Эксперименты на вулкане, или Как совместить «мир» со «всемирной революцией»?

Эксперименты на вулкане, или Как совместить «мир» со «всемирной революцией»?

Переговоры с палестинцами невозможно изъять из контекста драматических событий региона, а события эти развиваются столь стремительно, что никто не в состоянии оценить их масштабы и предсказать последствия, сказал в интервью Десятому каналу председатель Комиссии по иностранным делам и обороне Авигдор Либерман.

Действительно, с начала «арабской весны» никто не мог предусмотреть столь драматических поворотов. События не просто непредсказуемы – они постоянно меняют направления, сохраняя первоначальный динамизм. Отмотаем пленку на два с половиной года назад. Мы видим арабский мир, словно окаменевший в своей неподвижности, ригидный, инертный. Далее, как в убыстряющейся съемке, все приходит в немыслимое хаотическое движение. Самосожжение торговца в Тунисе, массовые волнения, как цунами, смывающие еще недавно устойчивую власть президента Зин эль-Абидин Бен Али. Сам он с семьей (везунчик) успевает бежать в Саудовскую Аравию, за считанные дни толпа овладевает президентским дворцом. Волнения перебрасываются в соседний Египет – площадь Тахрир превращается в гигантский движущийся муравейник. Полицейские отступают под натиском толпы, армия выжидает, казавшийся оцепеневшим, как власть фараона, режим Мубарака рушится, мир рукоплещет. Кто-то из журналистов называет происходящую на наших глазах драму «арабской весной» - западные СМИ подхватывают этот образ. Их переполняет восторженный оптимизм. Роберт Фиск из английской «Independent» радостно восклицает, что «отныне Израиль перестал быть единственной демократией на Ближнем Востоке». В Европе и США сравнивают начавшиеся коллизии со свержением коммунистических режимов в Восточной Европе в 90-х; здесь убеждены, что либеральная демократия вот-вот утвердится на Ближнем Востоке.

Маховик раскручивается, выбивая подпорки из-под оставшихся режимов. Бунт в Бенгази против режима Каддафи. Гражданская война в Йемене. В Сирии волнения в городе Дараа перекидываются на остальные районы страны. Шииты – большинство населения маленького княжества Бахрейн – требуют свобод и равноправия. «Революция шагает» по Ближнему Востоку – Запад помогает ее победному шествию. Еще недавно всесильный царек, Каддафи сброшен с пьедестала власти и линчеван – его тело с трудом поддается опознанию. Президент Йемена Али Абдалла Салех тяжело ранен и передает власть своему заместителю. Волнения захлестывают Саудовскую Аравию, Марокко, Иорданию, Кувейт, Оман, чьи королевские династии, в отличие от националистических режимов, считается богоданными и потому неприкосновенными. Сирийские повстанцы, кажется, вот-вот возьмут за горло Асада – под их ударами падают Алеппо, Хомс, Ракка. Бойцы Сирийской свободной армии занимают пригороды Дамаска и осуществляют дерзкие теракты в центре столицы. Иран от наступления вынужден перейти в оборону – если режим Асада падет, следующим полем боя станет Ирак.

Запад в смятении – либеральная демократия не наступила, вместо нее арабский мир захватывает смута и кровавые распри. Первоначальная эйфория сменяется растерянностью. Выясняется, что в арабских обществах нет ни демократических сил, ни представлений о либерализме. Есть только одна реальная сила, и эта сила – политический ислам: «Мусульманские братья» и салафиты. Именно они получают большинство голосов на выборах, во главе самой мощной страны арабского мира – Египте - становится Мухаммед Мурси – представитель «братьев», в Тунисе власть переходит к филиалу этого движения - Партии Возрождения («Эль-Нахда»). Триумф в ХАМАСе – отныне в Каире правят «братья по разуму», которые снимут блокаду и вот-вот объявят войну сионистам.

Запад пытается быть в русле событий. Обама откровенно на стороне «Мусульманских братьев» - он славил их еще во время визита в Каир в 2009 году. Европа, верная своим «принципам», готова вести диалог с тем, кто сильнее – будь это хоть сам дьявол во плоти. Европейские дипломаты втайне начинают переговоры с ХАМАСом – ведь будущее региона за «Мусульманскими братьями». Но главная ставка делается на Эрдогана и его Партию справедливости и развития – это тоже «Мусульманские братья», и потому «социально близкие», как писал Александр Солженицын. Пыль, поднятая хаосом, оседает, формируя «Новый Ближний Восток» с двумя скрещенными саблями на зеленом фоне – символом «Мусульманских братьев».

И в этот момент, когда «просвещенный мир» переводит дух и готов принять в свои объятья верных последователей халифата, история путает все его карты. «Контрреволюция в Египте» - массы египтян, как выясняется, не желают принимать законы шариата и открывают двери перед армией, которая только и ждет подходящего момента. В Сирии Асад, который, по сообщениям СМИ, уже чуть ли не пакует чемоданы, переходит в контрнаступление, и, руками «Хизбаллы», берет один за другим опорные пункты своих противников. «Хизбалла» из «прагматичного партнера» (еще недавно англичане и французы вели с ней тайные переговоры) превращается во «врага мира». ХАМАС в отчаянии вновь обращается за помощью к Тегерану: отныне ему противостоят египетские генералы, а аль-Сиси – не Израиль и его мало волнуют права человека. Египетская армия выкорчевывает террор на Синае. Одновременно над Ближним Востоком, руинами, хаосом и раздорами, все больше нависает тень «аль-Каиды»: силу фанатики обретают в крови – не только в переносном, но и в прямом смысле этого слова: мир становится свидетелем ритуального каннибализма в Сирии.

Запад полностью растерян. Последнее, что он пытается сделать – спасти «Мусульманских братьев» в Египте, но с генералами в Каире разговаривать сложнее, чем с Израилем, ибо здесь не знают такого понятия, как «шаги доброй воли во имя мира». Более того, «весна» перебрасывается на Турцию, и теперь уже Эрдоган оказывается в положении обороняющегося.

Что дальше? Никто не знает и даже не осмеливается предположить. К Египту, Сирии и Ливии могут в любой момент присоединиться Ливан и Иордания. Множество факторов сведенных воедино, могут взорвать регион. Например, гражданская война в Египте и конфликт из-за воды между Египтом и Эфиопией. Создание Курдистана на территории иракского и сирийского анклавов. «Исламская бомба». Тотальная война в Ираке и Ливане между суннитами и шиитами.

На этом фоне выглядит карикатурной обсессия «мирным процессом» Обамы и его «полезных идиотов» в США и Израиле. Израиль пока остается единственным спокойным и даже благополучным местом в раздираемом центробежными силами Ближнем Востоке, и не дай Бог, если американский президент и его госсекретарь осуществят заветную мечту и впустят все эти «финиковые», «жасминовые», «твиттерные», «горчичные», «дынные» и прочие революции в этот оазис мира. Мир будет, только камня на камне не останется.

 

Александр Майстровой, "Вести"