Терра инкогнита на Балканах

Терра инкогнита на Балканах

На протяжении десятилетий Албания оставалась «белым пятном» на карте израильской дипломатии, хотя эту страну связывают с евреями уникальные для всей европейской истории отношения

«Будучи студентом в Советском Союзе, я даже не мог представить, что настанет день, когда я буду в столице Албании, и в качестве министра иностранных дел Израиля открою посольство еврейского государства», - сказал глава МИДа Авигдор Либерман в Тиране. Это, действительно, было невозможно представить в 70-е годы. Как и то, что именно ему было суждено стать тем израильским политиком, кто ответил рукопожатием на протянутую Израилю руку…

Парадоксальным образом, в Израиле практически ничего не знают об Албании, несмотря на роль этой страны во время Холокоста и уже в современное время. Объяснения тому различны. И то, что сталинистский режим Энвера Ходжи был концлагерем по меркам даже «восточного блока». И то, что после падения этого концлагеря Албания превратилась в «черную дыру» Европы, в которой исчезали люди и через которую шли потоки рабов, оружия и наркотиков. И то, что это одна из самых нищих стран Европы, и притом – мусульманская.

Однако, как я уже сказал, история Албании уникальна – во всяком случае, с точки зрения евреев. И было несправедливо и недостойно забывать об этом, отгораживаясь от этой страны завесой стереотипов.

…В далеком прошлом на месте Албании находилась знаменитая в древности Иллирия. Захваченная Оттоманской империей, Албания в конце XIV века приняла ислам, однако неоднократно восставала, как и остальные балканские государства, против власти турок. После первой мировой войны, в значительной степени благодаря вмешательству американского президента Вудро Вильсона, Албания обрела самостоятельность, хотя европейские державы-победительницы пытались разделить ее между остальными балканскими народами. В последующем это в значительной мере определило симпатии албанцев к США, несмотря на «промывку мозгов» коммунистическим режимом.

После второй мировой войны Энвер Ходжа превратил Албанию в подобие Северной Кореи – гигантскую тюрьму даже не за «железным», а за «стальным занавесом», живущую по собственным законам и отгородившуюся не только от Запада, но и социалистического лагеря во главе с СССР. Албания вышла из Варшавского пакта и начала строить коммунизм «в единственно взятой стране», разорвав отношения даже с Китаем. Религия, как ислам, так и христианство, выжигалась каленым железом. «У албанцев нет идолов и богов, но есть идеалы - это имя и дело Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина», - провозгласил Ходжа.

Смерть тирана и падение коммунизма оставило Албанию с полностью разрушенной экономикой, запуганным и деморализованным населением и горами оружия, которое диктатор-сталинист накапливал на случай войны с «империализмом». Когда рухнули возникшие на руинах павшего концлагеря финансовые пирамиды, Албанию охватил тотальный хаос – с массовыми грабежами, бесчинствовавшими бандами, всеобщим разорением и массами беженцев. Ситуация стабилизировалась только после ввода на территорию Албании многонационального корпуса в 1997 году и создания под международным контролем временного правительства национального согласия.

После этого началось постепенное восстановление измученной страны, причем значительную помощь Албании оказали именно США, помогшие новому правительству возродить экономику и установить нормальные отношения с ее соседями.

И здесь мы вплотную подходим к истории отношений между Израилем и Албанией. Но прежде стоит обратиться к истории второй мировой войны и Холокоста. Албания была оккупирована сначала итальянцами, которые были весьма лояльны в отношении евреев, а затем – нацистской Германией. Как и во всех государствах, оказавшихся под сапогом нацистов, евреи были обречены на тотальное уничтожение. Поразительным же образом, Албания оказалась страной, где еврейская община не только не исчезла, но увеличилась. Здесь нашли убежище сотни евреев из соседних государств, как Югославия и Греция, и стран весьма отдаленных, - в том числе из Австрии. Только одна еврейская семья за все время оккупации была обнаружена и депортирована в Освенцим. Албанцы вывозили евреев (включая беженцев из других стран) в сельскую местность, прятали их в деревнях и снабжали поддельными документами. Ни одна албанская семья не подчинилась требованиям нацистов выдавать евреям, и не было ни одного албанца-информатора, хотя все прекрасно знали, кто скрывается под вымышленными именами. Христианские народы Европы, за редкими исключениями, сотрудничали с нацистами, активно помогая в уничтожении собственных еврейских сограждан. Мусульманская Албания спасала даже чужих евреев.

Анна Кохен, уроженка Албании вспоминает: «Мне посчастливилось родиться в этой маленькой стране – традиционно гостеприимной ко всем иноверцам. Албанцы прятали евреев в своих домах, делились с ними едой, придумывали им нееврейские имена. Мой отец из Давида стал Даудом, мама из Нины превратилась Буле, брат Элио стал Али. Все в деревни знали, что мы – евреи, и никто не выдал нас».

Режим Энвера Ходжа был, по понятным причинам, враждебен Израилю, но в момент, когда он пал, сменявшие друг друга албанские лидеры настойчиво предлагали дружбу еврейскому государству. Израиль поразительным образом фактически …игнорировал эти предложения.

С момента формального установления дипотношений в 1991 году в Иерусалиме не сделали ничего, чтобы пойти на сближение и сотрудничество с Тираной, что, впрочем, не удивительно. Даже более крупные и влиятельные государства Восточной Европы, Азии, Африки и Латинской Америки оказывались на периферии внимания израильской дипломатии, все усилия сосредоточивавшей на обсуждении палестинской проблемы в западных столицах.

В Тиране до 3 августа не было посла Израиля (точнее, был посол-нерезидент, находящийся в другой стране), а проекты соглашений неизменно откладывались в Иерусалиме в долгий ящик. При этом албанские власти не ограничивались предложениями сотрудничества в экономической сфере, хотя и были крайне заинтересованы в израильском опыте и технологиях в сельском хозяйстве, энергетике, использовании водного хозяйства, медицине и туризме. Албания – мусульманское государство – на протяжении почти четверти века занимает откровенно произраильскую позицию – опять-таки, в отличие от большей части Европы. Частично этот феномен объясняется проамериканской политикой Тираны и светским характером государства, крайне враждебно относящегося к исламскому радикализму. Но свой отпечаток, без сомнения, наложили и традиционно дружественные отношения с евреями, сложившиеся у албанцев за всю их историю.

В ноябре 2011 премьер-министр Албании Сали Бариша назвал двусторонние отношения «моделью для сосуществования и взаимного уважения». Обе страны выступают плечом к плечу против радикального ислама, обе – против одностороннего провозглашения палестинского государства ООН, обе – видят в Иране грозную опасность для мира. «Мир можно достичь не односторонними акциями, а диалогом», - сказал на Генеральной Ассамблее ООН Бариша, по словам которого Израиль должен быть примером для мусульманского мира. «Нынешнее руководство Ирана и, прежде всего, его лидер Махмуд Ахмадинеджад, – новые нацисты. Мир должен вспомнить о трагедии второй мировой войны и остановить их, пока не стало слишком поздно», – заявил он, подчеркнув, что его страна, будучи членом НАТО, поддержит военную операцию против Ирана, как «мы сделали в случае операции против Ливии». «Ядерный Иран – самая серьезная угроза для мира на Ближнем Востоке и на всей планете. Ядерная программа Тегерана направлена не только против Израиля. Отчет МАГАТЭ показал, что Иран ведет работы по созданию ядерного оружия и не допускает в места работ международных инспекторов. Совет Безопасности ООН должен предпринять все необходимые меры, чтобы не допустить появления у тегеранского режима ядерной бомбы». Трудно поверить, что эти слова прозвучали не из Вашингтона, Лондона или Парижа (откуда они должны были прозвучать), а от лидера мусульманского государства.

Знают ли израильтяне об этом? Отношения с Тираной вышли на новый уровень только с реализацией многовекторной политики, начатой Либерманом. С момента, когда Израиль начал осваивать дипломатические направления, которые были преданы забвению на протяжении десятилетий: от Балкан до Африки и от Средней Азии до Латинской Америки. Придавая значение сближению даже с небольшими и, казалось, не слишком влиятельными государствами, Либерман осознавал, сколь велика может быть в определенных ситуациях роль даже незначительных, на первый взгляд, политических игроков в современном мире. Красноречивым подтверждением тому стало сближение Израиля в последние годы с Боснией, чей голос в сентябре прошлого года оказался решающим во время голосования в СБ ООН по палестинскому вопросу. Тогда нейтралитет Боснии позволил американцам избежать необходимости использования своего права вето, что существенно облегчило задачу Вашингтону и Иерусалиму.

Нет сомнения, Израиль должен прилагать все усилия, дабы добиться поддержки влиятельных государств. Но значит ли это, что он может позволить себе пренебрегать теми друзьями, которые уже поддерживают его, и с которыми его связывают узы дружбы, проверенные самыми тяжелыми моментами в истории еврейского народа? Мы можем поставить в заслугу израильской дипломатии, что после десятилетий забвения в отношении своих естественных союзников, она изменила близорукий и недальновидный подход своих предшественников – ложный, как в политическом, так и в моральном отношении. Албания – недавняя «терра инкогнито» для Израиля – наилучшее тому свидетельство.

 

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%B0_%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B0_%D0%BD%D0%B0_%D0%B1%D0%B0%D0%BB%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D1%85/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку