Смерть во имя лжи

Смерть во имя лжи

  Активное вмешательство МИДа в судебную тяжбу по делу об убийстве 12-летнего Мохаммеда ад-Дуры поможет развенчать один из главных мифов последнего времени, способствовавших и без того ярой демонизации Израиля

Борьба за мир на Ближнем Востоке давно уже превратилась в своего рода религию с характерными для религиозного культа атрибутами: мессианскими чаяниями, ожиданием лидера-мессии, который придет в "конце дней", дуалистическим разделением на добро и зло, в котором добро представлено "страдающим палестинским народом", а зло - израильской "оккупацией". Как в любом религиозном мифе, и здесь есть свои герои, мученики и святые, чьи имена канонизированы и увековечены.

Подобная мифология, становящаяся частью политики, явление не уникальное. Миф о доблестном Че Геваре до сих пор будоражит воображение множества людей при том что они практически ничего не знают о самом Че, который, если смотреть правде в глаза, мало чем отличался от революционеров и искателей приключений на гигантских просторах Латинской Америки. Однако именно ему выпало стать объектом для поклонения миллионов сердец.

В подобных палестинских мифах одна из наиболее ярких знаковых фигур – палестинский мальчик Мохаммед ад-Дура, убитый в самом начале второй интифады. Его сделали символом палестинского страдания с одной стороны и беспощадности израильских оккупантов - с другой. Его портретами оклеиваются стены домов и заборы, он считается символом расстрелянной палестинской мечты, его имя носят мемориальные комплексы, улицы и площади Газы...

Однако миф этот не имеет никакого отношения к действительности. Об этом знали как на Западе, так и в Израиле. Знали и до последнего времени позволяли раздувать и множить его.

Сперва пару слов о том, как начиналась легенда... 30 сентября 2000 года Джамаль ад-Дура и его 12-летний сын Мохаммед были сняты на видеокамеру жителем Газы, внештатным оператором телеканала France-2 Талалом Абу-Рахмой в тот момент, когда, оказавшись под перекрестным огнем на пересечении дорог в Нецарим, отец и сын пытались спрятаться за бетонным укрытием. Видеокадры запечатлели кричащего от страха ребенка, его перепуганного отца, пытающегося своим телом укрыть сына, а затем мертвого Мохаммеда и окровавленного Джамаля. Хаотичная стрельба велась на фоне сумятицы, беспорядков и неразберихи. Молодые и не очень молодые палестинцы, находящиеся на перекрестке, бросали камни в израильских военнослужащих, кое-кто из "борцов с оккупацией" размахивал национальными флагами, привлекая внимание кинооператоров, охочих до подобных горячих моментов, а некоторые театрально падали, инсценируя ранения, что тоже было запечатлено на съемках.

После того как выяснилось, что Мохаммед мертв, на место происшествия прибыла "скорая помощь", но ни Абу-Рахма, ни его коллеги не сняли это. Палестинцы сообщили, что Мохаммед и его отец буквально изрешечены израильскими пулями, но Джамаль остался жив, а его сыну одна из пуль попала в живот, и это ранение оказалось смертельным. Позже выяснилось, что израильтянин, у которого работал Джамаль, хотел оплатить ему лечение, но тот гордо отказался и лечился в госпитале Аммана.

Сразу же после съемки сюжет этот был показан во Франции с комментариями руководителя израильского отделения телеканала France-2 Шарля Эндерлина, кстати, еврея, который, ссылаясь на Абу-Рахму, "объяснил", что израильские солдаты вели прицельный огонь по ад-Дуре и его сыну. Абу-Рахма охотно подтвердил эту версию, заявив в интервью The Guardian, что "они целились в мальчика, …они стреляли в него много раз". Так родился миф о злодейском убийстве Мохаммеда ад-Дуры. Во всем исламском мире мальчик стал считаться мучеником, а на Западе - олицетворением израильской агрессии.

ЦАХАЛ сгоряча взял на себя ответственность за убийство Мохаммеда, но затем, после расследования, проведенного в 2007 году специальной комиссией, пришел к выводу, что мальчик погиб отнюдь не от огня израильских военнослужащих.

Подлинные причины трагедии неизвестны до сих пор. Остаются без ответа многие вопросы. Например, кто в действительности стрелял по Джамалю и его сыну? Роковой случайностью был этот трагический инцидент или заранее подготовленным пиар-ходом "Палливуда" (палестинским Голливудом)? И куда делись почти 25 минут отснятой пленки?

Некоторые объективные журналисты усомнились в правдивости обвинений, возлагаемых на израильских военнослужащих. В 2002 году журналисты немецкой телекомпании ARD Эстер Шапира и Джордж М. Хафнер сняли два фильма о Мохаммеде ад-Дуре, в которых предположили, что он, возможно, жив. В тот день, по их словам, при совершенно разных обстоятельствах были ранены два палестинских мальчика, и умерший от ран был вовсе не ад-Дура.

В 2005 году французские журналисты Дэнис Жамбар, Даниэль Леконт и Люк Розенцвайг, ознакомившись с документальной пленкой, запечатлевшей стычку на перекрестке Нецарим, сказали: "Эндерлин не имел возможности точно определить, что Мохаммед мертв. Тем более, не было никаких оснований утверждать, что его застрелили израильские солдаты". Они подчеркнули, что на съемках не запечатлены предсмертные конвульсии ребенка, не зафиксирована и его агония, которую так красочно описывал Эндерлин. При этом они заявили, что палестинцы всегда используют театральные трюки с падениями, конвульсиями и судорогами, зная, что их снимают на видео. Мало того, Даниэль Леконт, давая интервью Cybercast News, заявил: лично он уверен, что Мохаммед ад-Дура был застрелен самими палестинцами. "Только они могли попасть в мальчика со своих позиций. Палестинцы уверяют, что он убит от израильских пуль… Ну и странные же эти израильские пули – они способны сворачивать за угол". Люк Розенцвайг также был категоричен в своих выводах: убийство было подстроено и осуществлено специально для телекамер и средств массовой информации.

Постепенно начали всплывать и другие данные, опровергающие палестинскую версию. В декабре 2007 года врач больницы "Тель-а-Шомер" Иегуда Давид рассказал в интервью Десятому каналу израильского TV, что Джамаль ад-Дура в 1994 году проходил у него курс лечения от ран, нанесенных ножом и топором во время драки. Шрамы, оставшиеся от этих ран, Джамаль демонстрировал позднее как рубцы от пулевых ранений, полученных на перекрестке Нецарим в сентябре 2000 года.

Сразу же после выхода в свет документального фильма немецких тележурналистов помощник мэра коммуны Нейи-сюр-Сен в Париже и глава медиа-агентства Media-Ratings еврей Филипп Карсенти подал в суд иск к телеканалу France-2, обвинив его в клевете. Решение суд принял в пользу Карсенти, но мировые СМИ, годами раздувавшие миф о жестокости израильских солдат, убивших ни в чем не повинного палестинского ребенка, а также следующие тем же курсом общественные организации и политики, сделали вид, что не заметили этого. Развенчивать миф им очень не хотелось, как бы ни противоречил он реальности. Но самое печальное в этой истории - то, что израильское политическое руководство до недавнего времени всячески уклонялось от участия в дискуссиях на эту тему и проявляло полное безразличие к восстановлению правды в деле ад-Дуры. Ципи Ливни, будучи главой МИДа, заявила Филиппу Карсенти, что история с ад-Дурой ее не интересует и Израиль не собирается ставить под угрозу отношения с официальным Парижем из-за инцидента восьмилетней давности. Таким образом, несмотря на очевидный ущерб, нанесенный репутации Израиля, несмотря на откровенно антисемитский подтекст этой истории, израильское правительство не предприняло даже попытки изменить ситуацию.

Между тем, телеканал France-2 подал встречный иск против Карсенти, обвиняя его в клевете. Судебный процесс принял затяжной характер, при котором поддержка официального Иерусалима приобретает особое значение. На суд в Париж был вызван и врач Иегуда Давид. Джамаль ад-Дура, которого израильский врач поставил на ноги, видимо, в знак благодарности, обвинил его в подлоге и разглашении конфиденциальной информации. Французский суд встал на сторону истца и обязал Давида выплатить благодарному пациенту 30 тысяч шекелей компенсации. Врач, в свою очередь, обжаловал приговор.

На этом этапе в дело вмешался официальный Иерусалим. Авигдор Либерман заявил, что Израиль возьмет на себя финансирование юридической защиты Иегуды Давида. Бюрократические отговорки не должны помешать в оказании поддержки тому, кто выступил в защиту правды и доброго имени Израиля, подчеркнул он. С поддержкой Филиппа Карсенти выступил и другой израильский министр, Моше (Буги) Яалон, в свое время опрометчиво согласившийся признать вину ЦАХАЛа за трагический инцидент на перекрестке Нецарим.
Это дает основание надеяться на то, что процесс по делу ад-Дуры будет не только выигран, но и получит общественный резонанс, ибо в интересах самого Израиля изобличить подлую ложь, на которой строилась и строится кампания по его делегитимации.

 

Александр Майстровой

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D1%81%D0%BC%D0%B5%D1%80%D1%82%D1%8C_%D0%B2%D0%BE_%D0%B8%D0%BC%D1%8F_%D0%BB%D0%B6%D0%B8/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку