Сколько стоит лоб расшибить?

Сколько стоит лоб расшибить?

Тема кладбищ для  не евреев обсуждается в нашей стране не впервые. Сколько копий уже сломано по этому вопросу! Сначала приходилось доказывать  необходимость подобных кладбищ вообще. Потом пробивать их, как говорится, на местах. Тут уже приходилось разговаривать не только на уровне Кнессета и правительства, но и с власть имущими в каждом отдельно взятом городе, где всё зависело от мэра и от представителей нашей общины в муниципалитете.

Этот процесс до сих пор не окончен. Пример – северный город Маалот. Несмотря на то, что русскоязычная община составляет почти половину населения города, каждый раз, когда, не дай Бог, необходимо позаботится о вечном успокоении жителя города, не еврея по Галахе, приходится подыскивать место для захоронения или в соседних городах, или в кибуцах. (В кибуцах, между прочим) это стоит довольно дорого, и убитые горем родственники вдобавок «попадают» на большие деньги.

Но как бы то ни было, мне казалось, что ни у кого не вызывает сомнения, что городское  кладбище для не евреев должно выглядеть также, как и еврейское и стандарты захоронения должны быть одинаковы.

Не зря наши мудрецы говорят, что о народе можно судить по тому, как он заботится о своих покойниках.

К сожаления, выяснилось, что я была наивна. Понимание этого пришло ко мне тогда, когда я столкнулась с совершенно сюрреалистической картиной т.н. гражданского кладбища в Тверии.

Тут я хотела бы сделать необходимое отступление. Описывая случившееся в далёкой для многих Тверии, рискую напороться на вопрос: "А нам то что?". Мне же кажется, что именно на таких случаях мы должны учиться. Как минимум для того, что бы такое нигде более не повторялось.

Так вот, возвращаясь  к увиденному в Тверии. Для меня эта история началась ещё в  прошлом году, когда активисты  НДИ в городе обратились ко мне с жалобой. Они рассказали, как радовались, что удалось, наконец-то, получить разрешение «отцов города» на создание гражданского кладбища. Ведь все альтернативные возможности в Тверии и вокруг были уже исчерпаны.

Как говорится, радость была преждевременной. Поскольку дальше всё развивалось по сценарию, как в известной русской поговорке: "заставь дурака  молиться, он и лоб расшибет".

Кто-то, шибко умный (из депутатов горсовета от партии ШАС), потребовал устроить это гражданское кладбище так, что бы его, не дай Бог, не было видно с кладбища еврейского. Никакие доводы, никакие предложения о заборе между двумя кладбищами не возымели действия. И мэр, опирающийся на голоса ШАСа, дрогнул и дал согласие.

Результат – это  то, что мы, я и министр религий  Яков Марги, увидели своими глазами на прошлой неделе.

Кстати, Яков Марги - министр от той самой партии ШАС. И я благодарна ему за то, что он откликнулся на мою просьбу и поехал со мной. От представшей перед нами картины он был, откровенно говоря, в шоке. И не зря во время заседания в муниципалитете он мягко, но всё же заметил, что Галаха подобного не требует.

Я верю господину Марги и не сомневаюсь, что он прав.

То, что мы увидели, выглядело следующим образом: там, где кончается еврейское кладбище города Тверия, кончается асфальт. Дальше идёт полкилометра разбитой просёлочной дороги под палящим солнцем, по голому полю. А в конце, на пригорке, с двух сторон окружённые алюминиевым забором, находится десяток могил. Большинство памятников либо покосились, либо треснули, ибо единой инфраструктуры не существует. Нет ни света, ни воды.

Ну и, как рассказали наши активисты, самое страшное происходит зимой, т.к. с горы несутся потоки воды, которые просто грозят смыть эти могилы.

Мне было стыдно, просто стыдно за то, что такое может  произойти в нашей стране.

Стыдно было и  тем людям, которые в муниципалитете отвечают за городские захоронения. О своём стыде они рассказывали министру.

И министр, увидев своим  глазами этот позор, дал распоряжения о немедленных действиях по исправлению ситуации.

Конечно, это потребует  немалых затрат, которых можно  было избежать, если бы кое- кто не пытался лоб расшибить.

Повторяю, я пишу эти строки для того, что бы подобное не повторялось. И, как депутат Кнессета, буду делать всё, что такое перестало быть возможным в нашей стране.
 

Фаина Киршенбаум, депутат  Кнессета, генеральный секретарь  партии «Наш дом Израиль»
Фото: НДИ
 
[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%BA%D0%BE_%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B8%D1%82_%D0%BB%D0%BE%D0%B1_%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%88%D0%B8%D0%B1%D0%B8%D1%82%D1%8C/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку