12 лет под следствием – а мира как не было, так и нет

12 лет под следствием – а мира как не было, так и нет

zman1 by ndi_il   В Кфар-Маккабия я приехала до неприличия рано: на часах – 16.32, до начала пресс-конференции не менее получаса.

Впрочем, приблизившись к одноэтажному зданию, расположенному напротив роскошного гостиничного корпуса, осознаю, что поступила дальновидно, выехав с поправкой на заторы: опередил меня практически весь журналистский корпус. Или (по-нашему) – "бранжа".

"Страшные пробки, - сообщает Йоав Краковский, политический комментатор государственной радиостанции "Решет Бет". – Либерман наверняка опоздает".

"Как ты думаешь, он созывает пресс-конференцию, чтобы объявить о своей отставке?"

"А если Либерман подаст в отставку в связи со следствием по его делу – НДИ выйдет из коалиции?"

"А если НДИ, наконец, уберется из коалиции, Биби сможет подписать договор с палестинцами?"…

Со всех сторон, как трехметровая волна в штормящем море, обрушиваются одни и те же вопросы. До начала пресс-конференции еще минут двадцать, но атмосфера наэлектризована до предела.

"Лучший в городе спектакль!" - замечает одна из "акул" ивритского телеэкрана, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

"Слушай, могла бы ты сесть? Ты мне мешаешь!" - подталкивает меня в спину именитый аналитик с зажатым в руках микрофоном.

"Я такой же профессионал как вы, и тоже при исполнении служебных обязанностей".

"Впрочем, стой, если тебе удобно: в конце концов, ради мира можно полчасика потерпеть"… - сдается аналитик, продолжая сжимать обеими руками свое орудие – нет, не столько труда, сколько – внедрения идей в подсознание широких масс. А точнее – одной-единственной идеи, которой много лет прочно спаяна израильская журналистская "бранжа".

С точки зрения "бранжи", именно сейчас, когда глава правительства Биньямин Нетаниягу умоляет Абу-Мазена хоть на минутку присесть за стол переговоров и приглашает на огонек (отступление с Голан – поэтапное!) президента Асада, верного союзника Ахмадинеджада, - этот бородатый "русский" поселенец стал последним препятствием, преодолев которое, Израиль прорвется наконец к вожделенному миру. В крайнем случае – к договору. Типа Осло…

В своем яростном неприятии Либермана представители "бранжи" по-своему правы: в последние месяцы с реалистических позиций – как в Израиле, так и за рубежом – высказывается только глава МИДа да министр от его партии доктор Узи Ландау. И если бы звезды экрана и микрофона потрудились хотя бы поверхностно проанализировать, по каким причинам ни Нетаниягу, ни другие члены кабинета министров, ни правительство в целом не запрещают главе внешнеполитического ведомства убеждать своих коллег в Европе, Америке и на других континентах, что "мир сейчас" – такая же химера, как демилитаризованное палестинское государство, они, коллеги-журналисты, наверняка бы догадались: не верят в чудо сиюминутного мира ни Нетаниягу, ни Бени Бегин, ни даже Эхуд Барак. Просто роли в правительстве распределены с умом, и каждый из министров тихою сапою выполняет свою "черную" работу, в то время как премьер демонстрирует сгорающей от нетерпения пропалестински настроенной международной общественности: Израиль готов хоть сейчас усесться за стол переговоров - было бы с кем и о чем говорить…

Впрочем, задумайся кто-нибудь из журналистов, сгорающих от нетерпения в огне миротворческого пожара, что объективно в данный момент с Израилем граничит не одна автономия, а целых две, причем – отчаянно враждующих, - может, и пыл бы чуток поиссяк, и мысль текла в микрофоны и ноутбуки менее судорожно.

Но разве можно удержаться от едких замечаний в адрес главы МИДа и бывшего (назначенного, кстати, предыдущим правительством!) посла Израиля в Беларуси, если вот уже два дня "бранжа" с подачи полиции пребывает в полной эйфории: еще немного – неделя-другая – и Израиль преодолеет последнее препятствие к миру! Либермана просто необходимо отдать под суд. А там уж неважно, располагают ли полиция и прокуратура такой безделицей, как эти... ну... как их там?... улики...

Доказательства – последнее дело. Как и презумпция невиновности.

О, суд, ты – мир!..

Оглушенная шквалом циничной откровенности, ставшей, впрочем, привычной за почти 20 лет общения с "бранжей", обращаю внимание на весьма характерную деталь: в отличие от своего коллеги-конкурента Уди Сегаля со Второго канала, чуть не с четырех часов дня занявшего "место под солнцем" в крошечном конференц-зале, Аяла Хасон с гостелерадио приехала за пару минут до появления главного героя "лучшего спектакля в городе". Аяла в последние годы остается одним из считанных израильских профи, которым удается сохранить здравомыслие в захлестнувшей отечественные СМИ вакханалии миротворчества.

