"Черный пиар", как последнее средство

"Черный пиар", как последнее средство

Не в состоянии представить хоть какие-то достижения и взять на себя ответственность за фиаско, мэр Иерусалима и его окружение прибегают к очернительству и клевете.

Нет приема более популярного в политической борьбе, чем «черный пиар». Когда нет аргументов в свою защиту, а факты говорят сами себя, остается только одно - очернить соперника, наклев на него всевозможные ярлыки и обвинив в интриганстве. Именно эта не слишком достойная тактика была взята на вооружение мэром Иерусалима Ниром Баркатом против своего соперника – Моше Лион.

На Лиона, а также выступивших в его поддержку «Ликуд-Бейтену», обрушился поток клеветы, причем клевета разрастается, обрастая «пикантными» подробностями. Но прежде, чем привести пример этой весьма нечистоплотной деятельности, поговорим о сути дела, - а именно, о положении дел в столице, и работе Нира Барката.

Итак, о ситуации в городе, который является символом еврейского присутствия и возрождения на Земле Обетованной. Она не просто тревожна, но вызывает самую серьезную обеспокоенность. Во всех сферах общественной жизни мы видим упадок и запустение. В Иерусалиме не только не было создано новых рабочих мест, но многие мелкие бизнесы (более десяти тысяч) пришли в упадок и разорились. Средняя зарплата жителя столицы в два раза меньше, чем тель-авивца, а цены на жилье выросли на 15% больше, чем в среднем по стране. В городе практически не строится малогабаритного жилья – зато нет недостатка в виллах и дорогих домах, которые охотно покупают выходцы из США и Франции, приезжающие сюда, как на «дачу». Правительственная программа "Расселение-застройка" (пинуй-бинуй) по строительству многоэтажных домов в Иерусалиме провалилась. При этом существенно возросло строительство в ультраортодоксальных районах – хотя Баркат клятвенно обещал изменить ситуацию для светского населения в этом вопросе.

Уровень образования в городе с момента победы Барката снизился еще больше - по качеству обучения Иерусалим занимает 135-е место (!) из 150 городов Израиля. 73% учителей не скрывают разочарования плохими условиями работы, число учеников, успешно сдавших выпускные экзамены («багрут») за 5 лет, упало на 10% (всего 40%). Для сравнения: в Модиине этот показатель равен 79,6%, в Тель-Авиве - 73,6%, в Хайфе - 70,8%. И дело не в том, что столичные школьники менее способны, чем их сверстники в других городах, а в субсидиях, которые выделяются на образование в городе. Так, иерусалимский школьник получает только четверть финансовых вложений, которые получает его сверстник в Тель-Авиве.

Иерусалим, без сомнения, вошел бы в число финалистов по номинации «самый грязный город Израиля». Как и пять лет назад, город утопает в мусоре, его жителям стыдно перед туристами, пробирающимися между «летающими пакетами», отбросами и «катающимися бутылками» под ногами.

Баркат обещал не только очистить город, но и озеленить его. Обещания остались на бумаге. В жилых районах не появилось ни новых скверов, ни детских площадок, не были разбиты новые парки.

Иерусалимцы покидают город. За пять лет из столицы уехали 90 тысяч человек, причем в большинстве случаев это студенты, молодые пары, представители среднего класса и квалифицированные работники.

В интервью Первому каналу Баркат признал, что ...не нашел времени для решения наболевших проблем и в следующей каденции «намерен заняться жилыми районами города». Чем же он занимался эти годы? Это хорошо известно – организацией всевозможных помпезных мероприятий: дорогостоящих и не актуальных для города с его фундаментальными проблемами. Авторалли, марафоны, «ледовые городки», представления со средневековыми рыцарями – приятное дополнение, когда базисные вопросы жизни решены, и у мэрии есть средства. В данном случае, вся эта показуха не только неуместна, но и обходится в копеечку городской казне с ее дефицитом в 220 млн. шекелей. А деньги на «потемкинские деревни» жителей города заставляют покрывать из собственного кармана дополнительными поборами - например, повышением цен на парковку.

Нир Баркат не выполнил обещаний, ни изменил негативную динамику развития города. Он мог бы признаться, что допустил ошибки, но его команда пошла путем очернительства соперника.

Сперва мы узнали, что Моше Лион не может быть мэром, потому, что он – не коренной иерусалимец. Согласно такой логике, как справедливо отмечает президент футбольного клуба «Бейтар» и зам.председатель Олимпийского комитета Израиля Владимир Шкляр (третье место в списке Лиона), «у американца Стэнли Фишера не было никаких шансов стать главой Банка Израиля». Какое отношение имеют профессиональные качества администратора с местом проживания?

Далее начали распространяться слухи, что за Моше Лионом якобы стоят Авигдор Либерман и Арье Дери, которые заключили кулуарную сделку о выдвижении своего ставленника. Слухи эти абсолютно ничем не были подкреплены, и сам Либерман категорически отверг их в недавнем интервью приложению «Иерушалаим» газеты «Едиот ахранот». Любопытно, что на подобного рода «анонимных источниках» были основаны «газетные утки» «Гаарец», например, что Либерман попросил политического убежища у Лукашенко и является «агентом Путина». Уважающий себя политик не станет прибегать к таким дешевым трюкам.

Тем не менее, спекуляции эти разрастаются, и уже «выясняется», что Либерман и Дери заключили тайный союз с «харедим», чтобы получить их голоса. Сам Либерман называет ситуацию абсурдной. «В чьих руках сегодня находится финансовая комиссия муниципалитета? Кто занимает ведущие посты в муниципалитете? – спрашивает он. – Ультраортодоксы. Баркат был избран далеко не в последнюю очередь благодаря «харедим». Без поддержки гурских хасидов он не занял бы пост мэра города. Он пошел на создании коалиции с «харедим» притом, что у него было большинство и без них».

Баркат прислушивается к мнению ультраортодоксов. Так, недавно он выступил против открытия кинотеатра «Синема-сити» по субботам, чего добивается светское движение «Иторерут». Муниципалитет за прошедшие 5 лет сделал намного больше для ультраортодоксов, чем для светских жителей. Баркат обещал изменить облик города, и при этом за два года (с 2010 по 2012 год) выдал разрешения на использование 147 зданий для нужд ультраортодоксального сектора, и вдвое меньше (68) – для светского населения. В 2011 году муниципалитет утвердил строительство 20 религиозных учреждений – синагог, ешив и т.д., и только 11 культурных и общественных центров. С благословения мэрии было начато строительство 32 религиозных школ для «харедим» и всего четырех светских и восьми школ для религиозно-национального сектора.

После этого, в окружении Барката смеют утверждать, что Лион «заключил сделку с «харедим»…

«Черный пиар» - весьма удобное оружие. Проблема в том, что это оружие обоюдоострое, и рано или поздно оборачивается против тех, кто применяет.

Александр Вайнберг