Интервью лидера НДИ, министра иностранных дел Авигдора Либермана порталу IzRus

Интервью лидера НДИ, министра иностранных дел Авигдора Либермана порталу IzRus

    На уходящей неделе лидер партии "Наш дом Израиль", глава дипломатического ведомства Авигдор Либерман дал развернутое интервью порталу IzRus. В нем мы попытались охватить наиболее актуальные вопросы, касающиеся его лично, партии НДИ и деятельности министерства иностранных дел, а также ситуации в регионе и отношений с Россией в контексте предстоящего 25 июня визита президента Путина в Израиль.

Первый вопрос, с которого мы считаем необходимо начать интервью: в политических и журналистских кругах распространено мнение, что вскоре Вы покинете пост министра иностранных дел. Ожидается, что юридический советник правительства Йехуда (Иегуда) Вайнштейн до конца июня примет решение относительно обоснованности подачи обвинительного заключения по делу Либермана.

Когда я был назначен министром иностранных дел, уже больше трех лет назад, тут же появились публикации о том, что в течение трех дней, трех недель, или максимум трех месяцев будет подано обвинительное заключение. "Информированные" журналисты утверждали, что очень скоро все закончится. Но эта история никогда не заканчивается. Так называемое дело Либермана не закончится ни в июне, ни в июле, ни в августе... Это я могу четко видеть по той утечке информации, которая происходит из осведомленных кругов, приближенных к прокуратуре.

 Что же касается слухов и спекуляций по поводу списка партии "Наш дом Израиль" на следующих выборах в Кнессет, все заявления от имени приближенных, людей в окружении Либермана – полный бред. Я никогда не пользуюсь формулировками – приближенные, окружение. Все, что я хочу сказать, я говорю. Поэтому могу однозначно заявить, что пока нет никаких решений. Все, что сообщалось в СМИ в последние полтора месяца по поводу будущего списка НДИ – чистой воды спекуляции. Все будет решаться непосредственно перед следующими выборами, когда будет точно известна дата выборов. Единственно новое лицо, о котором я могу сказать, это Яир Шамир.

На каком месте он будет?

Я не знаю, на каком месте, но будет точно.

Я не знаю, на каком месте, но будет точно.
Главная причина того, что в мае глава правительства объявил о проведении досрочных выборов, до того, как он договорился о присоединении к коалиции партии "Кадима", была продиктована необходимостью готовить новый закон об армейской службе. Что изменилось, с Вашей точки зрения, в этом вопросе с момента формирования правительства национального единства? 
Мы будем дожидаться окончания работы комиссии Плеснера (которая занимается подготовкой нового закона об армейской и альтернативной службе). 18 числа я встречался с Шаулем Мофазом. Собираюсь на следующей неделе провести консультации с Плеснером. То, что пока вырисовывается, явно нас не устраивает. Тем не менее, мы дождемся начала июля. Если опять будет попытка ограничиться косметическими рекомендациями, то мы все (члены фракции НДИ) будем голосовать против. Но хочется верить, что будет принято разумное и справедливое решение. Мы четко доводим до сведения премьера и всех остальных лиц, причастных к решению этого вопроса, что косметические или половинчатые меры нас не устраивают. 
Другой причиной, из-за которой Нетаниягу был готов пойти на досрочные выборы, называлась необходимость принятия госбюджета на 2013, в рамках которого неизбежны широкие сокращения по социальным статьям. 
Понятно, что в бюджете будут сокращения, но главное - за чей счет. С нашей точки зрения, они не должны быть за счет среднего класса. Основным источником этих сокращений должны быть те деньги, которые были выбиты на пособия для детей. На первых четырех детей ничего не должно меняться. Основная масса денег Института национального страхования расходуется на пособия начиная с пятого ребенка. Именно в этом параграфе должны быть произведены резкие сокращения пособий. НДИ будет категорически против повышения налогового бремени для представителей среднего класса. 
На этой неделе Вы обрушились с резкой критикой на других израильских политиков, обвинив их в том, что они препятствуют решению проблемы нелегальных мигрантов из Африки. 
 
Представители израильского истеблишмента допускают огромную ошибку, публично выступая на тему возвращения мигрантов из Африки в страны исхода. Вопрос: чего мы хотим? Такое ощущение, что мы пожертвовали результатом, национальными интересами, ради лозунгов и электоральной выгоды. Такие вещи "закрываются" вдали от телекамер. Это вопросы деликатные. Очень многое построено на эмоциях, на гордости, на чувствах национального достоинства. А все это телешоу вокруг отправки в Южный Судан 120 человек – чистый бред и громадный ущерб нашему имиджу. Такие вещи нужно делать эффективно и без лишнего шума. Мы получаем десятки обращений от еврейских организаций Запада, представителей AIPAC, в которых отмечается, что мы наносим сами себе ущерб, куда больший, чем любая антиизраильская пропаганда. Те материалы, которые были опубликованы в западной прессе, письмо, которое мы получили от комиссара по делам беженцев ООН, все это создает крайне негативный имидж Израилю, и делает невозможным договоренности с любой африканской страной. И виноваты в этом прежде всего израильские политики. 
Между тем, все, что было достигнуто в решении это проблемы – исключительно результат действий израильской дипломатии. Именно на основе нашего юридического заключения Высший суд признал допустимым высылку на родину граждан Южного Судана. Именно на основании наших договоренностей с Южным Суданом стала возможной сама эта операция. Но 90 процентов мигрантов из Африки, находящихся в Израиле, прибыли не из Южного Судана. 35 тысяч – из Эритреи, еще 15 тысяч из (Северного) Судана. 
И реально договориться с этими странами?
Если бы не весь этот шум, еще можно было договариваться. Но на фоне шумихи, когда они чувствуют, что ущемляют их национальное достоинство, что их унижают – в таких условиях договариваться очень тяжело. 
А что происходит со строительством забора на границе с Египтом, призванного перекрыть путь мигрантам из Африки в Израиль?
Дело не только в заборе. Нужно менять всю концепцию. Поскольку это уже превратилось в целую индустрию, помимо наших договоренностей с африканскими странами, нужно заняться теми, кто выступают организаторами всего этого. 
Кто должен этим заниматься?
 
Соответствующие органы. В этой индустрии крутятся огромные деньги. Эти люди не идут пешком тысячи верст, как многие думают. Они покупают билет на самолет в Каир. Там их уже ожидают автобусы, которые отвозят этих людей практически к египетско-израильской границе. Их доставляют на расстояние полутора километров от границы и говорят: вот видите тот столб - это уже Израиль, туда идите пешком. При этом они получают четкие инструкции, что говорить, когда встретят наших военных на границе.
Это – исключительно бизнес или крупномасштабная демографическая диверсия, осуществляемая арабскими спецслужбами против Израиля?
И то, и другое. 
Кто конкретно за этим стоит?
Мы знаем, кто за этим стоит. Поэтому нужно ими заниматься, а не только дипломатией. Тут необходимо комплексное решение. 
Пока Израиль не в состоянии не только положить конец ракетным обстрелам из сектора Газа, рядовым гражданам приходится самим отбиваться от палестинских террористов в Иудее. Я имею в виду нападение на израильтянина в районе Хеврона 17 числа.
Таким образом удалось предотвратить очередное похищение израильтянина по типу того, что было с Гиладом Шалитом. Трое палестинцев вызвали работника аварийного автосервиса из Ашкелона, поджидали его, была организована засада, на него напали с целью похищения. Нужно отдать ему должное: человек проявил необычную смекалку, находчивость и смелость. Он сумел застрелить двух нападавших, третий был ранен и бежал. Все трое хорошо известны и нашей полиции и Службе общей безопасности ШАБАК. Все они имели богатое криминальное прошлое, в первую очередь, в сфере угона машин с последующей перепродажей на "территориях". 
Эта уже тенденция, когда люди начинают с кражи автомобилей, а со временем становятся главарями террористических группировок. С начала они воруют машины, потом берутся за торговлю наркотиками, затем организуют человеческий трафик, позже берутся за контрабанду оружия, а в итоге становятся во главе бандформирований. Последний пример особенно показательный, когда главной целью была не кража машины, а именно похищение человека со всеми последствиями, которые нам до боли знакомы по истории Гилада Шалита. Заявление Абу-Мазена, будто мы видим в очередной раз, как поселенцы убивают беззащитных палестинцев, под прикрытием оккупационной армии, более, чем возмутительно. Более того, раненный якобы находится под арестом палестинской полиции, а фактически под ее защитой, они отказываются выдавать его Израилю.
Думаю, этот водитель из Ашкелона должен быть отмечен за свою смелось и находчивость. Я пригласил его к себе, чтобы выразить благодарность и восхищение его поведением. 
Схожая история искажения фактов – дело Ахмад аль-Хатиб из деревни Манда, пять лет назад напавшего на русскоязычных охранников в Иерусалиме. Он похитил оружие у одного из них, но был убит вторым охранником. Во время перестрелки получили ранения еще десять человек. Преступление Аль-Хатиба было признано терактом, его семья была лишена пособия "Битуах леуми". Но родственники подали апелляцию и судья Маха Самир Амар постановила, что действия Аль-Хатиба актом террора не являются, и распорядилась возобновить выплату пособий "Битуах леуми".
Мы настаивали на том, чтобы полиция и прокуратура подали апелляцию на это постановление судьи. Апелляция подана. Дождемся результатов ее рассмотрения. В любом случае, мы вынесем это дело на рассмотрение комиссии Кнессета по законодательству, которую возглавляет Давид Ротем. Попытаемся вызвать на эти слушания максимальное количество лиц, причастных к этому делу.
Схожая ситуация и с двумя военнослужащими ЦАХАЛа, на которых в Хайфе напали 11 арабов. У одного из пострадавших вырезали ножом на голове слово "ООП" (организация освобождения Палестины), но этот случай был классифицирован как банальное хулиганство. Хотя полицейские, которые давали показания в суде, назвали это терроризмом, и сам судья заявил, что произошедшее очень напоминает линч в Рамалле (зверское убийство палестинской толпой в Рамалле двух резервистов ЦАХАЛа, Вадима Нуржица и Йоси Аврахами, в октябре 2000 г.). По этому делу мы также будем требовать пересмотра вердикта суда. 
Оба эти случая, как и другие схожие инциденты, свидетельствуют об утрате политической воли бороться с террором и о желании "замести под ковер" факты, касающиеся причастности израильских арабов к терроризму.
Когда мы сталкиваемся с террором со стороны арабского населения, речь идет уже не об отдельных "сорняках". Это уже тысячи случаев причастности израильских арабов в подрывной деятельности против государства, проявления поддержки ХАМАСа и "Хизбаллы". Конечно, как обычно, рыба гниет с головы. Когда идет резня десятков тысяч людей в течение года в Сирии, все арабские депутаты Кнессета хранят по этому поводу гробовое молчание. Но здесь они бушуют по поводу каждого домика, каждого административного ареста. Они давно перестали представлять интересы израильских граждан, а представляют в Кнессете интересы мирового террора и террористических организаций. Мы будем снова добиваться запрета партии БАЛАД. Участие Ханин Зуаби в антиизраильских акциях доказали, что у них нет никакого права быть членами Кнессета. Надеемся, что, на сей раз, суд примет наши доводы и запретит им участвовать в выборах. 
Вы упомянули гражданскую войну в Сирии. Это лишь часть более широкого процесса, охватившего в последние полтора года весь арабский мир. Каковы, по Вашему мнению, главные причины и текущие последствия "арабской весны"? Что это означает для Израиля?
Потрясения, произошедшие в арабском мире за последние полтора года, отнюдь не привели Ближний Восток к мирному существованию, к процветанию. Наоборот, судя по тому, что мы наблюдаем в Ливии, Сирии, Египте, наш регион движется в очень проблематичном направлении. В этой связи важно акцентировать внимание на четырех аспектах.
Во-первых, на Западе до сих пор очень популярна концепция, согласно которой израильско-палестинский конфликт якобы служит сердцевиной ближневосточных проблем. Сегодня уже очевидно, что она является ошибочной или представляет собой сознательное искажение действительности. Столкновения, кровопролитие в Бахрейне, Сирии, Йемене, Судане, Ливии не имеют никакого отношения к израильско-палестинскому конфликту. 
Во-вторых, основной причиной потрясений в регионе являются не евреи, не сионисты, не палестинская проблема, а разочарование широких арабских масс в собственных режимах. В эпоху интернета, смартфонов, имейлов уже невозможно фильтровать информацию. Молодежь видит, как живут люди на Западе, и сравнивает это со своей действительностью. Речь идет о громадном разрыве между богатой верхушкой и широкими массами, об отсутствии всяких перспектив у 90 процентов населения, о несправедливом распределении бешенных доходов от нефти и газа. Именно эти факторы стали причиной "арабской весны". Но самое главное – безработица, особенно среди образованной молодежи. Люди не видят перспективы, отчаяние довело их до социального взрыва.
 
И, в-третьих, нужно понять, что 99 процентов всех жертв и кровопролитий на Ближнем Востоке не имеют никакого отношения к израильско-палестинской проблеме. Это – столкновения внутри арабского мира, внутри исламской цивилизации. Достаточно вспомнить ирано-иракскую войну, первую войну в Персидском заливе, геноцид в Дарфуре, десятки тысяч убитых за последний год в Сирии, нынешние события в Ираке, Йемене. Все это не имеет к нам никакого отношения. 
На общем фоне Израиль остается островком стабильности и благополучия в регионе. Думаю, что все арабские граждане Израиля, даже если они не произносят это вслух, десять раз на день благодарят Бога за то, что живут тут у нас, а не где-то там у наших соседей. Но рассчитывать, что на фоне всего этого "обвала" можно достичь какого-то прорыва в отношениях с палестинцами - это мягко говоря в лучшем случае наивность. В Палестинской автономии царит полная неопределенность. Выборы отсрочиваются уже больше трех лет. Отложены выборы президента, в парламент, муниципальные. Де-факто существуют два разных субъекта – "Хамастан" в Газе и "Фатахленд" в Иудее и Самарии. Напряженность внутри ФАТХа между старым поколением и молодым, т.е. Абу-Мазеном - Дахланом и Рашидом, достигла апогея. Напряженность между Абу-Мазеном и Саламом Фаядом, президентом и премьером, достигла точно такого же апогея. 
Более того, то, что Запад подразумевает под политическим процессом, т.е. готовность Израиля уйти к границам 1967 года, ни к чему не приведет. Уход к границам 1967 года после "размежевания" в секторе Газа привел к тому, что мы уже на своей территории насчитали около 13 тысяч снарядов. В случае продолжения такого "политического процесса", эта действительность перекочует в Тель-Авив, Раанану, Кфар-Сабу, Иерусалим.
Какие перспективы у Израиля в таком региональном окружении? Мирное урегулирование невозможно, т.к. не с кем его заключать, что дальше?
Есть только одна перспектива. Для того, чтобы соседние государства придерживались миролюбивой, здравомыслящей политики, необходимо наличие процветающего среднего класса. Чем более сильный и преуспевающий средний класс, тем и государство более процветающее, тем ее внешняя политика более терпимая, миролюбивая. Залогом стабильности, благополучия и процветания в скандинавских странах, Швейцарии, странах Бенилюкса является наличие сильного среднего класса. Там нет такого разрыва между кучкой олигархов и 90 процентами населения, которые живут в нищете. Невозможно ожидать кардинальных изменений внутренней ситуации и внешней политики арабских стран без формирования такого среднего класса. Прежде всего это касается отношений внутри самого арабского мира. Мы уже говорили, что 99 процентов конфликтов на Ближнем Востоке приходятся на внутренние противоречия в арабском и мусульманском мире. Поэтому следует четко понимать: чего можно ожидать, а чего нельзя. Мы пытаемся убедить Запад: вместо того, чтобы оказывать на нас давление вернуться к границам 1967 года, следует вкладывать капиталы в экономику арабских стран, развивать их экономику. Точно так же, как США пришли в Европу после Второй мировой войны с планом Маршалла, сегодня Запад должен объединить усилия и предложить аналогичный план арабским странам. 
На фоне растущей исламизации арабского мира это возможно?
Проблемы не исчезнут. Но, если Запад не решит проблемы арабов в их странах, на их земле, эти проблемы будут "экспортированы" на Запад, что происходит уже сейчас. 
В последнее время бывшие и действующие руководители израильских спецслужб и дипломаты заявляли о том, что путем уступок России на Ближнем Востоке и в Европе Запад может добиться от нее отказа от поддержки Ирана и режима Асада в Сирии. Вы разделяете это мнение?
 
Это очень примитивный подход, который отнюдь не отвечает существующим реалиям. Тем не менее, Россия является серьезным партнером, с которым можно договариваться, это очень тяжело, но если уж договорились, россияне свое слово держат. У России есть свои интересы, свои приоритеты, свои проблемы, свое видение международной и региональной ситуации. Поэтому мы во многом не согласны. У нас есть очень много тем для дискуссии. Тем не менее, россияне являются серьезным партнером, здравомыслящим, вменяемым. Да, с ними крайне тяжело договариваться, но когда ты уже договорился, они свои обязательства выполняют "железно". 
Как раз на этой неделе в Москве состоялся очередной раунд переговоров "Шестерки" с Ираном по поводу его ядерной программы. Видимо, с аятоллами договориться еще сложнее, чем с россиянами. Эти переговоры, раунд за раундом, не дают никакого ощутимого результата. 
Мы видим со стороны международного сообщества абсолютную неспособность решить какую-либо проблему, включая иранскую. Иран это понимает. Поэтому он ведет себя так нагло, явно тянет время, затягивает переговорный процесс, продолжая наращивать темпы производства ядерного арсенала. Как вырисовывается ситуация сегодня, выбирая между двумя альтернативами – бомба или бомбить – мировое сообщество предпочитает бомбу. А ведь ядерная бомба в арсенале Ирана – не просто неконвенциональный зонт, это прямая угроза странам региона, всему существующему миропорядку. Она позволит аятоллам проводить еще более наглую внешнюю политику, основанную на экспорте Исламской революции. Это означает подрыв режимов на Ближнем Востоке и в Северной Африке, растущее проникновение в Южную Америку и в Юго-Восточную Азию. Кроме того, возрастет опасность утечки ядерных технологий и создания "грязных" ядерных бомб. Поэтому та позиция, которую заняло международное сообщество, является явно капитулянтской, за нее придется расплачиваться в будущем. 
Кому? 
Всем. Но, как всегда, в первую очередь, будут расплачиваться евреи. Так было и в канун Второй мировой войны. Мы видели, чем закончилась тогда неспособность мирового сообщества остановить Гитлера. Мы, еврейский народ, заплатили самую высокую цену в истории человечества, но свою цену пришлось заплатить и всем остальным. Несмотря на это, сегодня мировое сообщество повторяет ту же ошибку. Поэтому нам придется для самих себя принимать решение, уже не оглядываясь на переговоры "Шестерки", поскольку там идет явное затягивание процесса, без всякого результата.
Когда Иран бряцает оружием в сторону Израиля, угрожает Израилю, это не теоретические угрозы. Мы видели их попытки покушения на наших граждан, в частности на дипломатов, в Индии, Таиланде, Азербайджане, Грузии. Т.е. идет широкая атака на Израиль и на граждан Израиля по всему миру. 
Вы перечислили регионы в которых ощущается иранская угроза. На постсоветском пространстве она ощущается?
Безусловно. Речь идет о таких странах как Таджикистан, Кыргызстан. Вспомним и о недавних попытках покушения на евреев, представителей культа, и на израильтян в Азербайджане, а также публичные угрозы иранцев в адрес Азербайджана в канун и во время проведения конкурса Евровидения в Баку. Это касается практически всей Центральной Азии и Южного Кавказа.
А что будет означать наличие ядерного оружия у Ирана для республик бывшего СССР?
В России достаточно своих экспертов. Они могут и без нас оценить ситуацию, а также поделиться своим мнением со всеми соседями. Хочу подчеркнуть, что Россия ведет себя выдержано в этом плане. В контексте "Шестерки" она, к сожалению, придерживается общей концепции, разделяет общий подход, который я считаю ошибочным. Тем не менее, в данном случае Россия адаптировала концепцию западных держав. Они практически все выступают единым фронтом. Безусловно, эта тема будет затронута во время визита президента России (в Израиль, который состоится 25 июня). Мы попытаемся еще раз объяснить, что в контексте уроков Второй мировой войны очень важно понять, какие перспективы ожидают нас при таком развитии ситуации.
      
 Я не знаю, на каком месте, но будет точно.

Главная причина того, что в мае глава правительства объявил о проведении досрочных выборов, до того, как он договорился о присоединении к коалиции партии "Кадима", была продиктована необходимостью готовить новый закон об армейской службе. Что изменилось, с Вашей точки зрения, в этом вопросе с момента формирования правительства национального единства?

Мы будем дожидаться окончания работы комиссии Плеснера (которая занимается подготовкой нового закона об армейской и альтернативной службе). 18 числа я встречался с Шаулем Мофазом. Собираюсь на следующей неделе провести консультации с Плеснером. То, что пока вырисовывается, явно нас не устраивает. Тем не менее, мы дождемся начала июля. Если опять будет попытка ограничиться косметическими рекомендациями, то мы все (члены фракции НДИ) будем голосовать против. Но хочется верить, что будет принято разумное и справедливое решение. Мы четко доводим до сведения премьера и всех остальных лиц, причастных к решению этого вопроса, что косметические или половинчатые меры нас не устраивают.

 Другой причиной, из-за которой Нетаниягу был готов пойти на досрочные выборы, называлась необходимость принятия госбюджета на 2013, в рамках которого неизбежны широкие сокращения по социальным статьям.

Понятно, что в бюджете будут сокращения, но главное - за чей счет. С нашей точки зрения, они не должны быть за счет среднего класса. Основным источником этих сокращений должны быть те деньги, которые были выбиты на пособия для детей. На первых четырех детей ничего не должно меняться. Основная масса денег Института национального страхования расходуется на пособия начиная с пятого ребенка. Именно в этом параграфе должны быть произведены резкие сокращения пособий. НДИ будет категорически против повышения налогового бремени для представителей среднего класса.

На этой неделе Вы обрушились с резкой критикой на других израильских политиков, обвинив их в том, что они препятствуют решению проблемы нелегальных мигрантов из Африки.

Представители израильского истеблишмента допускают огромную ошибку, публично выступая на тему возвращения мигрантов из Африки в страны исхода. Вопрос: чего мы хотим? Такое ощущение, что мы пожертвовали результатом, национальными интересами, ради лозунгов и электоральной выгоды. Такие вещи "закрываются" вдали от телекамер. Это вопросы деликатные. Очень многое построено на эмоциях, на гордости, на чувствах национального достоинства. А все это телешоу вокруг отправки в Южный Судан 120 человек – чистый бред и громадный ущерб нашему имиджу. Такие вещи нужно делать эффективно и без лишнего шума. Мы получаем десятки обращений от еврейских организаций Запада, представителей AIPAC, в которых отмечается, что мы наносим сами себе ущерб, куда больший, чем любая антиизраильская пропаганда. Те материалы, которые были опубликованы в западной прессе, письмо, которое мы получили от комиссара по делам беженцев ООН, все это создает крайне негативный имидж Израилю, и делает невозможным договоренности с любой африканской страной. И виноваты в этом прежде всего израильские политики.

