Флаг над посольством

Флаг над посольством

Национальное достоинство  – не общее и абстрактное понятие, а краеугольный камень политической стратегии и выживания. Особенно на Ближнем Востоке…

В конце прошлой  недели произошло событие мало чем  примечательное, и, на первый взгляд, скорее символическое, нежели политическое: после затянувшегося кризиса в отношениях между Иерусалимом и Каиром, над израильском посольством в египетской столице был вновь поднят израильский флаг. Незначительный инцидент урегулирован, трения и разногласия исчерпаны. Впрочем, не все так просто…

Прежде, чем перейти  к сути вопроса, - краткий экскурс  в недавнее прошлое. Три недели назад  в ходе ликвидации террористов, осуществивших  диверсию на границе с Синаем, при  не вполне выясненных обстоятельствах  погибли пятеро египетских пограничников. Не ясно, погибли ли египтяне от огня израильских военнослужащих или от рук палестинских террористов. (По одной из версий, египетских солдат взорвал палестинский террорист- самоубийца). Очевидно лишь, что египетские пограничники пассивно (а, вероятно, и вполне сочувственно) наблюдали, как безоружных людей расстреливают у них перед носом.

Тем не менее, сразу  же после трагического инцидента  Каир потребовал принести извинения. Требование носило характер ультиматума, сопровождаемого угрозами разрыва дипотношений, а взвинченная толпа в Каире, подогреваемая местными СМИ, «Мусульманскими братьями» и соревнующихся между собой в антиизраильской истерии политиками, попыталась ворваться в посольство и линчевать его сотрудников. Народным героем стал молодой человек, взобравшийся на крышу здания и сорвавший израильский бело-голубой флаг.

Израильское руководство  устами Эхуда Барака поспешило принести извинения и предложило создать  комиссию по расследованию, но страсти  в Каире не улеглись. Толпа (кстати, ведомая «прогрессивной молодежью» - движением «Шестое апреля») требовала закрытия посольства, и властям с трудом удавалось сдерживать праведный гнев народных масс. В конечном счете, спокойствие было восстановлено, но о том, чтобы поднимать израильский «маген-давид» над зданием, не могло быть и речи. В Каире подчеркивали, что не хотят «обострять ситуацию», и предлагали смириться с тем, что посольство будет существовать «без флага». Т.е. вроде как оно есть, но в то же время, его нет.

Мы можем себе вполне представить положение дел, что посольство бы так и существовало – на полулегальных правах, как своего рода, фантом: без флага, герба и даже названия. Напомню, что на саммите в Акабе Эхуд Барак, в то время глава правительства, вел переговоры с арабскими лидерами, палестинцами и американскими посредниками, в …отсутствии израильского флага. Иными словами, переговоры вела страна, признавшая себя несуществующей. В этом случае, почему бы не существовать безымянному посольству, которое представляет непонятно кого, если вообще кого-то «представляет»?

Мы знаем из сообщений  СМИ, что МИДу удалось добиться, чтобы  флаг Израиля был возращен посольству, как это предписывается дипломатическим  этикетом и нормами международного права. Мы знаем также, что это  принципиальное требование было передано главой МИДа Авигдором Либерманом. Мы знаем, что сообщение об этом прошло, по сути дела незамеченным израильскими СМИ, как малозначительный факт в абсолютно рядовой ситуации.

В принципе, можно  сказать, что речь идет о символах, а символы имеют третьестепенное значение. Это не так. Далеко не так.

Страна, не уважающая  себя, не будет пользоваться ни авторитетом, ни уважением других государств. Особенно это важно на Ближнем Востоке, где чувство национальной гордости, столь присущее арабам, - неотъемлемая часть политической культуры.

Нам говорят, что  мы можем принести извинения перед  Турцией, как того требует Эрдоган, и тем самым загладить трещину  в двусторонних отношениях со страной, еще десятилетие назад считавшейся  нашим стратегическим союзником. Не будем обсуждать политическую целесообразность этого шага – мне уже не раз приходилось много писать, что Эрдогану и правящей партии Турции нужна роль лидера исламского мира, и Израиль лучше всего подходит для роли «мальчика для битья» в такой ситуации. Извинения лишь создадут прецедент для новых и еще более грубых притязаний. Однако есть еще и понятие национального достоинства, и страна, позволяющая себя третировать, не может рассчитывать ни на союзников, ни на доверие. В момент, когда взгляды балканских народов, опасающихся возвышения неоотоманских амбиций, обращены на Израиль, как ведущую державу региона, беспомощность и податливость последнего под шантажом турок немедленно превращает его в слабого и ненадежного партнера.

Речь идет не только о нашем регионе, но и об отношении  к себе со стороны окружающего  мира в целом. Израиль, увы, привык довольствоваться участью нерадивого ученика, которому любой заезжий гость норовит  прочитать лекцию на тему «как жить и что делать». В Иерусалиме привыкли «не замечать» высокомерия, ханжества и даже клеветы.

Мы можем испытывать гордость за то, что Авигдор Либерман стремится изменить этот установившийся на протяжении многих лет подход, хотя сделать это в одночасье крайне трудно.

Вспомним - впервые отечественный МИД жестко и без экивоков отреагировал на нападки скандинавов, выступающих в авангарде кампании по демонизации нашей страны. «Жаль, что шведский МИД не вмешивается, когда речь идет о кровавом навете против евреев, и это напоминает позицию Швеции во время Второй мировой войны, когда она тоже стояла в стороне», - заявил Либерман в свое время шведам после появления статьи в  таблоиде «Афтонбладет» о том, что израильские военнослужащие вырезали в Газе органы у палестинцев на последующую продажу. «Мы удивлены тем, что норвежское правительство собирается с помпой отмечать годовщину Кнута Гамсуна – поклонника Гитлера», - парировал он норвежцам на их выпады в адрес Израиля.

Глава МИДа, впервые за последние 20 лет, потребовал от европейских правительств разъяснить, на каком основании в Лондоне и Париже, Мадриде и Брюсселе, Риме и Амстердаме финансируют антиизраильские группировки. Он отказался встречаться с президентом Бразилии, не пожелавшим возложить венок на могилу Герцля, но почтившим могилу Арафата. Отказывается принимать своего коллегу из Аргентины, планирующего «положить под сукно» дело о причастности Ирана к взрывам против израильского посольства и еврейского культурного центра в Буэнос-Айросе в обмен на экономические дивиденды Ирана.

«Они начинают ерзать на стульях, когда я задаю им «неудобные вопросы». Но почему мы должны выступать в роли пай-мальчиков?», - справедливо спрашивает Либерман.

Если Израиль не будет уважать себя, то, как можно ожидать уважения от других – в том числе, от своих друзей и потенциальных союзников? И не превращаются ли бесконечные извинения в одно большое извинение за само существование страны, оказавшейся помехой в глазах ее соседей?

У массы израильтян, особенно молодого поколения, позиция  Либермана находит и понимание, и поддержку. В стране, где люди устали от бесконечных извинений и оправданий за каждый шаг, появление лидера, способного возродить национальное достоинство, воспринимается как благо и как насущная необходимость. И это притом, что страна становится жертвой постоянных провокаций и должна выслушивать нравоучительные нотации стран, которые не сталкивались с угрозой национальной безопасности со времен Тридцатилетней войны.

СМИ были удивлены, даже шокированы недавним опросом, проведенным  преподавателем факультета статистики Тель-авивского университета профессором Камилем Фуксом среди 1000 старшеклассников. Ученикам был задан вопрос: «Если бы выборы проходили сегодня, кого бы выбрали на пост премьер-министра?». Большинство (17%) назвали Либермана.  На втором месте – популярный телеведущий Яир Лапид (13%).

По словам профессора Фукса, молодежь склоняется к ярко выраженным правым взглядам: 83% - против мирного  договора с Сирией за счет отказа от Голан; 75% - против снятия морской блокады  с Газы; 60% - против раздела Иерусалима.

Речь, впрочем, идет не только о молодежи. Согласно опросу «Шваким Панорама», если бы выборы в  Кнессет состоялись сегодня, то НДИ  получила бы 16 мандатов, увеличив свое представительство в Кнессете на одного депутата, «Ликуд» набрал бы 27 мандатов, как и в нынешнем Кнессете, а «Кадима» обрушилась бы до 18 мандатов.

Люди устали ото  лжи, унижений и самоуничижения, оправданий и потаканий любым сомнительным измышлениям. Они устали выступать  в роли боксерской груши и хотят  лидера, который не просто отважится отстаивать их право на безопасность, но и озвучит их естественное и законное право жить на этой земле, сколь бы это ни было трудным.

«Очень легко давать популярные в мире обещания. Если бы я говорил о «болезненных компромиссах», как Барак, меня и приветствовали бы, как Барака. Куда труднее стоять на своих позициях и говорить правду мировым лидерам», - признался как-то Либерман. Трудно с этим не согласиться…

 

Александр Майстровой

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/%D1%84%D0%BB%D0%B0%D0%B3_%D0%BD%D0%B0%D0%B4_%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE%D0%BC_/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку