Никто, кроме нас, этого не сделает

Никто, кроме нас, этого не сделает

Выступление Авигдора Либермана на встрече с активистами НДИ в Нацрат-Илите

Шесть предвыборных «дел»

Мы создали партию НДИ в 1999 году и пошли на выборы. Тогда мало кто верил, что организовавшись в последний момент, мы добьемся успеха. Но были и те, кто верил в нашу победу: следственный отдел нашей доблестной полиции. Поэтому буквально за две недели до дня голосования господином Мизрахи против нас было состряпано «дело» и подано первое обвинительное заключение.

С тех пор мы участвовали в выборах ровно шесть раз. Все шесть раз на нас открывали «дело». Как только объявляли новые выборы, тут же Либерман снова становился подследственным. Такая вот «случайная закономерность». Что же произошло сейчас?

После семнадцати лет расследований «дела Либермана полиция», должно быть, пришла к выводу, что этот фигурант для нее слишком «крепкий орешек» и решила взяться за всех, кто вокруг него. По выверенной традиции, через неделю после объявления досрочных выборов сразу целый ряд ключевых фигур в НДИ были арестованы, начались какие-то несусветные действия, которые было трудно объяснить.

Сегодня, задним числом, можно предположить, что полиция знала: внутри ее самой назревает громадный скандал. Единственное реальное «дело», которое сегодня существует, это «дело» сексуальных маньяков в самой полиции. Семь полицейских генералов отстранили, пришла очередь восьмого – начальника полиции Беэр-Шевы, который любил приставать к беременным женщинам. На фоне всего этого бреда в полиции решили арестовать Борю Юдиса и еще пару людей, чтобы как-то отвлечь внимание от скандала.

Мы более чем уверены: это обыкновенный политический «наезд». Особенно хорошо это понимаешь, когда читаешь ангажированную прессу, близкую к полицейским кругам. Вы все наверняка знаете Давида Годовского с грозным прозвищем Дауд. Я читал две недели назад в газете «Исраэль а-Йом» статью известного обозревателя Моти Гилада, который занимается криминальной хроникой. На двух полосах он описал Дауда так, что Джон-Джихадист из «Исламского государства», который отрубает головы,  по сравнению с Даудом просто мальчик. По описанию Гилада, Дауд гораздо страшнее.

Что было сделано за эти годы

Но, если серьезно, давайте посмотрим, что было сделано за эти годы. Я попытался пробежаться по всем нашим достижениям, по всем законопроектам. Если начну их перечислять, нам придется остаться здесь до утра. Напомню только несколько самых важных вех в нашей деятельности.

Одна из них – это проект КАМЕА, программа абсорбции ученых высокой квалификации. Я начал его еще в 1996 году, будучи главой канцелярии главы правительства. В предыдущей каденции, когда уже после стольких лет было ясно, что наши чиновники не хотят признать проект КАМЕА, когда каждый раз заново надо было выбивать бюджет вместо того, чтобы внести эти средства в основной проект госбюджета, мы устроили настоящую войну. И только угрожая провалить утверждение государственного бюджета, нам удалось отстоять финансирование этого проекта. С тех пор проект КАМЕА – это реальность, и сегодня все ученые, которые приезжают в Израиль, знают, что им гарантирована возможность исследований, и они вносят громадный вклад в нашу науку и промышленность.

Благодаря нашей инициативе был отменен налог на теле-радиовещание для солдат-одиночек и всех пенсионеров, кстати, не только русскоязычных.

В Кнессете прошлого созыва Моше Маталон провел специальный закон, и мы увеличили вдвое пособие демобилизованным солдатам с 10 до 20 тысяч шекелей.

Только благодаря Софе Ландвер впервые в 2011 году была сделана привязка корзины абсорбции к индексу цен, и с 2011 года корзина абсорбции выросла на 15 процентов.

Могу также напомнить специальный проект Софы Ландвер об особой помощи тем, кто репатриируется с Украины, – 15 тысяч шекелей каждому. Репатриантам с Украины к настоящему времени выплачен 21 млн. шекелей.

Можно напомнить о специальных трех группах репатриантах, права которых приравняли к тем, кто пережил Катастрофу:

- ветераны Второй мировой войны;

- "чернобыльцы";

- узники Сиона.

Они получают особые пособия, и их не лишают права на остальные пособия – т.е. нет двойного налогообложения. Это добавило каждому по 3600 шекелей в год. То же самое сделано для всех активистов алии, которым выплачивают одноразовое пособие – 7200 шекелей. К настоящему моменту 247 отказников были признаны специальной комиссией и получают эту помощь.

Могу напомнить также о проекте "карка хума" – это 4 тысячи единиц социального жилья; весной будет завершено их строительство в Ришон ле-Ционе, Кирьят-Оно и Кфар-Сабе. Люди получат социальное жилье, и им не нужно будет ругаться с квартиросдатчиками.

Увеличено пособие матерям-одиночкам  для съема квартир с 600 до 2050 шекелей. Для колясочных инвалидов увеличено пособие до 3000 шекелей на съем жилья.

И это перечисление можно продолжать бесконечно.

Осколки «стеклянного потолка»

Но главное – не те законы и льготы, которые приняты по нашей инициативе, а наша интеграция в общество. Мы первыми пробили "стеклянный потолок". Мы добились, что целый ряд наших соотечественников заняли ведущие посты в государстве. Гендиректор РЭКА Дорит Голендер заняла должность посла в Москве; Йосиф Шагал – посол в Беларуси; нынешний мэр Кацрина  Дима Апарцев был гендиректором министерства абсорбции; Алекс Вижницер занимал ключевые управленческие должности во главе крупных государственных компаний.

То, что мы пробили "стеклянный потолок", видимо, очень мешало нашей полиции.

Мы защищаем интересы репатриантов

И нам есть, что представить избирателям. Мы 16 лет создавали муниципальную структуру – и мы создали ее.

НДИ представлена на всех уровнях: на уровне правительства и Кнессета, на муниципальном уровне, в Сохнуте. Мы – партия, которая защищает интересы репатриантов и алии - не на словах, а на деле.

Как увеличить «пирог»

Чем мы отличаемся от остальных? Мы слышим во время предвыборных кампаний, что нужно выделить деньги на те или иные нужды. Это хорошо, но откуда брать средства? Мы сталкиваемся с трудной альтернативой – на что дать бюджет: "Железный купол" или "корзину лекарств" для хронических больных. Как бы мы не делили этот пирог, его на всех не хватит. Основная задача – не как делить пирог, а как его увеличить.

Израиль производит 260 млрд. долларов – местный валовый продукт.  Бюджет - около 100 млрд. долларов. Задача в том, как увеличить наш пирог с 260 до 360 млрд. долларов.

Больницы переполнены; ясли и детские сады бастуют, поскольку они тоже переполнены; социальные работники не справляются. Все правы. Но денег на все и на всех не хватает.

Как еще увеличить бюджет? Самый яркий пример – отмена визового режима. Я помню, какие были скандалы, когда мы потребовали отмены визового режима с Россией. Но это не только очень помогло нашим соотечественникам, но и принесло огромные доходы государству.

Когда мы начали процесс отмены визового режима, в год приезжали 160-170 тысяч туристов из России; сегодня приезжают около 700 тысяч туристов из России и Украины. А каждые сто тысяч туристов - это 200 млн. долларов поступлений в казну. Умножьте на пять - получается миллиард долларов чистого дохода. А это, в свою очередь, 4000 рабочих мест: официанты, повара, водители, гиды и т.д. Так увеличивается пирог. Сколько было криков! Нам говорили, что Израиль заполнят преступники и проститутки – в чем только нас не обвиняли?!

Когда мы начали добиваться отмены визового режима с Украиной, повторилась та же самая история. Ицхак Аронович запросил у генерального инспектора полиции данные, сколько нелегалов из России осталось в Израиле. Он отказался предоставить эти данные. Под давлением Ароновича мы их получили и только после этого смогли добиться отмены визового режима с Украиной. Теперь Софа Ландвер добивается отмены визового режима с Беларусью, и опять та же история. Хотя уже отменены визовые режимы с Грузией и Молдовой.

Только вчера министр культуры Лимор Ливнат от "Ликуда" заявила, что знает, "зачем это нам все нужно". Зачем? Все те же упреки и обвинения. Это только – свидетельство косности нашего истеблишмента. Тем не менее, мы намерены добиться отмены визового режима с Беларусью, и это будет еще один шаг вперед.

Сегодня невозможно представить себе нашу туристическую инфраструктуру без туристов из стран СНГ. Это – огромные поступления в бюджет.

Изменение системы власти

Теперь о досрочных выборах. Нам приходится выбирать каждые два года. Чего можно добиться министрам за два года? Еще два месяца уходит на формирование правительства. Потом начинается правительственный кризис, правительство распускается, все проекты замораживаются. Вся эта система абсолютно неэффективна. Единственная партия, которая с самого начала последовательно настаивает на изменении системы власти, - это НДИ.

Нам удалось уже кое-что сделать и в этой области. Например, значительное сокращение министров. В следующем правительстве будет только 18 министров и 4 зам.министра. Никаких министров без портфеля. Раньше было 27 министров, из них 10 без портфеля, 8 замминистров. У каждого – своя канцелярия, помощники, бюджеты. Наша реформа способствовала более эффективному и скромному управлению. В Швейцарии – семь министров. Зачем нам 27 министров? Я надеюсь, этот закон не будет изменен после выборов из-за коалиционных соображений.

Нам нужно обеспечить стабильность политической системы. В США нет никаких досрочных выборов – если президент доказал себя, то переизбирается, нет – уходит на заслуженный отдых. Там не может быть ситуации, когда министр строительства занимается вопросами безопасности. Это не имеет никакого отношения к демократии и диктатуре – это эффективная система власти. У нас сразу начинают приклеивать ярлыки, что я якобы хочу создать систему «как у Путина». Я хочу систему, как в США или Швейцарии.

Опасайтесь подделок

В "Ликуде" уже тоже заговорили об изменении системы власти. И так во всем.

Как только Софа Ландвер проводит решения о праздновании Победы над фашистской Германией, Нетаниягу тоже организует встречу с ветеранами.

То же самое с арабскими лидерами, выступающими против Израиля, в поддержку "Хизбаллы", ХАМАС, "Исламского движения". Мы инициируем против них законы, запрещающие их деятельность, а за нами сразу же следуют другие партии, например, "Еврейский дом".

Партия "Еш атид" тоже вспомнила, что есть репатрианты из бывшего СССР. Когда они занимали ключевые посты, они об этом не вспоминали.

Мы – единственная партия, которая последовательно и четко отстаивает свою точку зрению, зачастую вразрез с устоявшимися воззрениями. И мы готовы платить цену за свои принципы.

Восстановить потенциал сдерживания

Меня спрашивают, почему я требую пост министра обороны? То, что происходит в последнее время, просто не допустимо. Как отреагировали иорданцы на сожжение их пилота? Немедленно и очень жестко. У нас убили двух военнослужащих, и мы решили промолчать, стерпеть! И это самая сильная армия на Ближнем Востоке?!

Чем закончилась операция "Несокрушимая стена"?  50 дней мы воевали против кучки террористов, и они по-прежнему решают, когда нарушить жизнь в нашей стране, инициатива всегда в их руках. Они похитили и убили трех наших подростков, начали обстреливать нас ракетами. 4 млн. человек каждый день бежали в бомбоубежища, мы закрыли аэропорт, была парализовали  нормальная жизнь. Министр обороны говорит, что ХАМАС на коленях, а в это время мы видим парад в Газе, видим, как они производят беспилотники и запускают ракеты, восстанавливают туннели, осуществляют новые разработки, и мы спокойно на это смотрим со стороны.

Так не может продолжаться! Наша задача – обеспечить безопасность своим гражданам, чтобы никто не смел нас провоцировать. Я спросил своего китайского коллегу, как бы в Китае реагировали, если бы в их сторону запустили ракеты, и он только усмехнулся. Все понимают, как бы повел себя Китай.

Настало время вести себя точно также. Посмотрите, что происходит в Сирии, Ливии, Ираке. На Ближнем Востоке нужно вести себя совершенно иначе. Хочешь мира – готовься к войне. Нельзя бросаться пустыми обещаниями.

Когда мы выходили из Ливана, Эхуд Барак сказал, что если оттуда раздастся хотя бы выстрел, весь Ливан будет полыхать. С тех пор была вторая ливанская кампания, десятки наших солдат и офицеров погибли и были ранены – это самое страшное из того, что может быть.

Когда мы идем выбирать правительство, важно понимать – кто просто обещает, а у кого слово это слово.

Мы поименно вспомним всех...

Сегодня в "Ликуде" все правые и жесткие. Но кто голосовал за размежевание, за эвакуацию 10 тысяч наших поселенцев? Я помню, сколько нам всего этого стоило, как мы выступали против этих шагов. Юра Штерн заболел тогда – настолько он принимал все это близко к сердцу.

Сегодня все очень легко проверить, кто голосовал «за» и кто «против». Нетаниягу голосовал за размежевание, Юваль Штайниц, Сильван Шалом, Лимор Ливнат, Исраэль Кац, Цахи Анегби – «за». Вся партия НДИ – «против». Поэтому, когда нам пытаются читать мораль, я напоминаю, кто и как голосовал за размежевание.

А кто передал Хеврон палестинцам?

Голосуем за своих

Нужно четко понимать и помнить это. Память нашего избирателя очень коротка. Когда возникают проблемы – бегут к нам, а когда нужно голосовать – к кому угодно.

В медицинском туризме заняты 11 тысяч человек, 90 процентов – наши бывшие соотечественники. Кто бился за них? Кто отстаивал эту отрасль? Только НДИ. Вся прогрессивная пресса чего только не вменяла нам! Мы понимали, что, во-первых, это хорошо для Израиля, а во-вторых, в медицинском туризме заняты наши соотечественники. И, конечно же, я говорю: когда было плохо – вы прибежали к нам, но помните об этом, когда пойдете голосовать. Это ваш кусок хлеба; спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Если мы не будем достаточно сильны, эту отрасль задушат на следующий день.

Наши задачи - социоэкономика

Последний вопрос: где наше будущее, каковы наши перспективы?

Можно говорить «микро» и «макро». Чем мы собираемся заниматься в Кнессете 20-го созыва? Есть две темы.

Первая – признание рабочего стажа для тех, кто приехал в возрасте 45 лет и старше. Получается парадокс: человек отработал более 20 лет в России, Беларуси, Молдове, работает в Израиле, заканчивает в возрасте 65-67 лет, но предыдущий стаж ему не признают. То, что он наработал – меньше, чем пособие по безработице. У него аховое положение, так как он взял машканту и купил квартиру. Нужно добиться пенсионной реформы, чтобы признать его пенсионный стаж или компенсировать отсутствие этого рабочего стажа в стране исхода.

Вторая главная задача – все, что связано с компаниями по найму, "кабланей коах-адам". Кто самый большой подрядчик этих компаний? Это – государство. Когда мы пытались ликвидировать эти коах-адам для учителей (ведь наше преимущество и будущее в образовании!), это проект провалили министр финансов и министр образования, Яир Лапид и Шай Перон.

Кто был инициатором закона? Шимон Охайон от НДИ.

Это два ключевых направленя.

Наши задачи – внешняя политика и безопасность

Что касается «макро»... Невозможно все время жить на вулкане, бегать в бомбоубежища, каждый год вести войны. Посмотрите: вторая ливанская кампания, три операции в Газе. Каждые два года – у нас военная операция. Жизнь парализована, ракеты ХАМАСа достигают Хадеры. Жить и планировать развитие целых отраслей невозможно. После недавних событий на северной границе все заказы в цимерах были отменены.

В чем наша главная ошибка? Все эти годы мы говорим о решении палестинской проблемы. Честно скажу: палестинцы меня не волнуют. Меня волнуют евреи и государство Израиль. Но 22 года мы все время тупо идем по одной и той же траектории и заходим в тупик. Соглашение в Осло было подписано в 1993 году, и каких только не было хороших премьер-министров и министров иностранных дел. Не как я, а намного лучше: и Перес, и Ливни, и Ольмерт, и Шарон.

Помните, как сказал Альберт Эйнштейн: Что такое идиотизм? Это когда каждый раз делаешь одно и тоже действие, ожидая другого результата. Это то, что происходит с нами.

Переговоры с палестинцами не получаются, и мы удивляемся, почему мы не можем подписать соглашения? У нас конфликт не с палестинцами, а с арабами. Так началось в конце позапрошлого века, когда первые халуцим приехали сюда из России и Польши. Тогда не было терминов "палестинское государство" и "палестинский народ", но конфликт уже был. Были Тель-Хай, погромы в Хевроне, погромы в 30-х годах, вторжение арабских армий на следующий день после провозглашения Государства Израиль. Конфликт начался как конфликт с арабами, и также он должен разрешиться.

Я говорю о трехмерном решении конфликта: с арабскими странами, израильскими арабами и палестинцами. Это должна быть пакетная сделка. Палестинская проблема – головная боль. Вокруг нас находятся лагеря палестинских беженцев – два миллиона человек, живущих в ужасающих условиях. Из Кувейта палестинцы сюда не приедут, приедут те, кто живут в Сирии, а там самый большой лагерь беженцев Ярмук – там погибли и были замучены тысячи людей, и никто не пикнул по этому поводу. Они захотят приехать в Иудею и Самарию – по минимальным оценкам, 700 тысяч беженцев. Им нужно создать минимальные условия. Как мы прокормим 750 тысяч этих людей в ПА?

Какое расстояние между Калькильей и Кфар-Сабой? Всего 60 метров.

В чем же наше решение? Должно быть региональное решение вопроса. Прямые рейсы в Абу-Даби, Эр-Рияд, Кувейт. Полноценные торговые и дипломатические отношения с арабским миром. У них огромные финансовые возможности, у нас есть хай-тек, научные разработки, это дает огромный потенциал для сотрудничества, развития нашей экономики. Плюс сотрудничество в борьбе с террором, сборе разведданых. Нам это открывает двери для участия в международных форумах. Арабы обладают огромным влиянием в Организации Неприсоединившихся государств (очень недружественная нам структура), и их позиция может изменить положение дел в нашу пользу.

Впервые созданы условия для сближения. Впервые умеренные страны арабского мира поняли, что главная угроза для них – не Израиль, не сионизм, а радикальные исламские движения: ИГ, "аль-Каида", "Джабхат ан-Нусра", ХАМАС, "Хизбалла".

Созданы условия для регионального решения вопроса. Палестинская тематика существует, но только в контексте общего решения. То же самое и проблема израильских арабов. Почему мы соглашаемся, чтобы Ханин Зуаби и Ахмад Тиби были членами Кнессета? Пусть они будут членами палестинского парламента, и пусть Абу-Мазен платит им зарплаты и пособия.

То, что я говорю – не теория, и не фантазии. Если бы не выборы, мы могли бы достичь соглашения к концу 2015 года. Было уже много неофициальных контактов. К сожалению, из-за выборов они прекратились.

Сегодня и у нас, и у умеренных арабских стран есть возможность достичь соглашения. Мы достаточно близки в своем подходе.

Если у нас будет достаточно мест в парламенте, нам удастся этого добиться. Ради государства, ради будущего наших детей 17 марта не забудьте опустить в избирательную урну бюллетень с буквой "Ламед". Мы голосуем за НДИ и получим, как минимум, 16 мандатов.

 

[wpdevart_facebook_comment curent_url="http://ndi.org.il/liberman-natzrat-illit/" order_type="social" title_text="" title_text_color="#000000" title_text_font_size="22" title_text_font_famely="monospace" title_text_position="left" width="100%" bg_color="#d4d4d4" animation_effect="random" count_of_comments="3" ]

Подписаться на рассылку