 Между тем, все, что было достигнуто в решении это проблемы – исключительно результат действий израильской дипломатии. Именно на основе нашего юридического заключения Высший суд признал допустимым высылку на родину граждан Южного Судана. Именно на основании наших договоренностей с Южным Суданом стала возможной сама эта операция. Но 90 процентов мигрантов из Африки, находящихся в Израиле, прибыли не из Южного Судана. 35 тысяч – из Эритреи, еще 15 тысяч из (Северного) Судана.

 И реально договориться с этими странами?

Если бы не весь этот шум, еще можно было договариваться. Но на фоне шумихи, когда они чувствуют, что ущемляют их национальное достоинство, что их унижают – в таких условиях договариваться очень тяжело.

А что происходит со строительством забора на границе с Египтом, призванного перекрыть путь мигрантам из Африки в Израиль?

Дело не только в заборе. Нужно менять всю концепцию. Поскольку это уже превратилось в целую индустрию, помимо наших договоренностей с африканскими странами, нужно заняться теми, кто выступают организаторами всего этого.

Кто должен этим заниматься?

Соответствующие органы. В этой индустрии крутятся огромные деньги. Эти люди не идут пешком тысячи верст, как многие думают. Они покупают билет на самолет в Каир. Там их уже ожидают автобусы, которые отвозят этих людей практически к египетско-израильской границе. Их доставляют на расстояние полутора километров от границы и говорят: вот видите тот столб - это уже Израиль, туда идите пешком. При этом они получают четкие инструкции, что говорить, когда встретят наших военных на границе.

Это – исключительно бизнес или крупномасштабная демографическая диверсия, осуществляемая арабскими спецслужбами против Израиля?

И то, и другое.

Кто конкретно за этим стоит?

Мы знаем, кто за этим стоит. Поэтому нужно ими заниматься, а не только дипломатией. Тут необходимо комплексное решение.

Пока Израиль не в состоянии не только положить конец ракетным обстрелам из сектора Газа, рядовым гражданам приходится самим отбиваться от палестинских террористов в Иудее. Я имею в виду нападение на израильтянина в районе Хеврона 17 числа.

 Таким образом удалось предотвратить очередное похищение израильтянина по типу того, что было с Гиладом Шалитом. Трое палестинцев вызвали работника аварийного автосервиса из Ашкелона, поджидали его, была организована засада, на него напали с целью похищения. Нужно отдать ему должное: человек проявил необычную смекалку, находчивость и смелость. Он сумел застрелить двух нападавших, третий был ранен и бежал. Все трое хорошо известны и нашей полиции и Службе общей безопасности ШАБАК. Все они имели богатое криминальное прошлое, в первую очередь, в сфере угона машин с последующей перепродажей на "территориях".

 Эта уже тенденция, когда люди начинают с кражи автомобилей, а со временем становятся главарями террористических группировок. С начала они воруют машины, потом берутся за торговлю наркотиками, затем организуют человеческий трафик, позже берутся за контрабанду оружия, а в итоге становятся во главе бандформирований. Последний пример особенно показательный, когда главной целью была не кража машины, а именно похищение человека со всеми последствиями, которые нам до боли знакомы по истории Гилада Шалита. Заявление Абу-Мазена, будто мы видим в очередной раз, как поселенцы убивают беззащитных палестинцев, под прикрытием оккупационной армии, более, чем возмутительно. Более того, раненный якобы находится под арестом палестинской полиции, а фактически под ее защитой, они отказываются выдавать его Израилю.

 Думаю, этот водитель из Ашкелона должен быть отмечен за свою смелось и находчивость. Я пригласил его к себе, чтобы выразить благодарность и восхищение его поведением.

