Слез никто не прятал…

Слез никто не прятал…

Ашдодской амуте бывших узников гетто и концлагерей «Зикарон» во главе с Ароном Молотковским не привыкать принимать у себя гостей из-за рубежа. Американцы, австрийцы, швейцарцы, греки, поляки, немцы, граждане других стран достаточно часто бывают у них в гостях с тем, чтобы выразить свою признательность и восхищение людям, сумевшим пережить ужасы Холокоста, и не жалеющих сил и времени на сохранение памяти о том страшном времени. Однако встреча в самый канун праздника Песах с молодежной делегацией из старинного университетского городка Тюбинген, расположенного на юге Германии, коренным образом отличалась от всех предыдущих подобных встреч. Да, были приветственные речи официальных лиц – заместителя мэра Ашдода Владимира Гершова, депутата городского Совета Ларисы Ланиной, координатора организации «Рука помощи Израилю» Риты Тайгер и Арона Молотковского. Да, гости из Германии показали прекрасную танцевальную программу на еврейскую музыку. Но…

…Веронике Лайнц чуть больше двадцати. Когда она в полной тишине рассказывала о нацистском прошлом своего деда, ее голос дрожал, а глаза были полны слез. Не скрывали своих слез и находившиеся в зале «Бейт Оле «Эйтан» бывшие узники гетто и концлагерей. Вероника одна из тех молодых жителей Тюбингена, кто решился сорвать пелену послевоенного молчания о том, чем занимались их деды и прадеды в годы Второй мировой войны. В семье Лайнц о прошлом ее старейшины всегда говорили неохотно. «В то суровое время он был врачом». Этим лаконичным ответом поначалу и ограничивались все расспросы Вероники своей бабушки. В немецких архивах Вероника нашла подтверждение этим словам. Он действительно был врачом. Врачом психиатром. Из той самой «плеяды» нацистских врачей, кто считал для себя абсолютно нормальным ставить медицинские эксперименты (медицинские ли?) на детях из еврейских семей. Сколько его «подопытных пациентов» погибли в ходе бесчеловечных экспериментов, а сколько были обречены на муки и страдания, Вероника не сказала. Она лишь ограничилась словом «многие». И глотая слезы, попросила прощения за злодеяния своего деда: «Мне тяжело удается найти слова, но у тех, кто пережил Холокост, я хочу от всего сердца попросить прощения».

Сквозь слезы попросила прощения и ровесница Вероники Нина Шульц. От своей бабушки она лишь узнала, что отец бабушки – прадед Нины – был писарем в Дахау - первом нацистском концлагере на территории Германии. Но позже, как и Вероника, из архивов она узнала и о другом. Ее прадед добровольцем поступил на службу в СС. В концлагере в рамках обязательной ротации офицерского состава, он не только работал писарем, но и участвовал наравне с другими в акциях уничтожения тысяч заключенных, значительную часть которых составляли евреи. «Я хочу попросить прощение за то, что причинил вам мой народ», - дрожащим голосом произнесла Нина Шульц. Это были очень искренние слова покаяния, к которым присоединились все члены немецкой делегации. И не ответить прощением на них бывшие узники конечно же не могли.

Инициатором столь необычной формы покаяния молодых немцев стал хорошо знакомый амуте «Зикарон» пастор евангельской общины Тюбингена Джобст Биттнер. Его просветительская деятельность, направленная на сохранение памяти о Холокосте, хорошо известна не только в Израиле, но и в странах Европы, Северной и Южной Америки. Уже несколько лет он организует «Марши жизни», в которых участвуют потомки нацистских преступников – жителей Тюбингена. Пешком они прошли через Польшу – Майданек, Освенцим, Собибор, Штутхоф, побывали в местах массовых расстрелов евреев в Украине, в том числе в Бабьем Яру. В своем выступлении он особо подчеркнул, что «Прервать завесу молчания для жителей Тюбингена важно еще и потому, что городской университет закончили около трехсот нацистов, признанных затем военными преступниками, повинными в организации Холокоста. Причем трое из них - главные организаторы расстрелов евреев в Украине. И сегодня, когда пытаются опровергать факт Холокоста, как будто ничего не произошло, нам очень важно быть вместе с евреями. Мы, как немцы, чувствуем свою ответственность за те события. И, хотя рассказывать о нацистском прошлом своих предков очень непросто, молодые немцы не хотят молчать. Они хотят покаяться, хотят быть понятыми и хотят встать в один ряд с теми, кто борется с антисемитизмом».

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B7_%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%BE_%D0%BD%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D1%8F%D1%82%D0%B0%D0%BB/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку