Цена вопроса

Цена вопроса

Картина дня. Новости online  Приезд американского президента на Ближний Восток перед выборами, тем более такими, как выборы в Ливане и Иране,— вещь рутинная. Если только этот президент не Барак Обама. Приезд главы МИД Израиля в Россию тоже не новость. Если только это не Авигдор Либерман. Первому придется платить по счетам предыдущей администрации, и делать он это будет за счет Израиля. Второй занимается безопасностью Израиля, и проблемы американских политиков его мало интересуют. И то и другое чрезвычайно интересно и создает немало возможностей для России.

Проигрывая в Ираке, Афганистане и Пакистане, на пороге обретения Ираном ядерного статуса, на грани коллапса ближневосточного мирного процесса Барак Обама не может признать, что ближневосточная политика США провалилась. Тем более это не могут сделать люди, составляющие его команду, постаревшие на десяток лет, но ничему за это время не научившиеся аналитики из ближнего круга Билла Клинтона. Их миротворческая деятельность на Ближнем Востоке привела в свое время к 11 сентября в США и "интифаде аль-Акса" в Израиле. Их идеи легли в основу провальной "дорожной карты" и "демократических выборов", открывших дорогу в большую политику радикальным исламистским организациям. Израиль для них — помеха. Само существование этого государства не дает им реализовывать изящные академические теории и осложняет жизнь политиков и дипломатов. Израиль не вписывается в традиционные схемы госдепа, и с точки зрения тех, кого представляет Барак Обама, это проблема. Требуя развития мирного процесса, прекращения строительства израильских поселений и прочих нереалистичных вещей, он добивается максимальных результатов минимальными усилиями. Его задача как президента США — продемонстрировать Ближнему Востоку новое лицо Америки, а что может быть более показательным для мира ислама, чем жесткий тон, обращенный к израильскому правительству?

Авигдор Либерман, глава израильского МИДа и лидер третьей по числу мест в кнессете партии Израиля,— один из лучших управленцев страны и стопроцентный прагматик. Именно прагматизм и понимание окружающих реалий лежат в основе его политики: поддержки поселенческой деятельности, внимания к проблемам безопасности, жесткой позиции в переговорах с соседями и скепсиса в отношении политических зомби-близнецов — мирного процесса и палестинского государства. Пока что все его прогнозы сбывались, а большая часть проектов, за которые он брался, были успешно реализованы. Именно он добился того, что в программе правительства Израиля появился пункт об установлении стратегических отношений с Москвой, особенно любопытный на фоне ослабления стратегического союза с Вашингтоном, провоцируемого американским президентом.

Ближайшее время покажет, найдет ли он понимание в России. Если найдет, многое в мире может пойти по-другому.

Евгений Сатановский,

президент Института Ближнего Востока