 Схожая история искажения фактов – дело Ахмад аль-Хатиб из деревни Манда, пять лет назад напавшего на русскоязычных охранников в Иерусалиме. Он похитил оружие у одного из них, но был убит вторым охранником. Во время перестрелки получили ранения еще десять человек. Преступление Аль-Хатиба было признано терактом, его семья была лишена пособия "Битуах леуми". Но родственники подали апелляцию и судья Маха Самир Амар постановила, что действия Аль-Хатиба актом террора не являются, и распорядилась возобновить выплату пособий "Битуах леуми".

 Мы настаивали на том, чтобы полиция и прокуратура подали апелляцию на это постановление судьи. Апелляция подана. Дождемся результатов ее рассмотрения. В любом случае, мы вынесем это дело на рассмотрение комиссии Кнессета по законодательству, которую возглавляет Давид Ротем. Попытаемся вызвать на эти слушания максимальное количество лиц, причастных к этому делу.

Схожая ситуация и с двумя военнослужащими ЦАХАЛа, на которых в Хайфе напали 11 арабов. У одного из пострадавших вырезали ножом на голове слово "ООП" (организация освобождения Палестины), но этот случай был классифицирован как банальное хулиганство. Хотя полицейские, которые давали показания в суде, назвали это терроризмом, и сам судья заявил, что произошедшее очень напоминает линч в Рамалле (зверское убийство палестинской толпой в Рамалле двух резервистов ЦАХАЛа, Вадима Нуржица и Йоси Аврахами, в октябре 2000 г.). По этому делу мы также будем требовать пересмотра вердикта суда.

 Оба эти случая, как и другие схожие инциденты, свидетельствуют об утрате политической воли бороться с террором и о желании "замести под ковер" факты, касающиеся причастности израильских арабов к терроризму.

Когда мы сталкиваемся с террором со стороны арабского населения, речь идет уже не об отдельных "сорняках". Это уже тысячи случаев причастности израильских арабов в подрывной деятельности против государства, проявления поддержки ХАМАСа и "Хизбаллы". Конечно, как обычно, рыба гниет с головы. Когда идет резня десятков тысяч людей в течение года в Сирии, все арабские депутаты Кнессета хранят по этому поводу гробовое молчание. Но здесь они бушуют по поводу каждого домика, каждого административного ареста. Они давно перестали представлять интересы израильских граждан, а представляют в Кнессете интересы мирового террора и террористических организаций. Мы будем снова добиваться запрета партии БАЛАД. Участие Ханин Зуаби в антиизраильских акциях доказали, что у них нет никакого права быть членами Кнессета. Надеемся, что, на сей раз, суд примет наши доводы и запретит им участвовать в выборах.

Вы упомянули гражданскую войну в Сирии. Это лишь часть более широкого процесса, охватившего в последние полтора года весь арабский мир. Каковы, по Вашему мнению, главные причины и текущие последствия "арабской весны"? Что это означает для Израиля?

Потрясения, произошедшие в арабском мире за последние полтора года, отнюдь не привели Ближний Восток к мирному существованию, к процветанию. Наоборот, судя по тому, что мы наблюдаем в Ливии, Сирии, Египте, наш регион движется в очень проблематичном направлении. В этой связи важно акцентировать внимание на четырех аспектах.

Во-первых, на Западе до сих пор очень популярна концепция, согласно которой израильско-палестинский конфликт якобы служит сердцевиной ближневосточных проблем. Сегодня уже очевидно, что она является ошибочной или представляет собой сознательное искажение действительности. Столкновения, кровопролитие в Бахрейне, Сирии, Йемене, Судане, Ливии не имеют никакого отношения к израильско-палестинскому конфликту.

Во-вторых, основной причиной потрясений в регионе являются не евреи, не сионисты, не палестинская проблема, а разочарование широких арабских масс в собственных режимах. В эпоху интернета, смартфонов, имейлов уже невозможно фильтровать информацию. Молодежь видит, как живут люди на Западе, и сравнивает это со своей действительностью. Речь идет о громадном разрыве между богатой верхушкой и широкими массами, об отсутствии всяких перспектив у 90 процентов

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/_%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B2%D1%8C%D1%8E_%D0%BB%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0_%D0%BD%D0%B4%D0%B8__%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0_%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку