Усмешка Фортуны

Усмешка Фортуны

Волею судьбы Россия и Израиль, возможно, даже не осознавая того, оказываются по одну сторону баррикад.

За короткий период в Москве побывали несколько ведущих оттечественных политиков: Биньямин Нетаниягу, Авигдор Либерман, зам.министра иностранных дел Зеэв Элькин. Министр экономики Израиля Нафтали Беннет встречался с российским министром по экономическому развитию Алексеем Улюкаевым. Все эти визиты – часть общей стратегии диверсификации внешнеполитического Израиля, до недавного времени ориентированного в основном на США и ЕС. И как бы ни были противоречивы отношения между Иерусалимом и Москвой, слова Либермана, что "сегодня взаимопонимания больше, чем недопонимания", весьма точно отражают наблюдаемую нами устойчивую тенденцию.

Ошибка подавляющего большинства комментаторов – как российских, так и израильских - в том, что из комплекса двухсторонних отношений они выбирают только два изолированных пункта – иранская "бомба" и "мирный процесс", и строят на них свои выводы. Выводы не утешительные: оба государства преследуют разные цели и далеки от взаимопонимания. Это чересчур поверхностный и ограниченный подход. В действительности, отношения между Израилем и Россией - айсберг, толща которого скрывается глубоко под водой.

Мир за последние годы изменился и продолжает меняться поразительным образом – настолько, что сегодня мы еще не в состоянии оценить глубину этих перемен. Заклятые враги неожидано обнаруживают себя потенциальными союзниками, и наиболее яркий пример - быстрое и неудержимое сближение между Иерусалимом и Эр-Риадом.

В некотором смысле это касается и израильско-российских отношений. Новое время выдвинуло на авансцену двух мощных игроков: Турцию с ее авторитарным лидером, неоосманскими амбициями и хищными повадками, и фанатичный суннитский исламизм. Это выдвижение новых фигур современной истории происходит на фоне увядания, растерянности и беспомощности Запада. Азия возвращается к своему привычному, извечному состоянию бесконечных конфликтов, смут, раздоров и региональных союзов, и Россия и Израиль оказываются в одной лодке – т.е., у них, действительно, больше общих интересов, чем разногласий. И не имеет значения, нравится ли Путин израильским СМИ, и насколько живучи антиизраильские предрассудки, уходящие корнями в советское прошлое, у части российских дипломатов.

Нет сомнения: и в Москве, и в Иерусалиме отдают себе отчет, что в обозримом будущем стратегическая угроза обоим государствам будет исходить от радикального суннитского ислама. Иран, как "Хизбалла", не в состоянии сколько-нибудь серьезно поколебать безопасность Израиля, а его лидеры – отнюдь не "шахиды", которые пойдут на самоубийство во имя уничтожения "сионистов". В то же время, окруженный радикальными исламскими режимами в случае их вероятной победы в Сирии, Иордании и Египте, Израиль столкнется со смертельной опасностью своему существованию.

В России суннитские экстремисты, в свою очередь, осуществляют ползучую экспансию, подобно удаву, заглатывая все новые регионы на Кавказе и в Поволжье, а мусульманские общины Москвы и Питербурга давно уже стали "государством в государстве" со своими законами, проповедниками, налоговой системой ("закат), медресе и структурами вербовки будущих шахидов.

Турция из союзника для Израиля и делового партнера для России превратилась в проводника этого монстра, с равным рвением поддерживая "Мусульманских братьев" в Каире и Татарстане. В России вряд ли забыли (здесь историческая память куда длиннее, чем у американцев и англичан) о времени бесконечных войн с османами, а в Израиле только глупцы и лицемеры могут надеятся на возрождение дружбы с турками. Эта дружба давно уже – исторический раритет.

Мирный процесс вряд ли сколько-нибудь занимает Россию, какие бы заявления и с каким бы серьезным видом не делались в Кремле. Он даже уже саудовцев, Катар, Кувейт и ОАЭ не интересует, что уже говорить о Москве.

Что действительно интересует Россию – это реал-политика и экономика, а они переплетены между собой самым тесным образом. Яркий пример – газовые месторождения у берегов Израиля и Кипра. Москва стремилась и стремится принять участие в добыче и распределении природного газа, что значительно укрепит ее позиции в Европе и наделит дополнительными рычагами влияния. На эти же "золотосные поля" рьяно претендует и Турция. Настолько рьяно, что позволяет себе открыто угрожать Кипру. Кипр защитить себя сам не может. Еще в меньшей степени он может полагаться на Запад. Единственное, что может обеспечить Никосии безопасность и процветание за счет природного газа – это военный союз с Израилем и политическое прикрытие России. Сколь бы ни была нахраписта стая Эрдогана, русский медведь ей явно не по зубам, и в Анкаре это знают. Так, экономические и политические интересы Москвы и Иерусалима сошлись в одно время и в одной точке Восточного Средиземноморья, определяя в немалой степени судьбу региона.

В Сирии России нужен крепкий режим Асада, блокирующий распространение "джихадистов". Израилю препочтителен Асад ослабленный и истекающий кровью, но предотвращающий сползание в ближневосточный Афганистан. По той же причине обе страны поддерживают генерала ас-Сиси в Египте – он адекватен и прагматичен, чего не скажешь о "Мусульманских братьях". Это – не абсолютное совпадение интересов, но намного более полное, чем с Европой, которая запуталась в трех соснах, пытаясь совместить несовместимое: права человека и исламистов.

У обоих государств есть, что предложить друг другу, и практически во всех областях. Товарооборот между странами в 2013 году достигнет 3 млрд. долларов, что, по словам Либермана, "не так много, но и не так мало". "Не мало", учитывая, что совсем недавно он был намного меньше. И очень-очень мало, учитывая, что товарообмен с маленькой Бельгией у Израиля превышает российский почти в два раза.

Израиль стремится открыть для себя в России богатейший рынок природных ископаемых, использовать российские фундаментальные научные и космические достижения. Россия, в свою очередь, нуждается в израильских нано- и информационных технологиях, инвестициях в хай-тек, совместных проектах в гражданской и военной областях. Сотрудничество с Израилем в этом отношении для россиян уникально, так как Израиль не скован ограничениями НАТО.

Наконец, в культурном плане Россию и Израилю объединяет уникальный момент – тяжелейшая, мучительная историческая память. В прошлом веке евреи потеряли шесть миллионов в огне Холокоста и выдержали три войны на выживание; Россия потеряла десятки миллионов в смуте гражданской войны, сталинских репрессий и в Великой оттечественной. Эта боль, страдания, незабытые обоими народами, наделили израильских и российских лидеров иммунитетом к разного рода утопиям и популистским универсалистским теориям с их обещаниями всеобщего рая. Парадоксальным образом, Россия и Израиль в силу целого ряда факторов куда ближе друг к другу, чем возможно, сами предполагают.