Смертоносные побеги

Смертоносные побеги

Абу-Мазен сделал все, чтобы теракт стал данностью: по его рецепту было приготовлено нынешнее смертоносное зелье ХАМАСа.

Тот факт, что израильское руководство с самого начала обвинило в теракте не только ХАМАС, но и Абу-Мазена, был воспринят весьма неоднозначно политическими комментаторами и значительной частью политической элиты.

ХАМАС – да, он виновен. Но Абу-Мазен… Нам напоминают, что Абу-Мазен никогда не поддерживал террор, и это правда. Что он выступал против компании насилия (т.е. «интифады»), и это тоже правда. Но, правда и то, что, удерживая палестинский котел от взрыва, он постоянно подогревал его на «медленном огне», не забывая периодически подливать горючее в тщательное пестуемое им варево.

Абу-Мазен – не религиозный фанатик, и не вождь, как его предшественник Ясер Арафат. Он партийный функционер, представитель палестинской клептократии, и это определяло его мировоззрение и поведение. С одной стороны, ему и «жирным котам» ФАТХа не нужен открытый вооруженный конфликт с Израилем. Они помнят печальный опыт «второй интифады» и не склонны повторять его, ставя на карту свою жизнь и благополучие своих кланов (а сыновья Абу-Мазена, напомню, - наиболее состоятельные люди в ПА). Аббас знает также, что палестинцы, в массе своей, устали от войны, разрухи, несчастий, и как большинство нормальных людей, хотят спокойствия и стабильности. Но он знает также, что масса его соотечественников продолжает ненавидеть Израиль, а арабский мир никогда не допустит признания Израиля еврейским государством.

Есть еще и третий момент. Аббас честолюбив и хочет войти в историю. Не как Анвар Садат, разумеется, но как объединитель «народа палестинского». А народ палестинский жаждет примирения не между ПА и Израилем, а между ФАТХом и ХАМАСом. В аналитическом исследовании, опубликованном МИДом три года назад, говорилось, что «Абу-Мазен хочет остаться в истории в качестве основателя палестинского государства и национального лидера, добившегося примирения двух враждующих фракций».

С учетом всего этого выстраивалась стратегия Аббаса: во-первых, избегать прямого конфликта с Израилем; во-вторых, идти на сближение с ХАМАСом; в-третьих, пользуясь засильем «полезных идиотов» и интересантов на Западе и в самом Израиле, добиваться одностороннего признания палестинского государства.

Стратегия определяет тактику. (В отличие от Абу-Мазена, у израильских правительств есть только тактика). На протяжении всего своего правления Абу-Мазен культивировал ненависть к Израилю. В самых разных формах и на самых разных уровнях. Он заявлял, что будущее «государство Фалестын» будет "очищено от евреев", и ни один еврей (пусть даже в контингенте миротворческих сил) не ступит на священную землю Палестины.

Он ни разу не сказал "еврейское государство". Палестинские школьные программы и передачи на палестинском ТВ занимаются систематической «промывкой мозгов», доказывая не только искусственность Израиля, как «оккупационного образования», но фиктивность евреев, как народа. Еврейская история, с подачи Абу-Мазена, - миф и вымысел. С кем он вел тогда переговоры о мире, можно было только догадываться. Возможно, с инопланетянами и инфильтрантами из Судана.

Он говорил о мире на английском, а его люди на арабском излагали совершенно иные мысли. Министр по делам религии ПА Махмуд аль-Хабаш сравнил любое соглашение с Израилем с договором в Худайбие между пророком Мухаммедом и племенем Курейш. Активист ООП Мухаммед Зазе заявил в Карачи на Конференции солидарности с палестинским народом, что Израиль – государство, не имеющее права на существование, а ФАТХ никогда не признавал законность Израиля. «Вся Палестина целиком и эль-Кудс (Иерусалим) принадлежат арабам и мусульманам. Это наша священная земля», - были его слова. Любимец израильских левых, бывший силовик Джибриль Раджуб заявил, что «если бы палестинцы располагали атомной бомбой, то в то же утро сбросили ее на Израиль».

В пособии ПА «Терминология политики, культуры и СМИ» для политиков, дипломатов и журналистов предлагалось именовать «Израиль» «израильским колониальным образованием»; Храмовую гору - «Хирам аш-Шариф», а Стену плача - «Стеной аль-Барака».

Придворные богословы Аббаса проповедуют геноцид. Назначенный Абу-Мазеном муфтий Иерусалима шейх Мухаммад Хусейн заявил, что убийство всех евреев является главной и священной целью мусульман, ибо без этого невозможно воскрешение мертвых.

Палестинские СМИ и школьные программы воспевают «борцов за свободу» и «мучеников». Аббас сам участвовал в показательно-воспитательных представлениях: награждал Амну Муна, которая заманила в ловушку израильского подростка в январе 2001 года; хотел наградить фанатиков, организовавших теракт в "Сбарро" в Иерусалиме (помешало, правда, американское давление).

Террористы в израильских тюрьмах и их семьи - привилегированное сословие в ПА. Разъезжая по миру с протянутой рукой, жалуясь на оккупацию и отсутствие средств, нещадно разворовывая европейские и американские дотации (согласно официальному отчету Европейского суда аудиторов, в ПА «бесследно растворились» 2,5 миллиарда евро), Абу-Мазен выплачивает 16% иностранной помощи заключенным и их семьям.

На протяжении последних лет он последовательно ослаблял ограничения на деятельность ХАМАСа. Сперва на улицах Хеврона, Рамаллы, Шхема и Калькильи стали появляться флаги ХАМАСа, затем в университете Бир-Зейт возле Рамаллы открылось студенческое отделение этой группировки, потом начали проходить марши в поддержку ХАМАСа с макетами ракет «Кассам» и призывами «убивать сионистов». Одновременно росло число терактов и диверсий в Иудее и Самарии, резко увеличившихся после создания «правительства национального единства».

Аббас сам признался в «двойной игре». По утверждению бывшего пресс-секретаря ХАМАСа Ихаба эль-Рассина, Абу-Мазен сказал руководству этой группировки, что обещание «правительства технократов» признать Израиль - ложь. «Я это заявил публично, потому что они (американцы и израильтяне) хотели это услышать. Забудьте об этом и не обращайте внимания, что я говорю международным СМИ», - цитирует эль-Рассин главу ПА.

Тот факт, что Запад поощряет это двуличие, разжигает аппетиты Аббаса. На протяжении последних лет он вместе с ХАМАСом вел состязание под названием «кто-больше-освободит-заключенных», и, действительно, преуспел: израильские шаги «доброй воли» существенно повысили его авторитет в ПА.

Нет сомнения, что в Иерусалиме сделали серьезную ошибку, согласившись участвовать в этой «игре» в качестве «мальчика для битья», но пока только Либерман признал, что сколь необдуманным и опасным было освобождение террористов. Будучи последовательным противником такого рода сделок, он подчеркивал, что заложников нужно не обменивать, а освобождать.

"Практика обмена заложников на террористов, находящихся в израильских тюрьмах, будет прекращена. Я извлек уроки, более свободы голосования не будет", - сказал он.

Действия правительства – отдельный разговор. Но вина Абу-Мазена очевидна: именно по его рецепту было испечено нынешнее смертоносное зелье ХАМАСа.

Александр Майстровой, "Вести"