Справедливость и политика

Справедливость и политика

Те, кто говорят о возвращении в Акко, Хайфу или Яффо, должны понимать, что ответным шагом будет требование миллиардных компенсаций за потерянные дома в Багдаде, Каире и Касабланке.

Первая еврейская кровь пролилась в Адене, спустя три дня после решения ООН о создании Израиля. 2 декабря 1947 года погромщики устремились к еврейскому кварталу. 82 человека были убиты, десятки ранены, сотни домов, лавок и магазинов сожжены и разграблены.

В то же самое время те же события происходили в другом конце арабского мира – сирийском Алеппо, где жила древняя 10-тысячная еврейская община. Число жертв был сходным – от 70 до 80 убитых. Плюс сожженные синагоги, общинные центры, жилые дома, лавки.

Так закрутилась спираль насилия, положив начало крупнейшему и забытому миром исходу. Еврейскому исходу из арабских стран.

Тысячи евреев Йемена пешком, подвергаясь нападениям кочевых племен, брели к Адену, где их уже ждали израильские самолеты. Приблизительно 50 тысяч йеменских евреев прибыло тогда на «Крыльях орла» (так называлась операция) в Израиль, положив начало массовой алие из арабских стран. Потом последовали новые операции – в 1952 и 1954 годах.

К этому времени еврейские общины полыхали по всему Ближнему Востоку - в Египте, Ираке, Ливии, Марокко. То была спланированная политика «юденрайн». Взвинченные уличными проповедниками при молчаливом согласии властей погромщики шли от квартала к кварталу, от селения к селению, круша все на своем пути, врываясь в еврейские дома, убивая, грабя и насилуя.

Уцелевших лишали собственности, выселяли из домов, отбирали их сбережения. Порой сообщения «этнических чистках» просачивались в СМИ. 16 мая 1948 года, после образования государства Израиль, New York Times писала: «В Сирии евреи подвергаются травле: их увольняют из госучреждений, ограничивают свободу передвижения, отлавливают на границе. В Ираке каждый еврей должен заплатить властям по 20 тысяч долларов для получения разрешения на выезд… Их банковские счета конфискуются для «сопротивления сионистским амбициям». Их обвиняют в отравлении источников и прочих кознях».

Условия выезда были унизительными. В Ираке людям свыше 20 лет разрешалось взять с собой по 16 долларов, от 12 до 20 лет - по 10 долларов, детям - по 6 долларов. За считанные недели древнейшая иракская община прекратила свое существование. Службисты Насера избивали и бросали в тюрьмы евреев, синагоги и общественные центры превращали в мечети. Каддафи разрешил ливийским евреям взять с собой имущества на сумму в …50 долларов.

Однако просвещенный мир это уже не волновало – он был озабочен судьбой палестинских беженцев. Озабочен настолько, что забыл о беженцах не только еврейских, но и вообще всех остальных.

Уже в декабре 1949 года ООН создает Ближневосточное агентство по оказанию помощи палестинским беженцам и организации работ UNRWA. UNRWA занималось и занимается исключительно палестинскими беженцами. Остальными беженцами занимается Комиссия по делам беженцев (UNHCR).

Для палестинцев были созданы особые, уникальные критерии. Согласно определению UNHCR, беженец - «лицо, покинувшее страну из страха преследования по расовым, религиозным, национальным или политическим мотивам». Данное определение не распространяется на его детей, не говоря уже о внуках и правнуках. Но в случае с палестинцами статус беженца переходит от родителей к детям и внукам, как дворянский титул.

На 30 млн. беженцев по всему миру выделяется миллиард долларов в год, а на пять миллионов палестинцев – 0.5 млрд. долларов в год. Пока UNHCR успешно расселяло беженцев из 120 (!) стран, арабы создавали для своих палестинских собратьев невыносимые условия. В 1952 году Арабская Лига потребовала от арабских государств не предоставлять палестинским беженцам гражданства, чтобы «не лишать их права возвращение на родину». Представитель Арабской Лиги Хишам Юсуф вопрошал: «если каждый палестинец, нашедший убежище в одной из этих стран, станет ее гражданином, то какие останутся основания для требований об их возвращении в Палестину?».

В результате палестинцы сегодня или граждане второго сорта, как в Иордании, или бесправные жители превращенных в трущобы гетто, как в Сирии и Ливане – рассадники нищеты, преступности, отчаяния и террора.

Цифры беженцев сопоставимы. В Израиль с 1948 по начало 1970-х годов репатриировалось от 800 тыс. до миллиона евреев из арабских стран. Согласно ООН, число арабов, покинувших во время Войны за Независимость свои дома, колеблется от 600 до 900 тысяч человек.

Кто пострадал больше? Страдания не поддаются измерениям, и все же… Прежде всего, над палестинцами никто не глумился – большинство, включая семью Абу-Мазена, бежали, поддавшись арабской пропаганде и опасаясь мести «сионистов». Евреев Ирака, Египта, Марокко, Йемена, Ливии изгоняли насильно, отнимая все имущество.

Бывший сотрудник ЦРУ и Государственного департамента США Сидней Заблудофф подчеркивает: арабские беженцы могли забирать с собой все свои сбережения, а в 50-е годы Израиль выплатил многим из них 90% от заблокированных счетов и депозитов. Евреи, бежавшие из арабских стран, не получили даже символической компенсации. Сумма палестинских потерь оценивается в 3,9 млрд. долларов по нынешнему курсу. По оценкам Всемирной организации евреев из арабских стран, стоимость утраченной еврейской собственности была, как минимум, на порядок больше.

Однако главный, и, пожалуй, самый горький парадокс в том, что в Осло Израиль напрочь забыл о страданиях своих беженцев.

Тема эта была поднята в последние годы МИДом во главе с Либерманом. Либерман не скрывает своего желания восстановить справедливость. «Евреи из арабских стран прибыли в Израиль как беженцы, но быстро интегрировались и стали гражданами своего государства. Арабские же страны, в отличие от Израиля, превратили палестинцев в пожизненных беженцев, пестующих свои страдания, и делают все, чтобы не позволить им стать частью общества. В лагерях палестинских беженцев в Сирии погибли тысячи людей, но никто, включая Абу-Мазена, не удосужился заметить этот факт», - заявил он на открытии лобби по защите прав еврейских беженцев из арабских стран во главе с депутатом Кнессета Шимоном Охайоном (НДИ) в понедельник.

Возвращение к вопросу о еврейских беженцах имеет два аспекта: моральный и политический, и оба они неразрывно связаны друг с другом. Мир привык созерцать душераздирающие кадры страждущих стариков в палестинских лагерях с проржавевшими ключами от покинутых домов, горстями «родной» земли и старыми фотографиями. О том, что такие же фотографии и такие же ключи от потерянных домов остались у выходцев из Йемена, Египта и Ирака никто даже не знает.

Во-вторых, напоминая миру о еврейских беженцев, Израиль нейтрализует претензии ПА. Те, кто говорят о возвращении в Акко, Хайфу или Яффо, должны понимать, что ответным шагом будет требование миллиардных компенсаций за потерянные дома в Багдаде, Каире и Касабланке.

 

Александр Майстровой, "Вести"