А вот и главный герой. В окружении толпы наступающих друг другу на ноги фоторепортеров, Либерман поднимается на трибуну.

Нет, разглашать какие бы то ни было детали следствия он не вправе… Это только полиции позволено на каждом новом витке мирного процесса "сливать" в СМИ леденящие душу откровения относительно "русского" политика-поселенца. Самому же подследственному надежно заткнули рот: подпиской о неразглашении… Занимаемым им высоким постом на госслужбе…

Представляю на секунду, какой скандал разразился бы в стране на заре 90-х, если бы следствие по делу рядового гражданина (по фамилии, скажем, Бузагло) затянулось на 10, а потом и на 12 лет. Тогда, на заре 90-х, как криминальный репортер я ежедневно присутствовала на заседаниях тель-авивского суда – мирового и окружного. И часто слышала ивритское выражение "инуй дин" (в переводе на русский язык – "задержка в отправлении правосудия", а в дословном переводе – "пытка судом"). Но то, что недопустимо в отношении Бузагло – всячески поощряется в нашей "единственной на Ближнем Востоке демократии", если речь идет о политике. Особенно – неудобном. Или – неугодном. Нет, не избирателям (подтверждение тому – победа на выборах-2008 партий национального лагеря и 15 мандатов НДИ), а – израильской прессе. Потому как она давным-давно возомнила себя не четвертой, а первой властью.

Властью, приближающей Мир!

Вряд ли имеет смысл пересказывать монолог Либермана на пресс-конференции. Еще скучнее – расшифровывать с диктофона однотипные в большинстве вопросы. Каждый – с намеком, с двойным смыслом ("Господин министр, на каком основании вы назначили бывшего посла в Беларуси – своим советником? Почему именно его, а не кого-то другого?" – "Я бы рекомендовал вам прежде, чем задавать этот вопрос, собрать информацию о бывшем после и поинтересоваться его профессиональным уровнем")…

Почти в каждом вопросе содержался тот самый призыв, который открыто прозвучал на первой странице весьма читаемой в Израиле газеты: "Хватит, Либерман! Убирайся!"

На протяжении всей пресс-конференции я поднимала руку, пытаясь пробиться сквозь цунами миротворческой эйфории и задать вопрос, наверняка интересующий читателей ZMAN.com.

Увы… Русский акцент, видать, не был запланирован строгим пресс-секретарем главы МИДа.

Впрочем, частично на не заданный мною вопрос Авигдор Либерман ответил другому - израильскому журналисту, который поинтересовался, приветствует ли глава МИДа возобновление переговоров с палестинцами.

- Я считаю правильным желание премьер-министра продолжать переговорный процесс, причем не опосредованно, а напрямую, - сказал Либерман.

На секунду в зале воцарилась почти полная тишина (только Йоав Краковский продолжал, восседая в первом ряду, как ни в чем ни бывало вещать по государственному радио).

- Верю ли я в то, что в ближайшие год-два можно будет прийти к каким-либо договоренностям? – продолжал Либерман. – На этот счет я высказывался неоднократно. В обозримом будущем, с моей точки зрения, невозможно добиться мирного урегулирования в регионе. Подтверждений тому много: переговоры Эхуда Барака при поддержке президента США Клинтона в Кемп-Дэвиде… Аннаполис с участием президента Буша и Абу-Мазена… Общеизвестно, чем все это закончилось. Но вне связи с результатами сам факт проведения переговоров важен.

На этой ноте пресс-конференцию объявили закрытой. Пришлось задать Авигдору Либерману интересующий меня вопрос уже по окончании "публичного допроса подследственного".

- Как живет человек, у которого есть семья – жена, дети, внуки - если его 12 лет подслушивают и столько же лет за ним ведется слежка?

- Все эти атаки, к сожалению, являются неотъемлемой частью нашего политического бытия, - усмехнулся Либерман. – И чем дальше ты продвигаешься – тем большее давление на тебя оказывают. Перефразируем закон Ньютона: чем больше ты преуспеваешь – тем яростней тебя хотят свалить. Тому, кто внутренне не готов к этому постоянному, перманентному противостоянию и противодействию, делать в израильской политике нечего.

Евгения Кравчик

Фото - НДИ 

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/12_%D0%BB%D0%B5%D1%82_%D0%BF%D0%BE%D0%B4_%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B5%D0%BC_-_%D0%B0_%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0_%D0%BA%D0%B0%D0%BA_%D0%BD%D0%B5_%D0%B1%D1%8B%D0%BB%D0%BE/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку