат на референдуме мирное соглашение…

Народ далеко не всегда в состоянии принять разумное решение. И слишком внушаем, чтобы рассчитывать на его здравый смысл, и даже инстинкт самосохранения…

 

Александр Майстровой, "Вести"