«End game» по-Либерману

«End game» по-Либерману

Израиль не может рассчитывать на уважение других, если не будет уважать себя – таков краеугольный камень политики главы МИДа.

За тот год, что Либерман не находился во главе МИДа, дипломатический корпус был несколько дезориентирован. Внешнеполитическое ведомство стало отклоняться от концепции, определенной Либерманом, не столько инициируя, сколько реагируя на происходящее. Некоторые внешнеполитические шаги выглядели, мягко говоря, не продуманными – например, извинение перед Эрдоганом. Это не только не сблизило позиции с Турцией, но обернулось новыми антиизраильскими эскападами и провокациями лидера турецких исламистов.

Возвращение Либермана позволит МИДу продолжить тот курс, который был начат пять лет назад и основывается на нескольких принципах.

Принцип первый – «многовекторный подход» с упором на диверсификацию. «Не только Вашингтон и Лондон, но и Сан-Паулу и Астана, должны быть в фокусе нашего пристального внимания», - охарактеризовал его Либерман.

Этот подход за короткий срок принес Израилю дипломатические дивиденды. Были восстановлены прерванные контакты со странами Африки и Латинской Америки; вышло на новый уровень сотрудничество с дружественными Израилю странами Восточной Европы и бывшего Советского Союза; начал формироваться блок с Грецией, Кипром и балканскими странами, как и Израиль, опасающимися неоосманских устремлений Эрдогана. Для Израиля, занимающего круговую оборону в ООН, позиция этих государств в некоторых случаях оказывалась решающей. Так, во время повторного голосования в ООН по отчету Голдстоуна Македония стала одной из семи стран, выступивших в поддержку Израиля. В сентябре 2011 года Босния предотвратила необходимость американского вето, которого так старался избежать Обама.

Либерман содействовал появлению на международной арене нового дружественного Израиля государства – христианского Южного Судана, располагающего огромными запасами нефти и представляющего прямую угрозу исламистскому режиму в Хартуме. Не случайно толпы народа выходили на центральную площадь в Джубе (столице Южного Судана) с национальными и израильскими флагами.

Он существенно укрепил отношения с такими странами, как Казахстан и Азербайджан, которые крайне заинтересованы в сотрудничестве и смогут стать со временем заменой Турции. Сам факт близости Азербайджана к Ирану и враждебность к режиму аятолл делает эту страну уникальным союзником Иерусалима.

Одновременно Либерман добился присоединения Израиля к ряду авторитетных международных организаций, - прежде всего, вступления в «престижный клуб государств» OECD (Организация экономического сотрудничества и развития) в 2010 году, куда входят всего 34 государства.

Второе правило Либермана в том, что страна ни в коем случае не должна отказываться от национального достоинства. Самоуважение в мире, а особенно – на Ближнем Востоке, по-прежнему воспринимается, как краеугольный камень внешней политики. Любое отступление от этого правила воспринимается, не как гибкость, миролюбие и готовность к компромиссу, а как слабость, неуверенность и боязливость – со всеми вытекающими из этого печальными последствиями. Переговоры в Акабе в 2000 году не принесли успеха Бараку, хотя он не «заметил» там отсутствие израильского флага. Как и переговоры до этого в Шефердстауне возле Вашингтона в январе 2000 года, где сирийский министр иностранных дел Фарук аш-Шараа демонстративно игнорировал Барака. Когда в сентябре 2011 года на границе с Синаем погибли пятеро египетских пограничников, а взвинченная толпа в Каире сорвала флаг с крыши посольства Израиля, тот же Барак (тогда министр обороны) был готов согласиться на посольство «без флага» - чтобы не «обострять ситуацию». Единственным, кто категорически выступил против этого унижения, был Либерман, и флаг был водружен над посольством.

Либерман верит, что Израиль не должен постоянно извиняться, сносить поучения, оплеухи и оправдываться. Перед всеми и за все. Он жестко отреагировал на нападки скандинавов. «Жаль, что шведский МИД не вмешивается, когда речь идет о кровавом навете против евреев, и это напоминает позицию Швеции во время Второй мировой войны, когда она тоже стояла в стороне», - заявил Либерман после появления статьи в таблоиде «Афтонбладет», что израильские военнослужащие вырезали в Газе органы у палестинцев на продажу. «Мы удивлены тем, что норвежское правительство собирается с помпой отмечать годовщину Кнута Гамсуна – поклонника Гитлера», - парировал он норвежцам на их выпады в адрес Израиля.

Впервые за последние 20 лет МИД потребовал от европейских правительств разъяснить, на каком основании они финансируют антиизраильские группировки. Либерман отказался встречаться с президентом Бразилии, не пожелавшим возложить венок на могилу Герцля, но почтившим могилу Арафата, и не принял своего коллегу из Аргентины из-за планов «положить под сукно» дело о причастности Ирана к взрывам израильского посольства и еврейского культурного центра в Буэнос-Айросе.

«Они начинают ерзать на стульях, когда я задаю им «неудобные вопросы». Но почему мы должны выступать в роли пай-мальчиков?, - спрашивает он. - Если Израиль не будет уважать себя, то, как можно ожидать уважения от других – в том числе, от своих друзей и потенциальных союзников?».

Третий концептуальный момент – ясное видение причин и следствий «палестинского конфликта». По мнению Либермана, главная проблема Израиля – отсутствие собственной ясной позиции, или «энд гейма» по-английски («End game»). «У ПА есть своя четкая модель решения конфликта: уход Израиля к границам 67-го года, раздел Иерусалима, возвращение беженцев. У нас нет такой модели, и это серьезно осложняет наше положение».

Либерман не пытается уйти от ответов, как бы они не были неприятны многим в Израиле: Абу-Мазен не может считаться партнером по переговорам. Его цель – подорвать позиции Израиля, а не заключить взаимовыгодное соглашение. Он не легитимен даже в ПА, где давно уже «просрочил» свой президентский срок; коррумпирован и потерял авторитет в собственном ФАТХе. Такой лидер не может гарантировать соблюдение каких-либо договоренностей, даже если бы и хотел. Но подлинный мир с Израилем – последнее, что он хочет.

Главное качество Либермана – то, что он не боится плыть против течения. «Очень легко давать популярные в мире обещания. Если бы я говорил о «болезненных компромиссах», как Барак, меня и приветствовали бы, как Барака. Куда труднее стоять на своих позициях и говорить правду мировым лидерам», - признался он как-то. В ситуации, когда Израилю придется противостоять массированному давлению администрации США и ЕС, эти качества окажутся востребованы, как никогда.

Александр Майстровой, "Вести"